Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Философия arrow Политическая философия и социология

Институционализация социологии

Во второй половине XIX в. социология утвердилась в качестве самостоятельной науки с собственным понятийно-категориальным аппаратом, методологией и методами исследования. Этот период в интеллектуальной истории Запада – время почти всеобщего увлечения успехами естествознания и расцвета позитивистско-натуралистического мировоззрения, под определяющим влиянием которого развивалась тогдашняя социология. В этом направлении заметную роль сыграл известный английский философ и социолог того времени Г. Спенсер.

Во многих отношениях Спенсера можно считать продолжателем традиции О. Конта. Он развил многие идеи основателя позитивизма, прежде всего его установки на использование в философии и социологии методологии и методов естественных наук, а также представления об обществе как целостном социальном организме.

Спенсер создал ряд фундаментальных трудов по философии, социологии, психологии и другим социальным и гуманитарным наукам. Наиболее известными из его трудов являются "Принципы социологии", "Опыты научные, политические и философские", "Система синтетической философии", "Основные начала".

Спенсеру принадлежит главная заслуга в разработке органической теории общества, согласно которой общество, как и природа, имеет свои непреложные законы развития, в силу чего оно может и должно стать объектом строго научного наблюдения и исследования. На этом основании он концентрировал внимание на выявлении и обосновании общего, объединяющего начала законов природы и истории человечества с точки зрения эволюционной теории.

Суть теории эволюции Спенсера сводится к следующим постулатам.

Во всех сферах общественной жизни имеет место, с одной стороны, дифференциация, с другой – интеграция: разделение труда ведет к дифференциации общества, а интеграция объединяет людей в государство, посредством которого они могут удовлетворять и защищать свои интересы. Соответственно, единство и общность в общественной жизни возникают отнюдь не как результат целенаправленных действий людей, а в силу непознаваемых закономерностей и скрещения воль и стремлений отдельных людей. Результатом изменений становится переход не просто от однородности к разнородности, а от неопределенной однородности к определенной разнородности.

На этом основании Спенсер сформулировал тезис о единстве интеграции и дифференциации общества[1]. "Что такое социальная эволюция?" – ставил вопрос Спенсер. И отвечал на него в том духе, что социальная эволюция есть прогрессивное развитие общества по пути усложнения и совершенствования деятельности социальных институтов, прежде всего политических[2].

Г. Спенсеру принадлежит введение в научный оборот понятия "социальный институт", который рассматривался им как орган общественного суперорганизма, делающий возможным совместную жизнь и сотрудничество людей. Он выделял шесть категорий институтов: семейные, обрядовые, политические, церковные, профессиональные и промышленные. Каждый из них выполняет в обществе определенные функции в зависимости от характера общественного устройства

Частью этой трактовки стала анаюгия между биологическим организмом и обществом как социальным организмом. Согласно Спенсеру, общество, подобно организму, растет, дифференцируется в структуре, специализируется в функциях, выделяет из себя части, способные к самостоятельному существованию. При этом он выделил два уровня эволюции: макро- и микроэволюцию. Значимость такого подхода станет очевидной, если учесть, что некоторые положения теории микроэволюции, предложенные Спенсером, в тех или иных формах нашли дальнейшее развитие в одном из современных научных направлений, а именно в синергетике – учении о самоорганизации.

Если вплоть до 80-х гг. XIX в. основные тенденции развития социологии находились под влиянием позитивизма, то такое положение уже нс соответствовало тем кардинальным изменениям, которые к тому периоду произошли в общественно-политической жизни и сфере социальных и гуманитарных наук западных стран, в том числе России. Касаясь этого вопроса, Б. А. Кистяковский писал в 1902 г.: "Когда во второй четверти прошлого столетия под влиянием внешних успехов естествознания этот тип мышления был положен в основу целой философской системы позитивизма, то вскоре вслед за тем и обнаружилось не только все его убожество, но и громадный вред, приносимый им дальнейшему развитию науки. Всякий, кто ограничивает себя только этой формой мышления, отрезает себе путь к познанию социального мира в его целом, или, вернее, – тех его особенностей, которые отличают его от мира природы"[3].

Институционально социология начала оформляться в самостоятельную отрасль знания в последние десятилетия XIX столетия. Именно тогда в Европе возникли первые факультеты и учебные заведения, в которых готовили ученых-социологов. Среди них можно назвать Стокгольмскую свободную школу общественных наук (1890), социологический факультет Лондонского университета (1898), Миланскую свободную школу общественных наук (1897), Свободный колледж социальных наук в Париже (1898), возникшую на его базе Свободную высшую школу общественных наук в Париже (1900).

Тогда же начали формироваться теоретические и методологические предпосылки политической социологии. В работах В. Парето, Г. Моски, М. Острогорского, Р. Михельса, а также Э. Дюркгейма, Г. Зиммеля, М. Вебера, М. Ковалевского, Ч. Мерриама, А. Бентли и др. были выдвинуты идеи и концепции, а также методологические подходы к изучению социальных оснований мира политического.

В. Парето и Г. Моска выдвинули теорию "циркуляции элит". Р. Михельс, проанализировав историю и деятельность социал-демократической партии Германии, вывел свой железный закон олигархии. Согласно этому "закону", для крупных бюрократических организаций характерна тенденция к сосредоточению власти в руках узкой олигархии.

Как считал Г. Зиммель, социология должна утверждаться не традиционным путем выбора "не занятого" другими социальными науками предмета, а как метод науки, не обладающей своим собственным содержанием. Главную задачу этой дисциплины он видел в изучении закономерностей, недоступных другим наукам, выявлении чистых форм "социации", или общения. За ними должны последовать их систематизация, психологическое обоснование и описание в историческом развитии.

Такой подход, по мнению Зиммеля, гарантирует четкость отделения социологии от других социальных наук, поскольку она изучает чистые формы "социации", в то же время позволяя провести границу между науками об обществе.

Крупный французский ученый того периода Э. Дюркгейм был убежден в том, что социология занимает центральное место в системе общественных наук. По его мнению, она представляет собой науку о социальных фактах, каковыми является всякий образ действия, независимо от того, определен он четко или нет.

Обосновывая в своих работах "О разделении общественного труда", "Самоубийство", "Элементарные формы религиозной жизни" и др. тезис о разделении труда в современном ему обществе, Э. Дюркгейм подчеркивал и выделял аспект солидарности, рассматривавшейся им как ось, вокруг которой строится весь анализ разделения труда. По его мнению, она служит в качестве высшего морального принципа, высшей ценности, признаваемой всеми членами общества.

Таким образом, в отличие от Маркса Э. Дюркгейм считал, что общественное разделение труда не разъединяет, а связывает людей отношениями взаимной зависимости и порождает их органическую солидарность. Предприниматели зависят от наемных работников как источника рабочей силы, а наемные работники зависят от предпринимателей как источника заработной платы. К тому же, появившись на свет, отдельно взятый индивид находит готовыми ценности, законы и обычаи, правила поведения, религиозные верования и обряды, язык и т.д., вырабатываемые коллективным сознанием людей. На этом основании Дюркгейм рассматривал солидарность как естественное, нормальное состояние общества, а классовую борьбу как патологическое состояние.

Одно из ключевых мест как в разработке теорий общественно-исторического развития, так и институционализации политологии, политической философии и политической социологии сыграл М. Вебер, который концентрировал внимание на внутренних факторах социального действия. Он разработал концепцию поведения человека, ориентированного на других людей. Согласно Веберу, предметом изучения социологии должны быть только те социальные действия, которые осмыслены человеком с точки зрения целей и средств их достижения и ориентированы на других субъектов[4]. При этом он особо подчеркивал, что идеи, ценности, представления, привычки людей влияют на характер их поведения в обществе не в меньшей степени, чем экономические условия.

Свой подход М. Вебер называл понимающей социологией, суть которой он видел в понятном истолковании тех регулярностей или устойчивых структур, которые обнаруживаются в человеческом поведении. Понимание означает "интерпретирующее постижение... некоего часто повторяющегося явления"[5], утверждал он. При этом Вебер различал исторический и социологический идеальные типы. "Социология... создает понятия типов и ищет общие правила событий в противоположность истории, которая стремится к каузальному анализу... индивидуальных, важных в культурном отношении действий, образований, личностей"[6].

В конце века обнаружились тенденции к росту влияния психологических идей в трактовке социальных явлений. Этому в значительной степени способствовал тот факт, что индивидуальная психология стала дополняться коллективной психологией, которая дала толчок к формированию в дальнейшем социальной психологии. Если в первой половине XIX в. психологию считали простой конкретизацией философии, то эти изменения дали известному психологу В. Вундту повод утверждать, что "вся наша философия это современная психология".

В тот период коллективно-психологические или социально-психологические трактовки общественно-политических реалий получают все более возрастающее значение. Можно сказать, что ряд исследователей начали отдавать предпочтение психологизму перед натурализмом. Не избежали этого поветрия и социологи, которые стали проявлять все возрастающий интерес к проблемам мотивации и психологическим механизмам социального поведения. Постепенно сложилось психологическое направление в социологии.

В этом направлении пальма первенства принадлежит известному французскому социальному психологу и социологу Г. Лебону, который одним из первых поставил своей целью обосновать феномен массы и теорию о наступлении эры господства масс.

Свою позицию Лебон развернуто разработал сначала в работе "Психология толп" (в русском переводе "Психология народов и масс" (1896), а затем в книгах "Психология социализма" и "Эволюция материи". Как утверждал Лебон, европейское общество вступает в новый период своего развития – в "эру толпы", когда разумное критическое начало, воплощенное в личности, подавляется иррациональным массовым сознанием.

Немаловажную роль в популяризации этого направления сыграл другой французский исследователь того периода Г. де Тард – автор книг "Законы подражания" (1890), "Социальные законы" (1898), "Этюды по социальной психологии" (1898), "Мнение и толпа" (1902) (русский перевод "Общественное мнение и толпа") и др. Он считал бесплодными любые аналогии общества с биологическим организмом или механическим агрегатом. Социология, утверждал Тард, – это "просто коллективная психология".

  • [1] Спенсер Г. Система синтетической философии. СПб., 1898. С. 125–126.
  • [2] Спенсер Г. Опыты научные, политические и философские. М„ 1998. С. 1309-1359.
  • [3] Кистяковский Б. А. "Русская социологическая школа" и категория возможности при решении социально-этических проблем // Кистяковский Б. А. Философия и социология права. СПб., 1998. С. 26.
  • [4] Вебер М. Основные социологические понятия // Вебер М. Избранные произведения. М., 1990. С. 603.
  • [5] Вебер М. Основные социологические понятия // Вебер М. Избранные произведения. М., 1990. С. 609.
  • [6] Там же. С. 545.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Популярные страницы