Совесть как "внутренний закон" индивида

Ценностное содержание поступка

Для человека как социального существа важен и существен результат не сам по себе, а результат значимый. Поэтому содержание поступка и его мотивация включают в себя также и оценку. Речь идет об оценке как со стороны самой личности, так и со стороны социума. Более того, сама эта оценка выступает как еще один мотивационный фактор. Таким образом, круг замыкается: в содержание поступка входят намерения, возможности, приведение их в соответствие (решение), полученные результаты (непосредственные и отдаленные), а также их оценка самой личностью и другими людьми.

Если отвлечься от биологических потребностей, которые объединяют человека с животным миром, и оставить только собственно человеческое, то останется всего одна потребность, единственная, хотя и по-своему интегральная, – потребность быть сопричастным чему-то такому, что придает смысл существованию: политическая или научная идея, вера, дело, дети... – дом души у каждого свой. И в этой сопричастности важно не быть забытым, потерянным, быть замеченным, именованным, окликнутым.

Речь идет, таким образом, о потребности быть оцененным, быть оправданным в отдельных поступках и в жизни в целом. Оправданным значит не лишенным основания, укорененным, принадлежащим какой-то общности "мы", быть единым с нею, нераздельно слитным, но одновременно и отмеченным в ней, нс забытым.

Но успех успеху рознь. В глазах одних людей профессиональные достижения будут очевидным успехом, а в глазах других – нет. Успех может выражать как внешнюю оценку, так и внутреннюю самооценку личности. О чем идет речь, когда говорят об успехе? Об оценке другими людьми? Кем? Родственниками? Друзьями? Начальством? Средствами массовой информации? Потомками? Самим индивидом? Но если ответ на вопрос "кто оценивает?" в случае с успехом более или менее ясен, то ответ на вопрос "что оценивается в качестве успеха?" порождает еще большую многозначность. Может быть, успех – это достигнутый результат какой-то деятельности? Тогда какой результат? Материально-вещественный? Финансовый? Или какой другой? А может быть, сама личность? Ее отношение к делу? К другим людям? Ее характер?

Можно говорить о трех аспектах оценочного содержания успеха:

  • во-первых, успех – это достижение: успешной может быть только результативная деятельность, связанная с достижениями конкретных целей. И чем в большей степени эти цели достигнуты, тем в качестве более успешной будет расцениваться эта деятельность;
  • во-вторых, деятельность тем более успешна, чем в большей степени она оптимальна относительно времени, сил и прочих средств;
  • в-третьих, самое главное, успешной может быть только та деятельность, которая соответствует реальным и насущным чаяниям, надеждам и проблемам. Последнее обстоятельство иногда называют "культурным контекстом", или "контекстом эпохи".

На успешность оцениваются: используемые средства и оптимальность их использования, результативность, но, прежде всего, соответствие результата и использованных для его достижения средств – системе ценностей и норм, принятых в данной культуре. Поэтому всегда, когда заходит речь об успехе, следует уточнять: во-первых, кто и с каких позиций оценивает; во-вторых, достижение каких именно целей оценивается; в-третьих, об использовании каких средств идет речь. Только в полноте и соотнесении таких уточнений можно говорить об оценочном содержании успеха.

"Формула счастья"

Человек всегда осознанно, но чаще бессознательно, зависим от оценки его другими. Этими оценками питается эмоциональная и сознательная внутренняя жизнь человека. Самооценку личности, степень ее уважения к себе самой традиционно рассматривают как величину, прямо пропорциональную социальному признанию (одобрению, успеху) и обратно пропорциональную уровню притязаний личности. Согласно Л. Н. Толстому ощущение человеком счастья прямо пропорционально тому, что о нем говорят другие, и обратно пропорционально тому, что человек думает о себе сам. С этих позиций все достаточно просто: хочешь быть счастливым – добивайся успеха, снижай уровень притязаний и будь счастлив!

На первый взгляд, "формула счастья" полностью подтверждается традиционной этикой и современной социальной психологией: человеком движут, прежде всего, стремление к успеху и избегание неудач. Эти стремления коренятся в человеческом бытии, определяют социальные эмоции, переживание гордости, стыда. На этой основе строятся типологии личности, культурологические обобщения. Например, западная культура трактуется как ориентирующая личность преимущественно на успех, а восточная (прежде всего, индийская, китайская и японская) как ориентирующая преимущество на избегание неудач. В итоге получается "гордый западный" человек и "стыдливый восточный". Такие упрощения интересны и иногда полезны в практическом плане, но они существенно огрубляют реальное положение дел и сталкиваются с серьезными трудностями в объяснении человеческого поведения.

Из "формулы счастья" следует, что у людей, ориентирующихся на успех, формируется своеобразная "вера в справедливость мира": мои успехи являются целиком и полностью моей личной заслугой, и значит я лучший – мир справедлив! А если другой человек попал в беду, значит он сам заслужил свои несчастья, со мною этого не случилось, поскольку я лучше – мир справедлив! Такие люди винят в своих неудачах других, обстоятельства, не берут на себя ответственность за случившееся. Это делает подобного рода личность чрезвычайно зависимой от внешних обстоятельств и других людей.

Стыдящиеся же неудач, боящиеся "потерять лицо" оказываются более жизнестойкими, поскольку ответственность за происшедшее предпочитают брать на себя и в себе же ищут возможности и ресурсы преодоления жизненной или творческой проблемы.

Неудача оказывается предпосылкой, формой успеха. В этом плане показательна ситуация с молодежью. Вступающий в жизнь молодой человек видит себя "всем", примеряя на себя различные жизненные программы и проекты, в нем ключом бьет инстинкт свободы и самоутверждения, и в этом заложен колоссальный потенциал молодости, готовой к великим свершениям.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >