Интеграционные процессы на постсоветском пространстве

Постепенный выход России из внутреннего кризиса пробудил значительную активность внешней политики в постсоветском направлении. Вслед за распадом Советского Союза последовал период реинтеграции бывших советских республик, искавших пути для восстановления утраченных связей. Реинтеграция породила целый ряд важных межгосударственных организаций и институтов:

  • • Содружество независимых государств (СНГ, 1991): объединение постсоветских республик, за исключением Прибалтики и Туркмении и вышедших позднее Грузии и Украины. СНГ направлено на мирное урегулирование политических, социально-экономических и культурных проблем советского наследия и интеграционное развитие всего постсоветского пространства;
  • • Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ, 1992): к 2020 г. Россия, Белоруссия, Казахстан, Армения, Таджикистан и Киргизия представляют военно-политический блок, основанный на принципах взаимопомощи;
  • • Сообщество Белоруссии и России (1996, с 1997 — Союзное Государство): попытка построить наднациональное государственное образование на территории СНГ;
  • • Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС, 2001) и созданный на его основе Евразийский экономический союз (ЕАЭС, 2015): объединились в зону свободной торговли и согласовывают экономическую политику;
  • • в рамках ЕврАзЭС и ЕАЭС с 2010 г. действует Таможенный союз, вводящий единые таможенные тарифы по отношению к другим государствам.

Однако реинтеграция пока не привела к существенным политическим последствиям. Близкие России республики используют ее военное и экономическое покровительство, но не стремятся уступать в вопросах, представляющих для них национальные интересы. Так, острым вопросом на постсоветском пространстве остается статус русскоязычного населения, подвергающегося языковой и иной дискриминации.

Русскоязычные соотечественники и Русский мир

Распад Советского Союза по административным границам республик поставил на повестку дня проблему русскоязычного населения за пределами России.

До распада СССР русскоязычные за рубежом представляли собой эмигрантов, имевших крайне напряженные отношения с советской властью. Русскую эмиграцию часто делят на три этапа — волны:

  • • первая волна: бежавшие в ходе революции и Гражданской войны — прежде всего, представители Белого движения, казачества и привилегированных сословий Российской империи;
  • • вторая волна: оставшиеся на западе в ходе Второй мировой войны военнопленные, угнанные на принудительные работы, заключенные концлагерей, а также различного рода коллаборационисты;
  • • третья волна: эмигрировавшие диссиденты, невозвращенцы, а также представители еврейской миграции в Израиль.

Однако распад СССР серьезно увеличил количество русскоязычного населения, оставшегося за пределами новой России.

Оговоримся, что русскоязычное население значительно шире этнических русских. В Российской империи и Советском Союзе многие представители небольших этнических групп (например, белорусы, чуваши, поволжские немцы) вдали от основного региона проживания переходили на русский язык, сохраняя при этом свое этническое самосознание. Плановая социально-экономическая модель советского общества подразумевала директивное перемещение между советскими республиками квалифицированных кадров (промышленных рабочих, инженеров, врачей, университетских преподавателей и др.), партийно-комсомольских работников, чиновников и военнослужащих вместе с их семьями. Поскольку русский язык был средством межнационального общения, это давало карьерные и прочие перспективы.

Так во всех республиках образовалась значимая прослойка русскоязычного населения. В России их воспринимали как соотечественников. Возникла идея Русского мира — геополитического пространства российского политического, экономического и культурного влияния, базирующегося на российской истории и русском языке. Также к Русскому миру относят представителей русской эмиграции XX в. в дальнем зарубежье, сохраняющих свое самосознание, язык и культуру.

Ускоренный курс на построение/восстановление национальных государств породил необходимость национальной консолидации на основе этнического и языкового признаков. В этом контексте русскоязычное население закономерно стало восприниматься как чуждое, реликт «колониализма» времен Российской империи и СССР.

Дискриминация русскоязычного населения проходила в различных формах. Практически повсеместно русскоязычные вытеснялись из государственного аппарата и крупного бизнеса, а также из сфер образования и культуры. Резко сокращалось число школ с изучением русского языка, а ограничивались возможности использовать русский язык в государственных органах, медиа, даже в бытовой сфере.

Два существенных исключения составляли Белоруссия и Казахстан, где в силу исторически больших русскоязычных общин были приняты решения сохранить официальный статус русского языка. Также особым образом развивалась ситуация на Украине, где подавляющее большинство населения сочетало украинский и русский язык в своем повседневном общении. Но в других постсоветских странах положение русского языка было тяжелым.

Русскоязычные в республиках Закавказья и Средней Азии оказались бессильны отстаивать свои права перед местными элитами. Многие представители русскоязычной диаспоры оказались вынуждены бежать в Россию, продавая за бесценок свою недвижимость. Здесь свою роль сыграла и стремительная деиндустриализация, оставившая без работы многих квалифицированных сотрудников закрывшихся промышленных предприятий.

В Молдавии языковой вопрос вылился в кровавый Приднестровский конфликт. Преимущественно русскоязычное Приднестровье провозгласило свою независимость, опасаясь молдавско-румынского национализма.

В странах Прибалтики значительное число представителей русскоязычного населения подвергалось дискриминации как «советские оккупанты». Самым существенным ограничением стала необходимость прохождения определенной натурализации ради получения полноценного гражданства новых республик. Исключения делались для потомков русскоязычного населения, проживавшего в Прибалтике до 1940 г.

Натурализация — правовая процедура приобретения гражданства.

Далеко не всегда российская дипломатия могла эффективно защищать права русскоязычного населения, хотя подобные цели ставились во многих стратегических документах.

В 1990-е гг. общая слабость новой России не позволяла серьезно отстаивать свои интересы, кроме того, привлечение русскоязычной диаспоры обратно в Россию рассматривалось как одна из задач государственного строительства.

В 2000-е гг. проблемы русскоязычных стали важным инструментом политического давления Москвы. Однако Россия скорее действовала из своих собственных интересов, чем защищала местное русскоязычное население.

Так, активная поддержка русскоязычных в Прибалтике была направлена на дестабилизацию и дискредитацию республик в ходе их ускоренной евроатлантической интеграции в НАТО и Евросоюз. Но в Туркмении интересы русскоязычных бипатридов (лиц с двойным гражданством) оказались принесены в жертву энергетическим соглашениям Москвы и Ашхабада.

Судьба русскоязычного населения за рубежом стала важной темой патриотических и националистических организаций в общественно-политической жизни России. В разные годы активно поддерживали соотечественников ЛДПР, Конгресс русских общин, партии «Отечество» и «Родина», харизматичный мэр Москвы Лужков. Определенное внимание уделяли и ведущие партии — «Единая Россия» и КПРФ.

В 2008 г. при МИД было создано специальное агентство «Россо- трудничество» — Федеральное агентство по делам Содружества Независимых Государств, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству. Однако институционализация не помогла полностью разрешить проблемы русскоязычного населения.

Значимый всплеск интереса российской общественности к проблемам русскоязычного населения произошел в 2014 г. в связи с присоединением Крыма и начавшимся конфликтом на Донбассе. Однако после нескольких лет активного интереса произошел новый спад, обусловленный усталостью от внешнеполитических тем. Проблема не решена, но постепенно теряет свою остроту.

К этому привели несколько факторов. С одной стороны, многие русскоязычные вернулись в Россию или эмигрировали в третьи страны (Германию, США, Израиль и др.). С другой стороны, оставшиеся за три десятилетия оказались более-менее ассимилированы — освоили национальный язык, нашли свою нишу в социально-экономической системе, в некоторых случаях даже сменили этноязыковую самоидентификацию. Наконец, произошла смена поколений — молодежь не знает советских реалий и после получения школьного образования скорее осознает себя гражданами новой республики, чем частью Русского мира.

В 2020 г. была упрощена процедура получения российского гражданства для жителей Украины и Белоруссии, освобожденных от необходимости подтверждать владение русским языком.

Аналитическое задание

Аргументируйте свое согласие или несогласие с приведенной позицией: «Демография — это не только рождение людей, но и репатриация. Сотни тысяч русских наравне с африканцами и азиатами стоят в очереди на получение российского гражданства. Все они жили в СССР или родились вскоре после распада, они не виноваты, что их родители в свое время переехали в союзные республики, тогда это все одна страна была. Но вдруг они все стали там чужими, но и на родину, в Россию их не хотят принимать. Это позор».

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >