Основания и практика применения актов lex mercatoria международными коммерческими арбитражами, иностранными и российскими государственными судами

Мухлисов Тимур Тагирович, магистр права, выпускник кафедры коммерческого права и основ правоведения юридического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова

Необычайно высокий интерес, проявляемый в последние несколько десятилетий научным сообществом и международным бизнесом к актам вненационального регулирования трансграничных частноправовых отношений, является не удивительным, но закономерным. В эпоху глобализации развитие международного коммерческого оборота требует постоянного взаимодействия участников мирового рынка из разных стран. Очевидно, что для достижения экономических целей представителям различных правопорядков необходимы общепонятные и четкие правила, которые, учитывая особенности правовых систем участников транснациональных отношений, в то же время носили бы «компромиссный» характер.

Во многом благодаря деятельности таких международных организаций, как Комиссия ООН по праву международной торговли ЮНСИТРАЛ (UNCITRAL), Международный институт унификации частного права УНИДРУА (UNIDROIT), Международная торговая палата в г. Париже (International Chamber of Commerce, ICC), появился целый ряд ответов на вызовы развивающегося международного коммерческого оборота. Одним из них стали акты международной частноправовой унификации. Их главной целью является максимально единообразное, насколько это возможно, разрешение правовых вопросов, касающихся международной торговли, сведение различий между существующими правовыми системами к минимуму. Некоторые из этих актов приобрели широкое международное признание.

Традиционно к наиболее известным актам частноправовой унификации относятся Принципы международных коммерческих договоров

УНИДРУА (Principles of International Commercial Contracts, УНИДРУА)1, Инкотермс 2020 — Правила ICC по использованию национальных и международных торговых терминов (Incoterms 2020 — ICC Rules for the use of domestic and international trade terms, ИНКОТЕРМС))[1] , Принципы Европейского договорного права (Principles of European Contract Law, PECL), Модельные правила европейского частного права (Principles, Definitions and Model Rules of European Private law: Draft Common Frame of reference, DCFR), Кодекс европейского договорного права (European Contract Code, ЕСС). Взятые в совокупности названные акты составляют часть источников так называемого lex mercatoria, что в переводе с латинского означает «обычное торговое право» или, как часто указывается в литературе, «право торговцев».

Оставляя за рамками настоящей работы дискуссионный и, безусловно, важный вопрос о правовой природе lex mercatoria, мы не можем не сказать о важной роли и высокой практической значимости актов частноправовой унификации в международном торговом обороте. Как отмечает профессор А. В. Асосков, «акты частноправовой унификации по своему содержанию не уступают национальным правовым системам и имеют ряд преимуществ, связанных с тем, что они нацелены на разрешение специфических проблем, возникающих в международном коммерческом обороте, в отличие от норм материального права, которые формулируются законодателями в основном исходя из потребностей внутреннего характера». Солидарен с указанной точкой зрения и профессор В. А. Белов, по мнению которого признание актов частноправовой унификации международным сообществом связано с «четкой, юридически точной и лаконичной формой, а также, что особенно важно — непосредственным генетическим их происхождением из реальных коммерческих (жизненных) отношений». О важных задачах lex mercatoria в международном коммерческом обороте неоднократно упоминалось и в зарубежной литературе. В частности, его основные сторонники

B. Goldman, Р. Fouchard, Р. Kahn и другие считают, что цель норм и актов lex mercatoria состоит в преодолении кризиса, испытываемого национальным правом суверенных государств при адаптации к условиям глобализации и развитию трансграничных отношений1. Интересна также позиция профессора С. М. Schmitthoff а, по мнению которого создание всеми принятой автономной системы обычаев на основе унифицированных правил позволит судье рассматривать коммерческие споры быстрее и вместе с тем эффективнее, так как теперь он будет избавлен от необходимости сначала изучать коллизионные нормы, а лишь затем выносить решение, допуская промедление, не соответствующее современным экономическим реалиям[2] .

Кроме этого, активное использование актов частноправовой унификации в международной коммерческой практике совершенно справедливо обосновывается также и авторитетом их разработчиков, которые являются признанными специалистами в области сравнительного правоведения, международного гражданского и торгового права. Сочетание академического и практического подходов, нацеленность на решение специфических вопросов в сфере международного торгового оборота во многом и предопределяют высокий уровень указанных актов. Не вызывает сомнения, что главным достоинством актов lex mercatoria является ориентированность на регулирование коммерческих отношений, а также единообразный подход в регламентации прав и обязанностей сторон международного коммерческого договора, нивелирующий различие между правовыми системами. Благодаря названным особенностям акты lex mercatoria позволяют коммерсантам различных стран активно участвовать в мировой торговле и достигать своих экономических целей. Без преувеличения акты lex mercatoria призваны быть универсальным регулятором транснациональных коммерческих отношений, направленным на разрешение специфических коммерческих вопросов, способствующим совершенствованию и развитию международного коммерческого права.

Несмотря на все достоинства актов lex mercatoria и их широкое применение профессиональными участниками международной торговли следует отметить, что они не обладают таким юридическим свойством, как общеобязательность, характерная для актов национального законодательства и ратифицированных международных договоров. Это обстоятельство нередко становится одним из ключевых аргументов противников использования вненациональных источников регулирования в международных и внутренних коммерческих отношениях помимо их неопределенности. Казалось бы, для чего сторонам руководствоваться правилами, носящими во многом декларативный характер и по своей природе не обладающими принудительной силой, обеспеченной государством? Представленные нами ранее соображения не дают исчерпывающего ответа на поставленный вопрос, а во многом поднимают и другие значимые аспекты как теоретического, так и практического порядка. Например, обязан ли международный коммерческий арбитраж или государственный суд предоставить судебную защиту коммерсантам, которые добровольно согласились руководствоваться актами частноправовой унификации? Имеет ли юридическую силу решение, вынесенное на основе актов lex mercatoria и если имеет, то каковы правовые основания для признания допустимым их выбора в качестве применимого права и где заканчиваются пределы применения указанных актов? Ну а в случае отрицательного ответа уместен встречный вопрос: какими могут быть политико-правовые и экономические причины ограничения законодателем свободы коммерсантов? В настоящем исследовании мы попытаемся ответить на упомянутые и другие (не менее интересные и значимые) вопросы.

  • [1] Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА 2016. URL: https://www.unidroit.org/instruments/commercial-contracts/unidroit-principles-2016. 2 URL: https://2go.iccwbo.org/incoterms-2020-eng-config+book_version-Book/. 3 Текст доступен в СПС «Консультант Плюс». 4 Русский перевод см.: Модельные правила европейского частного права: пер. с англ. / науч. ред. Н. Ю. Рассказова. М., 2013. 5 Русский перевод см.: Белов В. А. Кодекс европейского договорного права: общий и сравнительно-правовой комментарий: в 2 кн. М., 2015. 6 Redfern A., Hunter М. Law and Practice of International Commercial Arbitration. 4th ed. London, 2004. P. 123. 7 По данному вопросу см., например: Hatzimiha.il N. Е. The Many Lives-and-Faces-of Lex mercatoria: History as Genealogy in International Business Law (August 13, 2008) // Law and Contemporary Problems. Vol. 71. No. 3. Summer 2008. P. 169. URL: https://papers.ssrn.com/sol3/papers.cfm?abstract_id= 1222865. 8 Асосков А. В. Коллизионное регулирование договорных обязательств. М., 2012. 9 Белов В. А. Международное торговое право и право ВТО. Кн. 1. Понятие и источники. Обычаи. Международные договоры: учебник. М., 2014. С. 58.
  • [2] Международное частное право: учебник: в 2 т. Т. 1. Общая часть / под ред. C. Н. Лебедева, Е. В. Кабатовой. М., 2011. С. 58. 2 См.: Schmitthoff М. С. Commercial Law in a Changing Economic Climate. 2nd ed. London, 1981. P. 20. 3 Достаточно привести несколько примеров. Так, в состав рабочей группы по разработке Принципов УНИДРУА входили такие известные ученые, как Rene David, Clive М. Schmitthoff, Tudor Popescu; членами координационной группы по созданию DCFR являлись профессор Christian von Ваг, профессор Martijn Hesselink, профессор Ewan McKendrick, а также другие, не менее выдающиеся ученые-правоведы.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >