Виктимологическая модель конфликтного взаимодействия преступника и жертвы

В международно-правовых актах не содержится понятия «потерпевший от преступления». Вместо него употребляется понятие «жертва преступления». Но если есть жертва, то есть и тот, кто делает эту жертву предметом своего преступного действия, т. е. преступник. В процессуальном отношении не каждая жертва преступления является потерпевшим; в уголовно-правовом смысле потерпевшим может быть не только физическое лицо, но и юридическое; в отдельных случаях потерпевшим признается не жертва преступления, а ее близкие родственники. Кроме того, жертва преступления приобретает правовой статус потерпевшего только после вынесения специального постановления или определения. Однако в материальном аспекте эти понятия совпадают по своим стержневым компонентам (потерпевшим является лицо, которому преступлением нанесен моральный, физический или имущественный ущерб).

Основополагающие положения об обеспечении прав потерпевших закреплены в Конституции РФ, которая декларирует обязанности государства охранять права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью, обеспечивать доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба (ст. 52 Конституции РФ). Детально права потерпевших регламентируются в УПК РФ, что послужило решающим обстоятельством рассматривать это лицо в качестве участника уголовнопроцессуального отношения.

В уголовно-правовой науке признается, что факт совершения преступления порождает уголовно-правовое отношение между лицом, его совершим, с одной стороны и государством (в лице закона) — с другой. Это верное положение, однако,, не считается полным, поскольку в нем не находит отражение тот факт, что прежде всего от преступления страдает лицо, которому непосредственно причиняется физический, моральный или имущественный вред. Поэтому исследователи говорят, что в этом криминальном конфликте объективно сторонами уголовного правоотношения является триада:

  • 1) потерпевший от преступления (жертва);
  • 2) лицо, совершившее преступление;
  • 3) государство (в лице правоприменительных органов), определяющее и доказывающее степень виновности преступника. Соответственно с этим в уголовно-процессуальном процессе одни участники материального правоотношения приобретают статус потерпевшего, другие — обвиняемого, подсудимого, третьи наделяются правами и обязанностями сторон обвинения, защиты, четвертые выступают в качестве свидетелей и т. д.

В виктимологии предусматривается комплексное изучение потерпевшего (жертвы) во всех его проявлениях. Сфера виктимо-логических исследований весьма широка и выходит за границы криминологического анализа. Как уже отмечалось, предметом виктимологического исследования являются следующие факты:

  • 1) сам потерпевший;
  • 2) взаимосвязь «преступник-потерпевший»;
  • 3) виктимность (способность быть жертвой);
  • 4) виктимизация (процесс превращения в жертву).

Некоторые исследователи считают, что виктимологическое исследование является подотраслью социологии, т. е. викти-мология использует методологию и методы социологического анализа в целях выявления типовых закономерностей социально опасных проявлений и специфику взаимодействия сторон в виктимологическом анализе поведения и действий преступника и жертвы. Виктимологический подход к изучению взаимодействия преступника и жертвы предполагает также использование данных психологической науки, в том числе таких, как мотивация поведения той и другой сторон конфликта, психологические черты характера преступника и жертвы, морально-нравственный уровень их поведения и т. д.

Виктимологический аспект анализа криминального конфликта находит отражение даже в художественной литературе. Так, в детективном романе Н. И. Леонова «Доброе лицо зла» речь идет о том, как популярный персонаж, известный сыщик Лев Иванович Гуров рассуждает: есть такая наука вик-тимология, которая подчеркивает, что «...если хорошо узнать жертву преступления, ее образ жизни, привычки, ее психологию, увлечения, круг общения, то значительно проще выйти на преступника»[1]. Следует сказать, что если наука криминология занимается изучением преступного поведения людей с середины XVIII в., то наука о жертвах преступлений стала предметом криминологических исследований лишь со времени Второй мировой войны. Хотя еще в XVII в. некоторые классики права говорили о компенсации для жертвы, например Иеремия Бентам, Гарофоло (в XVIII в.), Сара Фрай (в XIX в.).

Одной из распространенных форм воздействия преступника на жертву является насилие. Считается общепринятым, что насилие — это физическое воздействие человека с помощью мускульной силы либо посредством орудий, механизмов, веществ (ядовитых, сильнодействующих и прочих) и других, способных причинить боль, телесные повреждения или смерть. Изучению насилия уделяли немало внимания социологи, психологи, юристы. Насилие (прежде всего сексуальное) активно изучается в виктимологии.

Существуют различные подходы к проблеме типологизации насилия. Выделяют такие его формы:

  • • физическое насилие, включая телесные повреждения;
  • • психическое насилие в виде словесных оскорблений, унижений, постоянного шантажа и угроз;
  • • сексуальное насилие;
  • • социальное насилие (в том числе семейное, например муж — жена, родители — дети; дети — взрослые и др.).

Видный представитель неофрейдизма Эрих Фромм особое внимание уделил такой форме насилия, как садизм. С его точки зрения, в садизме желание причинить боль другому человеку не является главным: «Все его различные формы, которые мы можем наблюдать, выявляют существенный импульс полностью подчинить другого человека своей власти, сделать его беспомощным объектом собственной воли, стать его богом и иметь возможность сделать с ним что угодно... Радость полного господства над другим человеком (или другой живой тварью) собственно и есть суть садистского побуждения»[2].

  • [1] Леонов Н. И., Макеев А. В. Доброе лицо зла. Афера: повести. М. : Эксмо, 2007. С. 39.
  • [2] Фромм Э. Душа человека. М., 1992. С. 26.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >