Европейская школа геополитики

Современная европейская школа геополитики начала формироваться на основе национальных школ после объединения (1957) сначала шести стран Европы: Франции, ФРГ, Италии, Бельгии, Нидерландов, Люксембурга (из крупных государств туда не вошла Великобритания), затем девяти (1973), когда вступили Великобритания, Дания, Ирландия, затем двенадцати, затем пятнадцати стран. Намечен прием новых членов, поэтому структура Европейского Союза еще не сложилась. Понятно, что в этих условиях можно говорить только о становлении европейской геополитической школы, хотя геополитики западноевропейских стран начали сотрудничать сразу после Второй мировой войны.

В современной европейской геополитике явно просматриваются два течения, которые, если опираться на политические позиции их участников, можно позиционировать как левоцентристское и правоцентристское. Возьмем, например, Францию. Здесь выпускаются два геополитических журнала. «Геродот» возглавляет Ив Лакост, занимающий сам смешанную лево-марксистскую и либерально-центристскую позицию. Другой журнал «Геополитика» выпускает созданный в 1982 г. Международный институт геополитики. Его возглавляет Мари-Франс Гаро, бывшая советником у президента Помпиду, занимающая правоцентристкие, голлистские позиции.

Типичным европейским геополитиком с точки зрения европейской интеграции является Мануэль Кастельс, который родился и окончил университет в Испании, защищал диссертацию и начал преподавательскую деятельность во Франции, затем работал в Испании, Голландии, России, Южной и Северной Америке, Юго-Восточной Азии.

Кастельс считает, что для современной цивилизации наиболее характерны следующие тенденции:

  • — нарастание глобальной информационной и технологической революции;
  • — формирование информационного общества с новой социальной структурой;
  • — становление глобальной экономики.

Глобальная экономика, по Кастельсу, представляет собой систему потоков, в первую очередь информационных и финансовых. Потоки концентрируются в узловых центрах этой системы — крупных городах-мегаполисах. Так формируется сетевая структура глобальной экономики, состоящая из «пространства потоков» и «узлов» — крупнейших финансово-экономических центров, которая начинает играть более важную роль, чем традиционное, физическое «пространство мест», контролируемое государствами. В городах социальные отношения определяет новая информационнотехнократическая элита, которая мыслит пространством потоков, а не пространством мест. Из географических регионов ведущую роль в мире пространства потоков играют Европа и Северная Америка, к которым в конце XX в. подключилась Япония. Страны Юго-Восточной Азии, следующие курсом Японии, имеют возможность влиться в глобальную экономику или в пространство потоков. Хуже дело обстоит у Латинской Америки, балансирующей на грани маргинализации. Еще хуже — у Африки, находящейся в бедственном положении. Путь интеграции России в глобальное пространство протекает тоже весьма сложно, считает Кастельс.

Большинство проблем, поставленных Кастельсом, вытекают из противоречия пространства потоков и пространства мест. В поисках разрешения этих противоречий британский геополитик Питер Тейлор пришел к выводу о необходимости выработки нового принципа пространственного отображения мира наряду с традиционным географическим. Разработанная им матрица связей между городами является конкретизацией идей Кастельса. В своих исследованиях («Путь современного мира от мировой гегемонии к безысходному положению», 1996) Тейлор опирается на теории мир-системы И. Валерстайна. Он оперирует понятиями «ядро», «периферия» и «полупериферия». Критериями отнесения той или иной страны к ядру или периферии мировой системы выступает ее под-ключенность к мировым социально-экономическим и политическим процессам и интенсивности их протекания в данной стране. Страна, занимающая центральное место и использующая все выгоды своего положения, становится гегемоном. В истории, согласно Тейлору, имело место три гегемонии: 1) Нидерландов — XVII в.; 2) Британии — середина XIX в.; 3) США — середина XX в.

Французский демограф и геополитик Жан-Клод Шенэ в статье «Демография и стратегия: закат Запада» демонстрирует роль демографической составляющей в современной геополитике, определяя демографию как «политическую арифметику» или «судьбу нации».

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >