Государство, власть, сети, гражданское общество и общечеловеческие ценности

Государство и эволюция общечеловеческих ценностей

Важнейшим субъектом социальной политики и организации жизнедеятельности современного социума является государство, представляющее собой большое сообщество людей (объединяющее нацию, иногда несколько наций), проживающих на определенной территории, имеющих общие культурные и религиозные ценности, язык (языки), а в качестве регуляторов — правовые, экономические, политические и социальные институты. Ученые отмечают, что в современном виде государства предстают в форме национальных государств, возникших как данный социальный феномен относительно недавно — в XVII—XVIII вв.[1]

Поскольку интересы людей разнообразны и зачастую носят антагонистический характер, то для достижения коллективного единства людей требуется обеспечить постановку единых целей и применить инструменты, преодолевающие сопротивление определенных (несогласных по поводу целей и методов их достижения) слоев и членов социума. Поэтому государство представляет собой систему властных отношений, итогом функционирования которых является достижение им состояния господства, позволяющего достигать коллективного единства.

Обратить внимание! По мнению Б. Н. Чичерина (1828— 1904), следует выделить следующие признаки государства, которые не встречаются более в других социальных группах:

  • • государство есть союз;
  • • государство есть союз целого народа;
  • • оно имеет единый закон;
  • • оно непременно имеет территорию;
  • • в нем народ становится нравственным лицом;
  • • оно управляется верховной властью;
  • • его целью является общее благо.

Для этого государственная власть должна быть единой, всеохватывающей, суверенной и принудительной. С помощью проведения соответствующей экономической и социальной политики государство призвано не только способствовать развитию материального благосостояния населения, но и принимать меры для культурного и духовного совершенствования людей[2].

Государство осуществляет свои функции на основе разделения властей — законодательной, исполнительной, судебной. Оно принимает законы и контролирует их исполнение; согласовывает социально-групповые интересы; регулирует экономические и распределительные отношения в обществе; обеспечивает функционирование национальных систем образования, здравоохранения, обороны, общественного порядка, институтов социальной защиты населения (см. ссылку 1 к гл. 5).

Государства различаются формами правления и устройством основных институтов политической власти.

Форма правления определяется источником организации власти. Например, при монархической форме правления в качестве такого источника выступает физическое лицо — монарх (король, царь, император).

При демократической форме правления, зародившейся в городах-государствах Древней Греции, источником власти являлся народ. Принцип политического суверенитета в словоупотреблении самих греков выражался словом «автономия», т. е. жизнь по собственным законам; рука об руку с ним шло понятие «автаркия», означающее экономическое обособление, суверенитет больших сообществ, религиозную и мировоззренческую самобытность.

Граждане греческого полиса стремились гарантировать себе свободное волеизъявление при организации совместной жизни. Для этого они ревностно соблюдали установленный ими политический порядок: обязательно посещали народные собрания, регулярно исполняли должностные обязанности членов (должностных лиц) управляющих органов (советов), магистратуры, судей и т. д.

Древние греки обладали чувством свободы, которую они ценили превыше всего. Для ее обеспечения они стремились создать политические механизмы и процедуры, исключающие чрезмерное доминирование правителей, которых они избирали на определенный срок.

Справочно

В качестве практики избрания правителей греки использовали достаточно сложную процедуру выборов, а также применяли такие механизмы публичного волеизъявления, как: фильтры (не позволяющие допускать к выборам людей, проявивших себя как тираны), санкции за превышение властных полномочий, например в форме остракизма, предусматривающего изгнание из полиса на определенный период времени.

Как отмечал немецкий ученый Г. Еллинек, древние греки в соответствии с их взглядом на государство усматривали в социальных добродетелях граждан самую прочную гарантию процветания государства[3]. Поэтому господствующие ценности свободы и справедливости по поводу взаимоотношений людей, организованные с помощью государственных структур, оказывали существенное влияние на особенности устройства государства.

В республиканскую эпоху в Древнем Риме существовал аналог полисной организации жизни в рамках гражданской общины, которую римляне называли латинским словом «ci.vi.tas». По мнению В. Дементьевой, ее отличало «наличие гражданского коллектива, который живет по единому праву, одним и тем же обычаям, объединен политикой и войной, связан экономическими отношениями, имеет общность религиозных воззрений, идеологии и разнообразных интересов... Римские граждане были носителями государственного верховенства».

Республиканская традиция считала свободу противоположностью рабства, а незащищенность перед произволом другого или жизнь по милости другого великим злом. По мнению американского ученого Ф. Петита, «противопоставление рабства и свободы является самой характерной чертой существовавшей продолжительное время риторики свободы, возникшей из опыта Римской республики».

В период Средневековья республиканская форма правления утвердилась в городах-государствах Северной Италии (Венеция, Милан, Пиза, Флоренция, Сиена и др.), в вольных германских городах (Любек, Бремен и др.), в России (Великий Новгород), в которых применялись выборные органы власти, а граждане городов имели право избирать и быть избранными в данные органы самоуправления.

Современные формы национального государства сложились в период становления буржуазного общества (конец XVII — первая половина XX в.), т. е. на протяжении последних 300 лет. Имеющийся в истории человечества опыт функционирования основных форм государства (монархия, аристократия, демократия) в этот период подвергся существенному пересмотру, а революционные формы их изменений потребовали нового теоретического осмысления и обоснования принципов организации политических форм государственного устройства. Важнейшими критериями (ориентирами) их построения стали служить основные права человека и разделение властей (организационно-политический принцип).

Важный вклад в разработку теоретических основ буржуазного государства внес немецкий философ Г. Гегель (1770—1831), философско-правовая система взглядов которого в период становления индустриального общества в XIX в. оказала существенное влияние на развитие теорий государственного устройства, гражданского общества, прав и свобод личности.

Обратить внимание! Заслуга Г. Гегеля состоит в том, что он создал целостное учение о государстве, теоретическая основа которого базируется на основе органического рассмотрения его природы с позиции важнейших отраслей знания: философии (морально-гносеологическая его основа); права и политэкономии, исследующих взаимодействие индивидов в практической плоскости социально-трудовых и экономических отношений, регулирующее воздействие на которые осуществляет государство; социологии, позволяющей изучать причины конфликтных ситуаций между индивидами и предлагать способы их разрешения.

По мнению Г. Гегеля, государство — это феномен, который следует изучать как единую субстанцию, единый дух, отражающий религиозные (моральные) воззрения народа, его экономические, правовые и социальные институты. В своих основных трудах, где Гегель рассматривает теоретические основы государства[4], он трактует историю человечества в контексте эволюции государственных форм как «прогресс духа в сознании свободы», который реализуется на индивидуальном и на социальном уровнях с помощью осознания реальной действительности (разумом) и практического применения при организации совместной жизни: «Разум реализуется в деятельности каждого человека, а частные цели, отражающие волеизъявления отдельных людей, способны быть реализованы только с помощью социума и государства».

Тем самым индивидуальные (личностные) и социальные (коллективные) моменты в жизнедеятельности человека существуют в их взаимном влиянии (и переходе), а действительная свобода — это единство внутреннего и внешнего состояния человека, осмысление своего места в социуме (см. ссылку 2 к гл. 5).

В этом поступательном развитии духовные компоненты в жизни человека, социума и онтологического бытия всего сущего предстают как взаимосвязанные между собой компоненты (субъективный дух — объективный дух — абсолютный дух), позволяющие выявлять творческие силы мирового духа, воплощающегося в сменяющих друг друга образцах культуры. Так, с точки зрения права, по мнению Г. Гегеля, в восточных деспотиях свободен один человек (властитель), в античном обществе свободны некоторые, в современном обществе свободны все[5].

Выделив нравственность как высшую форму развития институтов права, Г. Гегель обосновал социальную доктрину, базирующуюся на широком спектре теоретических доказательств, раскрывающих логику взаимоотношений человека и социума (семья, община, гражданское общество). Так, согласно теоретическим построениям Г. Гегеля, право и мораль служат субъективными условиями свободы, а свое воплощение («свою действительность») они получают в нравственности и государстве. Отметим, что рассмотрение указанных вопросов Гегель считает основополагающим в формировании государства, подчеркивая, что условием подлинной свободы людей является единство их гражданской и политической жизни, воплощенное в самосознании народа (см. ссылку 3 к гл. 5).

Г. Гегель считал важным соотнесение государства как целостного организма и его граждан как свободных субъектов применения морали и права, а для сохранения устойчивости государства — использование идеи разделения властей: законодательная власть формулирует законы; правительство на основании этих законов способствует согласованию конкретных гражданско-правовых сфер деятельности, обеспечивая тем самым их целостное функционирование; верховная власть объективирует волю государственного целого.

В XIX в. процессы формирования национальных государств получили свое законодательное оформление; в большинстве европейских стран (Франция, Австрия, Германия, Нидерланды) было введено парламентское правление, предоставившее населению широкий круг политических и экономических свобод. Эволюция индивидуальных свобод была результатом взаимодействия конституционных процессов, централизации государств, повышения активности структур гражданского общества.

Государственное устройство в контексте общечеловеческих ценностей рассматривал немецкий ученый Г. Кельзен (1881—1973), исследовавший применение категории справедливости для анализа правовых норм (см. ссылку 4 к гл. 5).

Осмысление с правовой, философской и экономической точек зрения свободы, солидарности, справедливости и других категорий, охватываемых понятием «общечеловеческие ценности», позволило выявить широкую палитру отношений в социуме и государстве (личности и государства, социальных групп и личности, государства и социальных групп).

Отражающие интересы субъектов социально-трудовых отношений понятия «нравственность», «нравственные ценности», «свобода», «справедливость», «солидарность» стали приобретать правовое содержание (обязательность, ответственность, долг и т. д.), что повлияло на показатели и нормы социальной защиты населения.

Об эффективном функционировании государственной власти, по мнению Й. Хёффнера, свидетельствует «нематериальное благополучие, признаками которого являются прежде всего осуществление социальной справедливости, построенное на нравственных ценностях народное образование, высокоразвитые культура и наука, образцовое здравоохранение, а также соблюдение свободы совести и религиозной свободы»[6].

Отметим, что в эпоху индустриального общества особое значение для оформления государственного устройства многих стран имели события, происходившие в период между началом Первой и концом Второй мировых войн, т. е. в период первой половины XX в. На личностном уровне и на уровне государства новое прочтение общечеловеческих ценностей стало основой дальнейшего развития правосознания граждан, позволяющего им ощутить себя носителями свободы и открыть человеку новые возможности для самореализации.

  • [1] Гидденс Э. Основные понятия в социологии. С. 324, 325.
  • [2] Чичерин Б. Н. Курс государственной науки. С. 4—7. 2 Философский энциклопедический словарь. С. 676, 123. 3 Древнегреческий полис, или город-государство — это городская гражданская община, конституирующая себя как государство. См. Античный полис : курс лекций / ответственные редакторы В. В. Дементьева, И. Е. Суриков. М. : Русский фонд содействия образованию и науке, 2010. С. 23. 4 Античный полис. С. 23—33. 5 Там же. С. 40.
  • [3] Еллинек Г. Общее учение о государстве. 2 Античный полис. С. 131, 132, 133. 3 Петит Ф. Республиканизм. Теория свободы и государственного правления. С. 76, 77.
  • [4] Гегель Г. Философия истории // Сочинения : в 14 томах. Т. 8. М., Л., 1935; Гегель Г. Философия права // Сочинения : в 14 томах. Т. 7. М., Л., 1934. 2 Там же. Т. 8. С. 32, 33.
  • [5] Гегель Г. Философия права. Т. 7. С. 97, 98. 2 Там же. С. 308, 309.
  • [6] Хёффнер Й. Христианское социальное учение. С. 253. 2 Энциклопедический социологический словарь. Российская академия наук / под редакцией Г. В. Осипова. С. 98, 99. 3 Вебер М. Хозяйство и общество. Очерки понимающей социологии : в 4 томах. Т. I. Социология. М. : Издательский дом Высшей школы экономики, 2016. С. 109.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >