Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Социология arrow Обществознание

Свобода и воля

Понятия "воля" и "свобода" часто путают. Свобода совпадает с ответственностью. Там, где я свободен, я и только я отвечаю за свои свободные действия. Но я и ответственен только там и тогда, где и когда я свободен. В ситуации свободы я и к другим людям отношусь, как к свободным. Как я могу стать свободнее? Только отнесясь к другим так же, как к таким же свободным людям, соотнеся свои интересы с их интересами, вступив с ними во взаимно свободные, т.е. ответственные отношения. Сделать это я могу не помимо воли других, а только учтя их интересы, переплетая их и так создавая реальные отношения. Свободное общество потому и богатеет, что оно есть общество взаимно ответственных отношений, взаимного удовлетворения взаимного спроса.

В ситуации же воли интересы других людей меня не интересуют. Социальное пространство в таком обществе не структурировано. В нем, как шары в пустом барабане, носятся люди со своими идеями о счастье, натыкаются друг на друга, отскакивают... Треску, шуму, грохоту много, а толку никакого до тех пор, пока не появится какой-нибудь суперсамозванец, который жестко выстроит всех по ранжиру своей воли. Итог ситуации свободы – созидание и творчество. Насилие – результат социальной жизни в ситуации воли.

Опыт российской истории есть опыт воли, но никак не свободы. Воли не только властной, самодержавной... Русская мечта о свободе – мечта о вольнице. Помещик плох – пожжем помещика, устроим "грабижку". Счастью народному царь мешает – убить царя. Крестьянскому счастью кулаки мешают – убрать кулаков. В духе построения коммунизма в романе А. Платонова "Чевенгур" говорится, что если коммунизм – это когда нет буржуазии – расстреляем буржуазию. А если нет реальной буржуазии, определим в нее тех, кто почему-то неугоден или просто не нравится. Удивительно, но счастье от всего этого не наступает.

Проблема счастья касается не столько мира внешнего, сколько мира внутреннего. Это не освобождение от среды, не отрешенность от внешних условий и рамок, а работа ума и души. Творческое созидание. Счастье – свобода, а нс воля. Полноценная свобода – осознанное переживание своей включенности в реальность, своей ответственности за нее, понимание того, что от тебя что-то зависит. Вольный – всегда лишний, выпадающий из бытия. Его ждут тоска и одиночество. Счастливым может быть только свободный человек, которого ждет полнота бытия.

Так, в конечном счете человек – хозяин собственной жизни. А если он жалуется на судьбу, значит отказывается от права быть этим хозяином. Что, впрочем, тоже решение, за которое придется отвечать.

Границы добра и зла

В первом приближении критерий различия добра и зла довольно ясен. Безнравственна личность, руководствующаяся по отношению к обществу представлениями о собственном достоинстве, и безнравственно общество, руководствующееся по отношению к личности представлениями о ее долге. И наоборот, нравственна личность, руководствующаяся по отношению к обществу представлениями о долге, и общество, руководствующееся по отношению к личности представлениями о ее свободе и достоинстве.

Долг – не извне вовнутрь, а изнутри вовне. Никто не вправе сказать, что человек должен. Долг – это дело личного выбора. По общество может задать правила игры, которые можно принять или не принять со всеми вытекающими последствиями. Такие ограничители довольно хорошо известны. Цивилизация постепенно вырабатывает и формулирует их все более четко. Классический и всем известный пример – уголовное право. Ограничителем политического самозванства является демократия и особенно правовое государство. И сфера ограничителей продолжает расширяться. Еще сто лет назад с пафосом декларировалась идея отсутствия запретных тем и проблем для научного познания. В наши дни стала очевидной проблема ограничения некоторых тем, некоторые технологии в биоинженерии тому примеры. Допустимы ли исследования и эксперименты по синтезу генов человека и животных?

Главной задачей при этом оказывается, с одной стороны, обеспечение терпимости (толерантности) к различным формам самоутверждения, а с другой – ограничение покушений на свободу других. Немецким философом И. Кантом были предложены формулировки основного закона нравственности:

  • категорический императив – "поступай только согласно такой максиме (правилу), руководствуясь которой ты в то же время можешь пожелать, чтобы она стала всеобщим законом";
  • практический императив – "поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице, и в лице всякого другого так, как к цели, и никогда не относился бы к нему только как к средству".

Категорический императив выражает сущность любой морали, поскольку любое проявление морали и нравственности предполагает и выражает рассмотрение нравственных правил и норм в качестве универсальных законов.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы