Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow История государственного управления в России

Иван IV – последний Рюрикович

В 1533 г. (3 декабря) Иван IV, внук Ивана III, был объявлен русским государем под опекой своей матери – Елены Васильевны Глинской. Иван IV сменил на троне своего умершего отца Василия III и стал великим князем Московским и всея Руси. Было ему всего 3 года. Еще 5 лет, пока подросток приобщался к государственным делам, регентом оставалась его мать. Когда она умерла (предположительно, в результате отравления), развернулась борьба за власть нескольких боярских кланов. В 13 лет Иван сделал первый решительный шаг, приказав взять под стражу, а затем казнить одного из своих прежних обидчиков.

К счастью для страны, а точнее, для внутриполитической ситуации в стране, на царя оказывал сдерживающее влияние митрополит Русской православной церкви Макарий. В 16 лет Иван последовал его совету короноваться на царство.

16 января 1547 г. Иван IV стал царем всея Руси, а месяц спустя женился на Анастасии Романовне Захарьиной. Целью митрополита Макария было превратить Москву в новый центр христианства, в "третий Рим" (после Рима и Константинополя): "Два Рима пали, – говорил Макарий, – третий стоит, а четвертому не бывать". Таким образом, Иван провозглашался Русской православной церковью

не только прямым наследником римского императора Августа, но и государственным лидером всего христианского православного мира. Обряд принятия царского титула проходил в Успенском соборе Кремля. Из рук Макария, разработавшего ритуал венчания на царство, Иван принял шапку Мономаха и другие знаки власти. Отныне великий князь Московский стал называться царем[1]

Около 1549 г. вокруг молодого Ивана IV образовалось сообщество близких ему людей. А. М. Курбский в одном из своих сочинений назвал его "Избранная рада". Полный состав "Избранной рады" до сего времени неизвестен, но установлено, что ее возглавлял А. Ф. Адашев, происходивший из богатого, но не очень знатного рода.

Членами "Избранной рады" были представители различных слоев господствующего класса: князья Д. И. Курлятев, А. М. Курбский, Д. Ф. Палецкий, М. И. Воротынский, московский митрополит Макарий и священник Благовещенского собора Кремля (домашней церкви московских царей) – духовник царя Сильвестр, дьяк Посольского приказа Висковатый, А. Ф. Адашев и другие.

Разрабатывавшиеся "Избранной радой" реформы описаны в Судебнике 1550 г. Значительное место в них отводилось устройству военной службы, местного самоуправления и судопроизводства. Реформы "Избранной рады" имели двоякое значение. С одной стороны, они совершенствовали центральные органы управления, управление постоянным войском, пытались отменить "кормления" и привилегии феодалов. С другой – пытались внедрить элементы российской государственности на принципах сословного представительства (Земские соборы, земские и губные избы).

Рубеж 1550–1560-х гг. – апогей успехов "Избранной рады". Активная наступательная политика на юге (особенно в 1556–1560 гг.) привела к тому, что крымский хан уже не рисковал далеко уходить от Перекопа во время отражения мелких, но все же болезненных набегов на Крым небольших русских отрядов. Русская сабля (казачья и служилого дворянина) впервые засверкала на крымской земле. Заманчивыми представлялись проекты антикрымского союза под эгидой России. Русско-шведская война 1554–1557 гг. выявила несомненное превосходство российской армии, хотя и не обеспечила желаемых результатов. Лишь начавшаяся война с Ливонским орденом принесла небольшие успехи. Но именно в этот период наступил разрыв Ивана IV с "Избранной радой".

Истинные причины опалы Адашева и близких к нему лиц историкам пока неизвестны. Но полезно понять, почему опала стала возможна. По мнению Ключевского, в политическом устройстве общества, на которое ориентировалась "Рада", центральное место занимал "благочестивый христианин, справедливый правитель, храбрый воин и последовательный защитник всех православных – богоизбранный монах-самодержец". Таким и предстает Иван IV в летописях (написанных, предположительно, по заказу Адашева) о взятии Казани.

Эффективность деятельности "Избранной рады" была очевидна для политической элиты страны. Именно этим и был встревожен царь. Его нс устраивало влияние "Рады" па внутреннюю и внешнюю политику, что косвенно наносило ущерб его личному авторитету. Править он хотел единолично, по крайней мере, по главным вопросам.

Несмотря на такой финал, деятельность "Рады" как своеобразного малого правительства при самодержце Иване IV в первой половине его правления современными историками оценивается позитивно. Созданные в стране в тот период главные учреждения и "социально-общественные институты", сословная структура, характер права, основные регламентирующие нормы общественной деятельности "пережили" и опричнину, и самого Ивана IV.

В 1560 г. Адашев был сослан в Ливонию[2], заочно предан суду и признан виновным за какой-то незначительный проступок. В этой ссылке он вскоре умер.

В 1547–1552 гг., оставив Москву на попечение Макария, Иван принял участие в нескольких локальных походах против татар. Их былое могущество давно исчезло, а поволжские земли были присоединены к России. Завершив эти кампании, царь заявил боярам: "Больше я вас не боюсь!", и стал править как самодержец: все решения, в том числе и принципиально важные, принимал один.

В ответ со стороны недовольной знати последовал новый (и последний) вызов. Когда в начале 1553 г. Иван серьезно заболел, бояре потребовали, чтобы на случай преждевременной смерти он назначил преемника. Не желая больше иметь регента при ребенке, они выступили против назначения преемником малолетнего сына Ивана – Дмитрия и предложили его двоюродного брата Владимира. На этот вызов царь ответил весьма оригинально: он потребовал от бояр, чтобы они "целовали крест" (т.е. поклялись) на верность Дмитрию. Выздоровев, Иван совершил паломничество для благодарственного молебна в отдаленный монастырь.

Следующий военный поход царя был предпринят с целью выхода сухопутной России к Балтийскому морю. Кампания оказалась неудачной, и царь обратился к римскому папе Григорию XIII с просьбой выступить в роли посредника в конфликте России с Польшей и Швецией.

После смерти Макария (в 1563 г.) венценосный лидер страны учредил опричнину, призванную быть дополнительным средством в борьбе с оппозицией внутри страны.

Одна из основных причин утверждения в Московском государстве во второй половине XVI в. деспотического самодержавия была, используя современную лексику, слабость социально-общественных институтов того периода. Это выражалось в политической несамостоятельности русской аристократии (боярства), неразвитости сословий и слабости русских городов (а следовательно, и среднего класса), которые на Западе в то время уже являлись реальной оппозицией центральной власти, не давая ей превратиться в деспотическую власть. Города в России долгое время имели по преимуществу феодальный характер, создавались как опорные пункты княжеской власти и до объединения русских земель были административными центрами удельных князей. В период татаро-монгольской оккупации многие из них подверглись разрушению, постепенно утратили остатки былых вольностей и оказались в полной зависимости от местных князей.

К тому же и русские сословия (отчасти из-за обширной территории и оттока населения на окраины России) формировались медленно, хотя и создавались целенаправленно самим государством, служили ему и в отличие от западных стран различались не столько правами, сколько обязанностями. Годы опричнины окончательно похоронили былую независимость и привилегии боярства, церкви и "вольных городов".

Войну на западном (Ливонском)[3] фронте Россия при Иване IV продолжала вести, хотя и вяло. Наступательные действия оказывали литовцы, которым в 1568–1569 гг. удалось покорить небольшие русские города (крепости). Принципиально важное событие, резко изменившее соотношение сил, произошло в марте 1569 г.: Польша и Литва заключили Люблинскую унию, возникло новое государство – Речь Посполитая. В перспективе России могли противостоять объединенные силы литовцев и поляков. Влияние России снизилось еще больше после того, как в сентябре 1568 г. был свергнут шведский король Эрик XIV, на союз с которым Иван Грозный весьма рассчитывал.

Крупный поход на Ревель (Таллин) и долгая его осада в конце 1570 – начале 1571 г. нс принесли желаемого результата. Не оправдались и надежды на помощь датского флота.

Итак, страна воевала уже четверть века. Нарастала напряженность во власти. Опала вновь коснулась активных деятелей: в 1562 г. были отправлены в ссылку воевода князь М. И. Воротынский и его младший брат; в 1563 г. в заключение попал не менее известный И. В. Шереметев-Большой. В те же годы были насильственно пострижены в монахи один из лидеров "Избранной рады" князь Д. И. Курлятев и его сын. Начались казни: в конце января 1564 г. опричники убили князей Μ. П. Репнина и Ю. И. Кашина, отличившихся при взятии Полоцка, а летом того же года – князя Д. Ф. Овчину-Оболенского.

После этого обострение внутриполитической ситуации происходило уже на фоне поенных неудач. В январе 1564 г. 20-тысячная русская армия потерпела сокрушительное поражение от литовцев на Уле. В июне последовало поражение под Оршей, в сентябре 1564 г. началось масштабное литовское наступление совместно с армией крымских татар. Поход на Русь крымцев был неожиданным, так как совсем недавно, в феврале, хан дал "клятву мира" в присутствии русских послов. Правда, потерь от этих вторжений было не очень много. Царь решил, что все эти неудачи не могли произойти без измены среди его приближенных. Пора было переходить к решительным мерам, о которых ему многократно говорил Басманов (будущий опричник).

В декабре 1564 г. в столице и Подмосковье произошли знаковые события. В начале месяца поезд из нескольких сотен саней с царской семьей, государственной казной и наиболее дорогим царским имуществом выехал из столицы. Его сопровождали несколько сотен вооруженных верховых. Довольно долго Иван IV перемещался по дворцовым селам московского уезда и лишь на исходе месяца обосновался в Александровской слободе[4]. В Москву после этого доставили два его послания.

Церковным иерархам, боярам и дворянам царь объяснял свой отъезд "великими изменами при полной невозможности их пресечь". Он считал, что каждая попытка наказать виновных оказывалась безрезультатной из-за вмешательства церкви и думных бояр, поэтому он оставил престол и направился туда, где "его и семью устроит Бог".

Иной по содержанию была грамота горожанам: царь уверял в полном отсутствии гнева на них и во всем винил бояр-изменников.

После переговоров в слободе с делегацией из Москвы Грозный "смилостивился" и пообещал послам вернуться на троп, если будут исполнены три условия: казнь изменников по его усмотрению, введение опричнины для обеспечения царской безопасности и выплата на ее первоначальное устройство 100 тыс. руб. (огромная сумма для того времени). После возвращения царя в столицу в феврале 1565 г. начались репрессии. В частности, был казнен (вместе с сыном) известный военачальник середины XVI в. А. Б. Горбатый-Шуйский.

В 1572–1575 гг. угроза развала страны на две части исчезла, но по-прежнему функционировали два двора – земский (общегосударственный) и государев, имевший массу преимуществ. В 1575 г. очередные казни обезглавили царский двор и задели Новгород: изменником был объявлен Леонид – новгородский архиепископ. В конце концов царь инициировал новое разделение страны и общества: великим князем он провозгласил крещеного Чингизида – Симеона Бекбулатовича, а себя "опустил" на уровень московского удельного князя. Впрочем, уже через год Симеон был отлучен от короны, получил в удел Тверь, а царь возвратился к практике двух дворов.

Приведем краткий перечень событий середины XVI в. Вторжению российской армии в январе 1558 г. в Ливонию предшествовали переговоры 1554 г., на которых литовцы гарантировали уплату дани за все просроченные годы и обязались не заключать с польским королем Сигизмундом II союзных соглашений. Ни то, ни другое не было выполнено.

Определить истинные мотивы происходившего тогда достаточно сложно. Если отбросить идею освобождения Россией народов Прибалтики из-под немецкого владычества (полезно при этом помнить, что действительно были антинемецкие восстания в первом периоде Ливонской войны и русские лидеры порой использовали их, но менее всего они руководствовались интересами местного населения), то останется лишь экономгеографический интерес России. Он заключался в "выходе" страны к балтийским гаваням, в активном участии в разделе территорий "больного региона" – Ливонского ордена (прогрессирующий распад последнего был очевиден для всех европейских политиков того периода).

И все же у России (хотя и временно), исчезли проблемы на юге и востоке. С Литвой до 1562 г. было подписано перемирие, путь в Ливонию был открыт. Уже первые столкновения выявили слабость Ордена: за 50 с лишним лет (если вести отсчет от войны с Орденом, начатой Иваном III) ситуация изменилась кардинально. В январе-феврале нападению со стороны русских подверглись восточные и центральные районы Ливонии. В мае 1558 г. была завоевана Нарва: ее жители сохранили самоуправление, получили от царя свободу выбора и право на беспошлинную торговлю в России, в июле – Юрьев (Дерпт). В зимнем походе конца 1558 – начала 1559 г. русские войска достигли окрестностей Риги. В марте 1559 г. было подписано перемирие на полгода. Попытки властей найти вариант вассальной зависимости Ордена от России не удались, в борьбу ввязались соседние государства: Дания захватила Эзель; Польша включила территорию Ордена в свой протекторат. На следующий год политическая обстановка значительно изменилась. В феврале 1560 г. русским войскам сдался Мариенбург, в августе В. И. Барбашин-Шуйский разгромил войско Ордена. Подвели черту под военными действиями события 1561 г.: в июне рыцарство Северной Эстонии и горожане Ревеля присягнули шведскому королю, а под Ригой появились литовские войска. По Виленскому договору (ноябрь 1561 г.) Ливонский орден прекратил существование, его территория была передана в юрисдикцию Литвы и Польши, последний магистр Ордена получил от польского короля Сигизмунда II Курляндское герцогство. Вместо слабого противника – Ордена России теперь противостояли три сильных государства.

В 1562 г. русский царь заключил перемирие со Швецией, что позволило подготовить поход русской армии во главе с самим царем в Литву зимой 1562–1563 гг.: в феврале 1563 г. пал Полоцк – стратегически важная крепость в верхнем течении Западной Двины.

В 1570-е гг. Иван IV продолжил расширение владений в Ливонии. Русские войска покорили значительное число малых и средних крепостей, под российский контроль перешла почти вся территория к северу от Западной Двины за исключением Ревеля и Риги (с их округами)[5]. Победам способствовали внутренние противоречия в Речи Посполитой, связанные с длительным отсутствием короля после смерти в 1572 г. Сигизмунда II. В конце концов поляки избрали королем трансильванского воеводу Стефана Батория. Ему понадобилось три года, чтобы урегулировать внутренние конфликты и подготовить общество к новому витку войны с Россией и в 1579 г. он ее начал. Вопреки представлениям Ивана Грозного Баторий не ввязался в боевые действия в Ливонии. Кампания 1579 г. завершилась взятием Полоцка, а поход 1580 г. – взятием Великих Лук.

Шведским войскам, начавшим действия против России еще в конце 1570-х гг., удача сопутствовала из-за того, что бо́льшая часть русской армии в это время воевала с поляками. Это облегчило шведам захват Нарвы[6], нескольких ливонских и русских крепостей в Новгородской земле.

Шестимесячная оборона Пскова, истощившая Батория, вынудила его начать мирные переговоры. В январе 1582 г. было заключено перемирие между Россией и Речью Посполитой, в августе 1583 г. – между Россией и Швецией. Ливонская война завершилась, а 18 марта 1584 г. закончил свой земной путь первый русский царь Иван Васильевич Грозный.

  • [1] Царь – сокращение от древнеримского "цезарь".
  • [2] Ливония: 1) область расселения финской народности – ливов в низовьях рек Даугава и Гауя в XII – начале XIII в.; 2) территория современных Латвии и Эстонии (вторая четверть XIII в. – 1561 г.), завоеванная немецкими рыцарями; конфедерация пяти государств: Ливонского ордена; Рижского архиепископства; Курляндского, Дерптского и Эзельского епископств. После образования в 1561 г. Курляндского герцогства Ливонией назвал и Северную Латвию и Эстонию. В 1561–1629 гг. Ливония находилась под властью Речи Посполитой (официальное название объединенного польско-литовского государства в 1569–1795 гг. согласно люблинской унии). Затем эта территория была оккупирована шведским войском и стала провинцией Швеции. В качестве справки: по Ништадскому миру в 1721 г. эта территория вошла в состав Российской империи. В период 1795–1917 гг. Курляндия была губернией Российской империи.
  • [3] Ливонская война в 1558–1583 гг. велась Россией против Ливонского ордена, Швеции, Польши и Великого княжества Литовского (с 1569 г. – Речи Посполитой) за выход к Балтийскому морю. До 1561 г. русские войска разбили Ливонский орден, затем (до 1578 г.), воюя с переменным успехом, заняли несколько населенных пунктов, а с 1579 г. перешли к оборонительным действиям: Псковская оборона 1581–1582 гг. и др. Война завершилась невыгодным для России Ям-Запольским миром (1582 г.) и Плюсским перемирием (1583 г.).
  • [4] Ныне – это город Александров Ярославской области.
  • [5] В XVI в., при Василии III и его сыне Иване IV Грозном, в состав Русского государства вошли также южные и восточные земли: Поволжье, Западная Сибирь, "Дикое поле" (нынешнее Черноземье), Псков, Смоленск, Рязань, Новгород-Северский.
  • [6] Позднее Нарва снова была покорена русскими войсками, но это произошло уже при Петре I.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы