Предыстория разрушения советского управления

Перестройка государственной системы управления началась уже в 1987–1988 гг. после опубликования политической концепции общесоюзных реформ, получивших название "перестройка". Декларировался желаемый результат: преодоление общего кризиса административной системы управления. Состав ЦК КПСС был обновлен на 85%[1], но экономические проблемы пытались разрешить посредством партийных указаний. Июньский (1987 г.) Пленум ЦК КПСС утвердил "Основные направления коренной перестройки управления экономикой". Был одобрен пакет проектов постановлений по перестройке деятельности отраслевых, территориальных и центральных органов управления, принят Закон "О государственном предприятии (объединении)". В статье 2 ("Принципы деятельности предприятия") было сказано: "Деятельность предприятия строится на основе государственного плана экономического и социального развития как важнейшего инструмента реализации экономической политики КПСС и Советского государства. Руководствуясь контрольными цифрами, государственными заказами, долговременными научно обоснованными экономическими нормативами и лимитами, а также заказами потребителей, предприятие самостоятельно разрабатывает свои планы, заключает договоры". Эта статья полностью меняла сложившуюся технологию централизованно-директивного планирования и трансформации системы централизованного государственного управления.

Летом 1989 г. после завершения работы I съезда народных депутатов и избрания Верховного Совета страны было сформировано новое Правительство СССР, в состав которого вошла вновь избранная Государственная комиссия по экономической реформе во главе с зампредом Совмина СССР Л. И. Абалкиным. Комиссия состояла из руководителей экономических ведомств, крупных хозяйственников, банкиров и ведущих ученых-экономистов (народные депутаты и представители законодательной власти в комиссию не входили). Членами комиссии стали академики А. Г. Аганбегян, С. С. Шаталин, член-корреспондент В. А. Мартынов, профессора Р. Н. Евстигнеев, Г. А. Егиазарян, Б. З. Мильнер и другие. К работе Комиссии привлекались не только отдельные ученые, но и институты, входившие в состав Отделения экономики и Отделения мировой экономики и международных отношений АН СССР.

Комиссия подготовила концепцию (программу) под названием: "Радикальная экономическая реформа: первоочередные шаги и долговременные меры". Ее всесторонне обсудили и в целом одобрили на Всесоюзной научно-практической конференции в Москве 13–15 ноября 1989 г. В концепции рассматривались цели и ключевые направления реформы, возможные альтернативные варианты ее развития, основные элементы (блоки) хозяйственного механизма переходного периода, этапы осуществления реформы с приложением сетевого графика иа период 1990–1995 гг. Страна получила возможность начать движение к демократически свободному государству с рыночной экономикой, но эта возможность не была реализована. Что же этому помешало? Академик Абалкин выделил в 1990-е гг. две главные причины:

  • – во-первых, реформа натолкнулась на сопротивление консервативных сил, прежде всего в правящей партии (т.е. в КПСС) и госаппарате. Комиссия оказалась в чиновничьем аппарате чужеродным телом, к тому же не обладала исчерпывающими правами в принятии решений. Решения самого Правительства, имевшие отношения к реформе, наталкивались на скрытое сопротивление и в Верховном Совете, и в профсоюзах, и в министерствах. Например, прежними функционерами игнорировалась система цен даже в их "мягком" варианте. Суть этого направления реформы заключалась в постепенной либерализации цен, начиная с цен на дорогостоящие автомобили, ювелирные изделия, деликатесные продукты, импортную электронику;
  • – во-вторых, негативное влияние на ход реформы оказывали политические амбиции некоторых лидеров. Развертывалась борьба за власть в преддверии дележа прежней (общенародной) собственности, рушились традиционные институты государственной власти и управления, без которых было немыслимо нормальное функционирование и общества, и экономики. И тут, естественно, было уже не до науки, не до советов специалистов, понимавших сложность диалектики предстоящего реформирования.

Заметным явлением общественной и политической жизни страны стала программа "500 дней", составленная членами политического движения "Яблоко" под руководством Г. А. Явлинского.

По оценке историков, так называемая "программа Явлинского" принципиально не отличалась от "программы Абалкина". Обе исходили из безальтернативности перехода к рыночной экономике, необходимости разгосударствления собственности и создания ее многообразных форм, первоочередности задач финансового оздоровления и укрепления покупательной способности рубля. Различия касались прежде всего характера и темпов преобразований (одним прыжком или поэтапно), а также отношения к политической судьбе страны: сохранить СССР как единое государство или превратить его в экономический союз независимых государств.

"Программа Явлинского" первоначально была ориентирована на 400 дней. Ряд ее положений, в том числе по финансово-кредитной системе, ценообразованию, конверсии, земельной реформе, развитию производственной инфраструктуры, были вполне обоснованы, некоторые предложения не утратили актуальности и в начале XXI в.

Новым в этой программе был подход: все мероприятия группировались по дням. Возможно, что замысел о решении главных проблем экономики за полтора года по графику, похожему на производственную программу отдельного предприятия, был утопией. Однако в простых рецептах (типа перехода к рынку в сжатые сроки и "малой кровью") нуждалась политическая ситуация, в частности, потребность в сближении Горбачева и Ельцина, поворота массового общественного сознания к рыночным идеям. К поддержке программы "500 дней" подключились почти все средства массовой информации страны, спекулировавшие на настроениях и накопившемся в обществе нетерпении, желании быстрых перемен: люди устали ждать "светлого будущего" и требовали его наступления немедленно.

Пока нет глубокого анализа того, какая программа реформ была лучше. Оценки и сравнения, опубликованные в 1990-е гг., были политизированы. Можно допустить, что программа "500 дней" и сроки ее осуществления были лучшими, и ее можно было бы превратить в рабочий документ, если бы (и это главное!) она представляла собой не график мероприятий, а программу адаптивного управления, перестраиваемую реформаторами после анализа результатов каждого прошедшего этапа реформы. Но М. С. Горбачев, отказавшись от сотрудничества с Б. Н. Ельциным, отверг и эту программу. По мнению авторитетного политика и ученого Η. П. Шмелева, крах перестройки и самого Горбачева как лидера СССР был определен именно этим решением.

  • [1] Предыдущее масштабное обновление состава ЦК (на 77%) было осуществлено в 1934–1935 гг.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >