Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Философия arrow Политическая философия и социология

Взаимосвязь и взаимодополняемость рационализма и иррационализма

Как уже отмечалось, в основе рассмотренных в данном разделе материй лежат начала иррационализма, нежели рационализма. Иррационализм как бы базируется на убеждении в невозможности познания подлинной сущности предмета в целом. Для него мир вещей-в-себе и вещей-для-себя, существующих вне пространства и времени, вне причинно- следственных связей, иррационален. Мы можем изучать лишь явления, скользящие на поверхности, а не сущности, лежащие в их основе.

Неслучайно один из самых выдающихся представителей иррационализма А. Шопенгауэр подчеркивал, что познанный мир есть представление, что время, пространство, закон представляют собой формы нашего рационального знания и феноменального мира и поэтому они не имеют никакого отношения к подлинной сущности мира. Следовательно, мир явлений, т.е. наглядный мир рационален и, следовательно, он поддается изучению рациональными средствами: рассудком, разумом с помощью понятий, суждений.

Иррационализм объединяет разнородные философские системы и направления, выдвигающие на первый план те или иные внерациональные аспекты жизни человека: волю, непосредственное созерцание, чувства, настроения, эмоции. Одним из важнейших направлений иррационализма является интуитивизм, предполагающий вчувствование в объект исследования, рассматривая его как некую интуитивно постигаемую органическую целостность.

Таким образом, если для рационалиста разум есть универсальное средство изучения сущности вещей, то для иррационалиста разум, дающий рациональное знание о феноменальном мире, бесполезен и беспомощен для познания мира вещей-в-себе и вещей-для-себя. Он исходит из того, что в основу бытия заложены иррациональные силы, ускользающие от рационального познания.

Как говорится, "смертный грех" рационализма состоит в стремлении свести бытие всецело к феноменальному, в его раздроблении на некие овнешненные составляющие, подлежащему систематизации, исчислению, измерению, апробации. Однако сущность социального мира, человеческих сообществ, самого человека как социобиологического существа зиждется не только на рациональных, но также на иррациональных началах.

И. Кант совершенно справедливо говорил о несоответствии между рационалистическим видением окружающего мира и иррациональностью человека. Иррациональное же не поддается овнешнению, расчету, калькуляции, рациональному анализу.

При всем то, как справедливо отмечала Н. С. Мудрагей, "рациональное и иррациональное в их взаимозависимости и противоборстве не только не исключают, но и самым необходимым образом дополняют друг друга. Это – категории, одинаково важные и значимые для философского рассмотрения проблем бытия и познания. Но их взаимозависимость не исключает их непримиримого противоборства"[1]. Как представляется, при всей их противоречивости и кажущейся несовместимости рационализм и иррационализм одинаково важны и значимы для правильного понимания природы мира политического.

Смысл жизни коренится не только в рациональных, научных, поддающихся исчислению и строго научному анализу феноменах, но и в иррациональном, волевом, эмоциональном, характерологическом, которые не всегда и не обязательно поддаются такому анализу.

Обосновывая мысль о том, что время его поколения не было свободно от склонности к идолопоклонничеству, еще В. С. Соловьев отмечал, что, хотя мы и не поклоняемся солнцу, звездам, быкам, кошкам и собакам, тем не менее и у нас есть свои кумиры, не менее реальные, сколь недостойны они поклонения. Это рассуждение к нашему времени не менее верно, чем к тому времени, о котором говорил Соловьев.

В роли таких идолов как раз и выступают разного рода новые национализмы, вероисповедческие и секулярные фундаментализмы, поставленные на конвеерное производство знаменитости, замишуренные "звезды" из сфер телевидения, кино, средств массовой информации.

Мифы, традиции, обычаи в целом нерациональны по своей сути, по крайней мере в том смысле, что они не контролируются тем, что мы называем логическим. Порой они базируются скорее на вере, на убеждении, нежели на разуме, скорее на идеалах, чем на реальностях. Они составляют часть мира, в котором мы живем. Поэтому их нельзя отбрасывать как бесполезные фикции, заблуждения, как нечто нереальное. Они откладывают значительный отпечаток на формирование основных контуров и содержание картины мира людей.

Установить истинный смысл и содержание общественно- политической жизни можно лишь в том случае, если изучается не только сама объективная реальность, но и область мифологического, традиционного, оказывающая значительное влияние на формирование основных представлений людей об окружающем их мире.

  • [1] Мудрагей Н. С. Рацноналыюе-иррациональное: взаимодействие и противостояние // Исторические типы рациональности. Т. 1. М., 1995. С. 74.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Популярные страницы