Заключение

Одна восточная мудрость гласит: «Глупый человек во всем винит других, умный во всем винит себя, и только мудрец ни в чем никого не винит». Прислушаемся к этим словам и постараемся быть мудрыми. Да, ваш ребенок болен, но он в этом нисколько не виноват. Это ни его вина, а его беда. И ваша беда тоже. Вы тоже в этом не виноваты. Просто так сложились обстоятельства, и не надо их анализировать, не надо искать виноватых. Надо начинать действовать. Пограничные психические расстройства, которые мы рассматривали в этой книге, потому и называются «пограничными», что не перешли пока в зону практически неизлечимых заболеваний. Пока! Однако фактор риска остается. Невинные запинки в речи маленького ребенка, нарушения его сна, отклонения в поведении, могут вылиться в эпилепсию, психоз и другие до конца не понятые медициной болезни. Поэтому не надо впадать в истерику обвинений и самобичевания. Время идет. Пора начинать лечение.

Лечение начинается с врачебных консультаций и обследования. Как мы старались показать, нервная система неимоверно сложна. Человек пока еще не познал до конца, этот внутренний космос взаимодействия более 50 млрд нервных клеток, каждая из которых мощнее самых мощных из существующих в нашем настоящем компьютеров. Может быть, не познает никогда. Сложная система требует сложных методов исследования. Поэтому непрерывно усовершенствуются и непрерывно создаются новые методы исследования центральной нервной системы, и головного мозга в частности. Эти методы важны не сами по себе, а как средство, с помощью которого опытный врач может более точно определить пораженные звенья в связях между нейронами и структурами мозга и, опираясь на такие знания, более точно выбрать способ лечения, в частности определить вид и дозу назначаемого лекарства.

Не надо бояться применять лекарственную терапию. Практически все современные психотропные препараты созданы на базе тех веществ, которые вырабатываются естественным путем клетками головного мозга. В этом отношении, как нам кажется, фармакология нервных болезней далеко опережает фармакологию соматических заболеваний. Например, до сих пор совершенно не ясны многие аспекты действия антибиотиков. Но все их употребляют! И употребляют многократно. Так почему же возникает такой необъяснимый страх перед употреблением психотропных препаратов, действие которых изучено гораздо лучше и глубже, чем любых других?

Конечно, надо помнить о дозах и способе применения используемых лекарств. Мы всегда идем от малых доз, которые назначаем под контролем ЭЭГ. Такие дозы соответствуют естественным количествам аналогичных веществ, выделяемых в самом мозге. Но чтобы оказать влияние на происходящие там процессы, необходимо длительное применение назначенных препаратов: по крайней мере, в течение нескольких месяцев подряд. Перерывы в приеме делать необходимо, но они должны, по возможности, приходиться на благоприятные времена года — зиму и лето. Осенью и весной учащаются магнитные бури, ослабляется иммунитет организма. Он работает на пределе своих возможностей. Поэтому именно в эти периоды ему нужна помощь.

Важным обстоятельством является периодичность поступления тех или иных веществ в организм. Более эффективное воздействие оказывает прием препаратов в строго определенное время. Поэтому необходимо соблюдать строгий режим: ложиться спать и вставать в одно и то же время. Только при этом условии возможно организовать прием лекарств строго в одно время. Кроме того, соблюдение режима способствует улучшению работы всего организма в целом, в чем легко убедиться, начав такой режим выполнять. Строгая организация режима дня чрезвычайно важна (вне зависимости от приема лекарств) при лечении всех пограничных психических расстройств у детей. Работа мозга у них дезорганизована. Им трудно остановиться в выполнении какого-либо вида деятельности, как и трудно ее начать. Поэтому им необходимы контрольные вехи в течение дня. Вот в это время, чтобы там ни случилось (а у них постоянно что-нибудь случается!), я должен ложиться спать. А вот в это время я обязательно пойду гулять и т. д. Ни в коем случае нельзя нарушать этот режим специально, в качестве наказания. Что-то не выполнил, или что-то не так сделал, гулять не пойдешь. Такие меры приводят еще к большему непослушанию и вредно влияют на здоровье ребенка. Помним основное правило: меры наказания обязательно должны сочетаться с методами поощрения, и положительные мероприятия должны опережать отрицательные.

В решении домашних проблем, в том числе с больными детьми, можно и нужно искать помощи у психологов и психотерапевтов. Необходимо, однако, заметить, что хотя отечественная психологическая школа имела прекрасную базу (в 20—30-е гг. XX столетия), она долгое время опиралась исключительно на марксистские догмы, которые не только начисто отрицали генетику как науку, но и запрещали знакомиться с трудами таких великих ученых, как 3. Фрейд, К. Юнг, Ж. Пиаже и многих других. Поэтому психологов-профессионалов у нас не так много.

Что же касается диагностики СДВГ, то авторы этой книги, проведя исследование на большом клиническом материале (более 400 детей в возрасте 3—11 лет, страдающих этим синдромом), могут с большой долей уверенности заключить: использованный при диагностике СДВГ компьютерный кросскорреляционный анализ ЭЭГ предоставляет принципиально новые возможности определения взаимодействия между структурами коры головного мозга, осуществляемого не только непосредственно между самими участками коры, но и через подкорковые образования. Несмотря на то что кросскорреляционный анализ в электрофизиологии и медицине применяется давно, известно лишь несколько работ, в которых такой анализ использовался для исследования ЭЭГ у детей. Поскольку КЭЭГ является единственным совершенно безвредным и к тому же самым дешевым способом анализа динамики межструктурных отношений в коре головного мозга, пренебрежение применением КЭЭГ для детского возраста является совершенно неоправданным. Несмотря на то что такие отношения опосредуются через подкорковые структуры, изучение динамики связей между ведущими зонами коры не является менее информативным для нейрофизиологии и медицины (особенно для клинической медицины), в которых любая информация о динамике развития заболевания, особенно в раннем детском возрасте, является уникальной и практически значимой. Важно отметить, что ЭЭГ с компьютерной обработкой данных позволяет точно и наглядно описать топическую картину повреждения, а также количественно оценивать динамику изменений состояния мозговых структур при повторных записях.

Подводя итог представленным выше, а также полученным нами почти за двадцатилетнюю практику использования КЭЭГ данным более чем на 3 тыс. детей в возрасте 3—11 лет, страдающих пограничными психическими расстройствами, можно сказать следующее: главным сенсибилизирующим фактором возникновения СДВГ и ряда других моно симптоматических пограничных психических расстройств детского возраста служит минимальная дисфункция мозга (МДМ), полученная в перинатальном периоде развития ребенка, основным источником которой является неудовлетворительное здоровье матери. Другими важными факторами являются ослабление родовой деятельности и применение для ее стимуляции различных химических средств.

В качестве избирательного сенсибилизирующего фактора во всех исследованных нами случаях СДВГ, как и других пограничных расстройств, выступает нарушение взаимодействия теменно-затылочной зоны правого полушария коры головного мозга с другими структурами. Теменно-затылочные или нижнетеменные зоны коры головного мозга являются центральными межанализаторными областями, которые получают импульсы со всех воспринимающих рецепторов. Именно здесь происходит первичная переработка сенсорной информации, выработка вероятностных прогнозов и передача обработанной информации в другие зоны головного мозга начиная с первых месяцев жизни ребенка. Причем ведущим в отношении указанных функций является нижнетеменная зона правого полушария. В процессе онтогенеза нормальные (опережающие со стороны правой нижнетеменной зоны) взаимоотношения между структурами коры головного мозга формируются к двум-трем годам. Поэтому все резидуально-неврологические синдромы и пограничные нервно-психические расстройства в возрасте от трех до 11 лет можно охарактеризовать как своеобразную задержку созревания взаимоотношений между анализаторными зонами коры и другими структурами головного мозга.

Основными составляющими патосинтеза, определяющими те или иные внешние проявления патологических реакций в каждом отдельном случае (например при СДВГ), служат конкретные варианты нарушенного взаимодействия между анализаторными и другими зонами коры головного мозга и подкорковыми структурами. Необходимо сказать, что полную компенсацию нарушений ЭЭГ при применении комплексного способа терапии мы наблюдали у большинства детей в возрасте до 11—13 лет. Именно до этого возраста существует наиболее высокая вероятность полного излечения пограничных психических расстройств.

Итак, вы нашли врача, обследовали у него и других специалистов (им рекомендованных) своего ребенка, получили разъяснения по поводу диагноза и метода лечения, поверили ему и приступили к лечению. Возможно, здесь начинается самый трудный этап в вашей жизни и жизни вашей семьи. Надо многим пожертвовать, иногда изменить полностью привычный, но не совсем правильный по отношению к здоровью, уклад быта, на время забыть о друзьях и знакомых, веселом время провождении, а иногда и о работе. Многие, если не все методики психотерапии, как и описанные выше, требуют вашего непосредственного участия в лечении. Без такой, хотя и сильно урезанной, семейной психотерапии невозможно полное излечение ребенка с пограничными психическими расстройствами, к каким бы модным фармакологическим препаратам и известным врачам вы не прибегали. Только системный подход к лечению может привести к успеху как в отношении устранения ведущего синдрома, так и в предотвращении его рецидива в будущем.

Да, будет нелегко! Овладевайте методами аутогенной тренировки, релаксации. Любое воспитание основано прежде всего на собственном примере. Трудно требовать от ребенка исполнения того, чего вы сами не умеете делать. Освойте все упражнения, которые врач рекомендует выполнять вашему ребенку. Покажите ему, что это не так трудно, как кажется. Совместная работа объединяет, рождает чувство взаимной поддержки и уверенности. Совместная вера дает взаимопонимание и душевную радость. Помните основные принципы системы великого артиста и теоретика сцены К. Станиславского: «Сделать неприятное — привычным, привычное — полезным, полезное — приятным». Ведь это сама жизнь! Многим из нас неприятно очень рано вставать и ехать на работу в переполненном транспорте, в давке и духоте. Но мы встаем и едем, а потом привыкаем к этому до такой степени, что, даже выйдя на пенсию, просыпаемся и встаем утром в то же время, в которое вставали раньше. Нам неприятно выполнять однообразную и часто грязную работу, но мы выполняем ее, чтобы получить деньги, которые необходимы нашей семье, т. е. приносят пользу, а иногда и довольно приятные вещи. Таким образом, выполняя самые однообразные упражнения ежедневно можно к ним привыкнуть, а если еще и помнить о той пользе, которую они принесут вам и вашему ребенку, занятие это становится вполне приятным.

Тем более, что он все-таки по сути не «плохой», а «хороший» ребенок, а «нестандартность» такого ребенка не должна стать причиной неприятия его обществом, оставшись просто его индивидуальностью. Именно обо всем этом мы и пытались рассказать вам в нашей книге.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >