Жизненный путь и проблема смысла жизни

Для чего живет человек?

Почему, где, когда – более или менее понятно. А вот зачем? С какой целью? И для чего знать – зачем? Очевидно, знать человечеству причины своего существования необходимо для осмысления и тем самым оправдания жизни. Жизненный путь и судьба человека издавна занимают особое место в фольклоре, ритуалах и народной традиции. Сознание пути (судьбы) является существенной характеристикой уровня самосознания и зрелости личности. Это необходимое условие нормальной жизнедеятельности личности реализуется даже на психофизиологическом уровне. Человек нуждается не только в осмыслении внешнего бытия, соотнесении его со своими внутренними запросами и интересами, но и в определении самого смысла своего собственного существования, смысла, дающего основание и целесообразность самой его жизни. Специалисты, изучающие стрессы, отмечают, что для сохранения душевного равновесия человеку нужна какая- то цель в жизни, которую он считает высшей, и гордость, что он трудится ради ее осуществления.

Речь идет о фундаментальном вопросе человеческого бытия. В принципе он может быть поставлен в трех планах:

  • – во-первых, как вопрос о представлении, о должном образе жизни, об образце, как надо жить;
  • – во-вторых, как вопрос о реальном смысле жизни личности, объективной ее направленности;
  • – в-третьих, как вопрос о субъективно осознаваемом смысле существования, как ответ конкретной личности на вопрос – зачем она живет.

В первом случае речь идет о морали и нравственности конкретного общества. Во втором проблема носит скорее религиозный характер. Нас будет интересовать третий случай как проявление личностного самоопределения жизненной стратегии.

В спокойные жизненные периоды представления о смысле жизни неявны и даже неосознанны. Человек не может и не должен всегда и везде думать о смысле жизни. Более того, сами такие мысли есть симптом серьезных жизненных проблем, если не кризиса. Но в жизни человека есть периоды, в которые он испытывает обостренную потребность в явной формулировке представления о смысле собственного существования.

Проблема смысла жизни проявляется в критические моменты жизни, на изломе, иногда неожиданно для самого человека. Особую роль играют жизненные ситуации, ставящие индивида на границу его бытия, заставляющие заглянуть по ту его сторону. Такими "пограничными" ситуациями являются, например, тяжелая болезнь, утрата близкого человека или угроза смерти. Столкновение с такими ситуациями "отрезвляет" человека, вырывает его из суеты будней, с особой ясностью и силой демонстрирует границы его бытия. А их осмысление – попытка личности разрешить вечные вопросы человеческого существования – приводит к формированию наиболее глубинных установок и ориентаций, связанных с отношением человека к окружающей действительности в целом, жизни, своему месту в ней.

Именно они, прежде всего, способствуют не только самоопределению личности, но и обеспечивают непрерывность ее самосознания, выступают ядром представлений о самой себе, смысле ее жизни, дают ощущение и переживание этого смысла. Нельзя думать о смысле жизни постоянно, сами такие мысли есть симптом отхода от нормы, серьезных жизненных проблем или даже кризиса. Но неосознаваемость проблемы не означает ее отсутствия.

Проблема смысла жизни

Человек всегда ищет оправдание и смысл своих поступков, как, впрочем, и смысл жизни вообще. Смысл жизни – неотъемлемое условие самореализации личности, которое невозможно без построения, хотя бы даже только в сознании, своего жизненного пути во исполнение сокровенных целей и жизненных ценностей. Вне такого смысла мотивация конкретных поступков теряет не только цель, но и источник, живую энергию поступков и даже каждодневной активности.

В жизни человека есть периоды, в которые он испытывает острую потребность в явной формулировке представления о смысле собственного существования, есть периоды осмысления и переосмысления собственного жизненного пути. Это важнейшие периоды созревания и развития личности. В принципе, можно выделить три смысложизненных кризиса: в молодости – формирование перспективы (смерти нет), в зрелости – осмысление настоящего (смерть возможна вообще) и в старости – формирование ретроспективы существования и его оправдание (личностное отношение к смерти).

Юность, период первого осознания смысла жизни, характеризуется крайне низкой удовлетворенностью жизнью. Поэтому вопрос о смысле жизни в этом возрасте формулируется преимущественно как вопрос о жизненной цели: "Что делать?".

К 25–30 годам по мере нарастания удовлетворенности жизнью вопрос о ее смысле отходит на задний план. Однако к 35-ти годам простой реализации целей становится недостаточно, и все более явно начинает испытываться вопрос: "А зачем?", причем его переживание тем драматичнее, чем менее осознавался смысл жизни в юности.

К 40-ка годам заканчивается период самоутверждения личности. Интенсивная деятельность по осуществлению жизненных целей в основном завершена. В этом возрасте возникает особенно драматический кризис: "А та ли жизненная программа реализована?".

Наступает глубокая и принципиальная оценка и переоценка собственного жизненного пути. Человек впервые понимает, что вот он таков, а вот таков его дальнейший путь на оставшуюся половину жизни. Не каждый выдерживает эту "заданность" будущего и приемлет ее. Часто в этом возрасте совершаются неожиданные для окружающих, а то и для самой личности поступки, и лишь потом становится ясным, что вызваны они были именно "шоком сорокалетия".

К 50-ти годам снова возрастает удовлетворенность жизненным путем: моя жизнь была нс бессмысленной, прожита не зря. Речь идет не о простом принятии жизни пожилыми людьми, а именно об острой потребности ее осмысленности, признании этой осмысленности окружающими, уважения со стороны окружающих: близких, друзей, коллег и т.д. Пожилой человек нуждается в смысле жизни не менее подростка. Отсутствие этого смысла способно привести к третьему кризису.

Очевидно, что такой смысл выходит за ограниченные пределы человеческого существования: в самой жизни смысла нет, но есть очень важная для человека проблема смысла жизни. Так, по мнению Н. А. Бердяева, возможны только два осмысленных варианта ответа на вопрос о смысле жизни: либо смысл жизни дан в рамках земного существования человека, либо он выходит за рамки земного жизненного пути личности. Но поскольку смысл жизни как бы возвышается над самой жизнью, позволяя осмыслять и судить ее, постольку он не может быть в самой жизни и оказывается связанным с религиозным сознанием, верой в загробное существование и страшный суд. В чем Н. А. Бердяев несомненно прав, так это в том, что вопрос о смысле жизни человека так или иначе оказывается связанным с осмыслением неизбежной конечности человеческого существования, отношением человека к краткости и конечности его жизненного пути, осмыслением смерти.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >