Преступления против порядка подчиненности и уставных взаимоотношений между военнослужащими

Неисполнение приказа (ст. 332 УК)

Непосредственным объектом преступления является установленный в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ порядок воинской подчиненности, т. е. регулируемые законами и воинскими уставами военно-служебные отношения между командирами (начальниками) и подчиненными.

Основным принципом организации и внутреннего построения Вооруженных Сил и других войск РФ является единоначалие. Согласно ст. 33 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации и ст. 9 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденных Указом Президента РФ от 10 ноября 2007 г. № 1495, единоначалие заключается в наделении командира (начальника) всей полнотой распорядительной власти по отношению к подчиненным и возложении на него персональной ответственности перед государством за все стороны жизни и деятельности воинской части, подразделения и каждого военнослужащего. Оно выражается в праве командира (начальника) единолично принимать решения, отдавать соответствующие приказы в строгом соответствии с требованиями законов и воинских уставов и обеспечивать их выполнение и в обязанности подчиненного беспрекословно повиноваться.

Командир (начальник) несет ответственность за отданный приказ и его последствия.

Понятие приказа определено ст. 39 Устава внутренней службы Вооруженных Сил РФ, согласно которой приказ — это распоряжение командира (начальника), обращенное к подчиненным и требующее обязательного выполнения определенных действий, соблюдения тех или иных правил или устанавливающее какой-нибудь порядок, положение. Приказ по форме может быть письменным, устным или переданным по техническим средствам связи одному или группе военнослужащих.

Согласно Федеральному закону «О воинской обязанности и военной службе» (п. 3 ст. 37) военнослужащему не могут отдаваться приказы и распоряжения, ставиться задачи, не имеющие отношения к военной службе или направленные на нарушение закона.

Ответственность за отдачу и исполнение незаконного приказа решается в соответствии со ст. 42 УК. В п. 4 Положения о специальном воинском контингенте в составе Вооруженных Сил Российской Федерации для участия в деятельности по поддержанию или восстановлению международного мира и безопасности, утвержденного постановлением Правительства РФ от 19 октября 1996 г. № 1251, установлено, что воинский контингент комплектуется на добровольной основе военнослужащими Вооруженных Сил РФ, проходящими военную службу по контракту.

По смыслу названных нормативных правовых актов при решении вопроса об откомандировании военнослужащего в целях его назначения на должность в воинские части Вооруженных Сил РФ, предназначенные для участия в деятельности по поддержанию или восстановлению международного мира и безопасности (специальный воинский контингент), в обязательном порядке требуется получение согласия военнослужащего.

Согласно ч. 2 ст. 42 УК неисполнение заведомо незаконных приказа и распоряжения исключает уголовную ответственность военнослужащих по ст. 332 УК.

Таким образом, преступлением признается неисполнение приказа командира (начальника), отданного в порядке службы и не противоречащего закону.

Неисполнение приказа, противоречащего закону или отданного не в порядке службы, не образует рассматриваемого преступления.

С объективной стороны преступление — это неисполнение приказа, которое совершается в форме неповиновения или иного умышленного неисполнения приказа.

Неповиновение или иное умышленное неисполнение приказа означает открытый отказ от исполнения приказа, когда виновный в категорической форме заявляет или иным способом демонстрирует свое намерение не исполнять приказ или принимает приказ к исполнению, но умышленно не исполняет действий, предписанных приказом, или совершает действия, запрещенные приказом, или не предпринимает действий для своевременного, полного и точного исполнения приказа.

Обязательным признаком преступления является последствие — существенный вред интересам службы. Содержание этого понятия закон не раскрывает.

Для признания преступления оконченным необходимо фактическое причинение вреда. Он может иметь конкретные проявления как материального, так и нематериального характера, зависеть от конкретных обстоятельств дела и должен определяться судом на основе анализа всех имеющихся в деле материалов, оценки важности нарушенных охраняемых законом государственных и общественных интересов в области военной службы, прав и свобод человека и гражданина, отдельного военнослужащего и в целом порядка прохождения военной службы, серьезности и длительности нарушения, размера материального ущерба, обстановки, места и времени.

Существенным вредом интересам службы может быть признан вред, выражающийся, например, в подрыве, в связи с совершенным преступлением, воинской дисциплины в подразделении (части), срыве задания по службе, повреждении или уничтожении имущества, причинении значительного материального ущерба, существенном ущемлении прав и законных интересов военнослужащих.

Между последствием и неисполнением приказа должна быть установлена причинная связь.

Преступление является оконченным с момента наступления последствий.

Если вследствие неисполнения приказа причинен тяжкий вред здоровью либо наступила смерть по неосторожности, действия виновного кроме ст. 332 УК должны быть квалифицированы по соответствующим статьям о преступлениях против жизни и здоровья.

Субъектами неисполнения приказа могут быть военнослужащие, подчиненные начальнику по службе или по воинскому званию, а также военнослужащие, которые в случае нарушения воинской дисциплины или общественного порядка обязаны выполнять требования старших по воинскому званию об устранении этих нарушений, а также военнослужащие при совместном выполнении обязанностей военной службы, начальниками которых выступают старшие по воинскому званию или по занимаемой должности.

Статья 37 Устава внутренней службы Вооруженных Сил РФ предусматривает, что старшие по своему служебному положению и воинскому званию в случае нарушения младшими воинской дисциплины, общественного порядка или других правил поведения должны требовать от них устранения этих нарушений.

При невыполнении этих требований младшие по воинскому званию могут быть признаны субъектами рассматриваемого преступления.

При совместном выполнении обязанностей военнослужащими, не подчиненными друг другу, когда их служебные взаимоотношения не определены командиром (начальником), старший из них по должности или по воинскому званию является начальником.

Ответственность за неисполнение приказа начальника также наступает по ст. 332 УК.

С субъективной стороны преступление совершается с прямым или косвенным умыслом.

Квалифицирующим признаком преступления (ч. 2 ст. 332 УК) является совершение преступления группой лиц по предварительному сговору или организованной группой.

Неисполнение приказа, совершенное группой лиц и группой лиц по предварительному сговору, является таковым, когда все участники группы выступали соисполнителями преступления, т. е. принимали участие в выполнении объективной стороны состава этого преступления.

При этом все соисполнители преступления являются военнослужащими.

Гражданские лица не должны признаваться исполнителями (соисполнителями) этих преступлений, а могут выступать лишь их соучастниками в виде организатора, подстрекателя либо пособника (ч. 4 ст. 34 УК).

Совершение преступления группой лиц без предварительного сговора предполагает согласованность действий участников группы, когда каждый участник группы сознает, что он действует согласованно с другими участниками группы, хотя предварительного сговора между ними не было.

Предварительный сговор на неисполнение приказа может иметь место до получения приказа начальника, когда подчиненным стало известно, что приказ им будет отдан, во время отдачи начальником приказа, а также после получения подчиненными приказа начальника, когда подчиненные договариваются не исполнять приказ.

Совершая преступления организованной группой, отдельные участники группы могут не принимать непосредственного участия в выполнении объективной стороны состава преступления, но участвовать в подготовке или совершении этого преступления.

При этом все участники организованной группы признаются исполнителями совершенного преступления, их действия подлежат квалификации по ч. 2 ст. 332 УК без ссылки на ст. 33 УК, при наступлении тяжких последствия.

Содержание понятия тяжких последствий, предусмотренных ч. 2 и 3 ст. 332 УК, отличается от понятия существенного вреда большей степенью общественной опасности причиненного вреда.

К тяжким последствиям могут быть при определенных обстоятельствах и условиях отнесены: наиболее серьезные формы подрыва воинской дисциплины и боеготовности подразделения, части (явное нарушение правопорядка в подразделении, части, срыв боевого задания или серьезное затруднение выполнения боевой задачи на учении, боевом дежурстве и т. п.), катастрофы и аварии, гибель или повреждение боевой техники, крупный материальный ущерб, наиболее опасные формы причинения вреда личности военнослужащих или граждан.

В соответствии со ст. 26 УК отношение к тяжким последствиям неисполнения приказа, квалифицируемого по ч. 2 ст. 332 УК, может характеризоваться и неосторожностью.

Часть 3 ст. 332 УК предусматривает ответственность за неисполнение приказа вследствие небрежного либо недобросовестного отношения к службе, повлекшее тяжкие последствия.

Субъективное отношение лица к совершаемому преступлению — неосторожная форма вины.

Сопротивление начальнику или принуждение его к нарушению обязанностей военной службы (ст. 333 УК)

Основным непосредственным объектом преступления является закрепленный в воинских уставах порядок подчиненности, обеспечивающий нормальную служебную деятельность командиров (начальников) и других лиц, исполняющих возложенные на них обязанности военной службы, а дополнительным также их здоровье, честь и достоинство, личная неприкосновенность во время исполнения обязанностей военной службы.

С объективной стороны преступление выражается в сопротивлении начальнику, а равно иному лицу, исполняющему возложенные на него обязанности военной службы, или принуждении его к нарушению этих обязанностей, сопряженные с насилием или с угрозой его применения.

Сопротивление является ответной реакцией на правомерные действия начальника или иного лица, направленные на пресечение данного нарушения.

Сопротивлению может предшествовать неповиновение начальнику, неисполнение его приказа, отданного по службе.

Преступление, начавшееся с неповиновения, перерастает в более тяжкое посягательство на порядок воинской подчиненности, поэтому действия виновного не образуют совокупности преступлений и подлежат квалификации по ст. 333 УК.

Принуждение — это действия, направленные на то, чтобы заставить начальника или иное лицо нарушить возложенные на него обязанности военной службы, т. е. совершить незаконные действия в интересах принуждающего либо действовать вопреки интересам службы.

При сопротивлении виновный своими действиями не дает возможности начальнику или иному лицу выполнять обязанности по службе, а при принуждении он пытается заставить их действовать вопреки интересам службы (например, когда военнослужащий, угрожая насилием или применяя насилие, требует от начальника незаконно предоставить ему отпуск, досрочно уволить из Вооруженных Сил, перевести в другую воинскую часть).

Уголовная ответственность за сопротивление или принуждение начальнику или иному лицу наступает, когда они выполняют обязанности военной службы.

Судебная практика определяет понятие «исполнение обязанностей военной службы» как фактическое исполнение военнослужащими конкретных служебных обязанностей (общих, должностных и специальных). Установленные Федеральным законом «О воинской обязанности и военной службе» (ст. 37) и Уставом внутренней службы Вооруженных Сил РФ (ст. 8) перечни исполнения обязанностей военной службы ориентировочные.

При решении вопроса об исполнении обязанностей военной службы необходимо в каждом конкретном деле проверять, находился ли начальник или подчиненный при исполнении конкретных обязанностей, образующих порядок несения военной службы, и в зависимости от этого решать вопрос об уголовной ответственности. При этом следует исходить из ст. 16—25 Устава внутренней службы Вооруженных Сил РФ, регламентирующих общие, должностные и специальные обязанности, которые могут быть возложены на военнослужащего.

Преступлением признается лишь сопротивление или принуждение, сопряженное с насилием или с угрозой его применения к начальнику или иному лицу, исполняющему возложенные на него обязанности военной службы.

По ч. 1 ст. 333 УК подлежат квалификации сопротивление и принуждение, сопряженные с угрозой применения любого насилия, а также с физическим насилием в виде нанесения побоев, причинением легкого вреда здоровью и т. п.

При сопротивлении виновный сам своими действиями не дает возможности начальнику или иному лицу выполнить в данной конкретной обстановке свои служебные обязанности.

В отличие от сопротивления при принуждении виновный пытается заставить начальника или иное лицо действовать в интересах виновного либо вопреки интересам службы.

При этом принуждение всегда характеризуется предъявлением конкретного требования о совершении или несовершении определенных действий. Игнорирование этого отличия влекло вынесение ошибочных решений.

Субъектами сопротивления или принуждения могут быть военнослужащие, проходящие военную службу как по призыву, так и по контракту.

При сопротивлении начальнику, исполняющему обязанности военной службы, или принуждении его к нарушению этих обязанностей субъектом преступления выступает военнослужащий, по службе или по воинскому званию подчиненный данному начальнику.

Сопротивление или принуждение в отношении иного лица, исполняющего обязанности военной службы, могут быть совершены любым военнослужащим, не состоящим с ним в отношениях подчиненности.

С субъективной стороны и сопротивление, и принуждение совершаются с прямым умыслом.

При сопротивлении лицо имеет цель помешать, не дать возможности начальнику или иному лицу выполнить возложенные на него обязанности по военной службе, а при принуждении — заставить его нарушить эти обязанности путем совершения незаконных действий или действий вопреки интересам службы.

В ч. 2 названы квалифицирующие признаки — совершение преступления: группой лиц, группой лиц по предварительному сговору и организованной группой; с применением оружия.

Применение оружия означает фактическое использование огнестрельного или холодного оружия для физического или психического воздействия на начальника или иное лицо при сопротивлении или принуждении его к нарушению обязанностей военной службы; — с применением тяжкого или средней тяжести вреда здоровью либо иных тяжких последствий.

Поскольку умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, предусмотренное ч. 2—4 ст. 111 УК, является более тяжким преступлением, сопротивление или принуждение, сопряженное с умышленным причинением тяжкого вреда здоровью начальника или иного лица, следует квалифицировать по совокупности ст. 333 и 111 УК.

Убийство начальника или иного лица при сопротивлении или принуждении полностью охватывается п. «б» ч. 2 ст. 105 УК, так как такое убийство не включено в диспозицию ст. 333 УК.

Иными тяжкими последствиями сопротивления или принуждения могут быть срыв выполнения боевого или иного важного задания, уничтожение или серьезное повреждение боевой техники, создание реальной опасности для жизни и здоровья личного состава подразделения части, причинение по неосторожности смерти начальнику или иному лицу, исполняющему обязанности военной службы.

Насильственные действия в отношении начальника (ст. 334 УК)

Основным непосредственным объектом преступления является установленный порядок подчиненности, дополнительным — неприкосновенность личности начальника, его здоровье.

Данная статья устанавливает уголовную ответственность за насильственные действия в отношении начальника по служебному положению или по воинскому званию.

Такие же действия в отношении равных по воинскому званию при отсутствии между ними отношений подчиненности квалифицируются по ст. 335 УК.

При разграничении оскорбления, насильственных действий в отношении начальника и других преступлений против военной службы, связанных с применением военнослужащими насилия, необходимо иметь в виду, что по данной статье и ч. 2 ст. 336 УК могут быть квалифицированы противоправные действия лица, состоящего с потерпевшим в отношениях подчиненности.

В случае равенства подсудимого и потерпевшего по служебному положению содеянное виновным подлежит квалификации по другим статьям гл. 33 УК.

Отсутствует состав рассматриваемого преступления также в случаях, когда насилие на почве служебной деятельности совершено в отношении лица, бывшего начальником виновного в прошлом, но не являющегося таковым к моменту совершения насилия.

Объективная сторона преступления заключается в нанесении побоев или применении иного насилия в отношении начальника, совершенных во время исполнения им обязанностей военной службы или в связи с исполнением этих обязанностей.

Побои — множественные (более одного раза) удары, сопряженные с причинением потерпевшему физической боли, но не повлекшие причинение вреда здоровью.

Если же начальнику нанесен один удар, не повлекший причинения вреда его здоровью, то это действие может быть квалифицировано по ст. 336 УК как оскорбление.

Когда виновный намеревался нанести начальнику побои, но по независящим от него обстоятельствам свое намерение не сумел довести до конца, его действия образуют покушение на данное преступление.

Нанесение побоев начальнику, причинение легкого вреда его здоровью, а также иные насильственные действия, связанные с причинением физической боли либо с ограничением его свободы, подлежат квалификации по ч. 1 ст. 334 УК.

Рассматриваемая статья устанавливает ответственность подчиненного в отношении начальника в связи с его правомерными действиями, совершенными по службе.

Применение насилия с целью изменить общую линию поведения начальника, характер его служебной деятельности в целом признаками сопротивления и принуждения не охватывается и требует квалификации по ст. 334 УК. Такие насильственные действия, как об этом указано выше, совершаются из мести, недовольства служебной деятельностью начальника, с целью снижения его требовательности по службе и т. п. При этом насилие может применяться как в связи с исполнением начальником обязанностей военной службы, т. е. на почве служебных отношений, так и во время исполнения им этих обязанностей. В последнем случае содеянное квалифицируется по ст. 334 УК независимо от мотива противоправных действий.

Деяния, предусмотренные ч. 1 ст. 333 и ч. 1 ст. 334 УК, являются уголовно наказуемыми лишь в том случае, если они сопряжены с насилием либо с угрозой его применения (ч. 1 ст. 333 УК). При этом объем такого насилия ограничивается причинением легкого вреда здоровью потерпевшего.

Когда же насильственные действия явились защитой от противоправного насилия со стороны самого начальника, то ответственность подчиненного по данной статье исключается (действия могут быть признаны необходимой обороной или превышением ее пределов).

Если насильственные действия в отношении начальника совершаются не в связи с исполнением им обязанностей военной службы и не во время исполнения этих обязанностей, а на почве личных неприязненных отношений во внеслужебной обстановке, то такие действия также не содержат признаков преступлений против военной службы и их следует квалифицировать по соответствующим статьям УК о преступлениях против личности.

Для рассматриваемого преступления характерным является совершение насильственных действий в отношении начальника во время исполнения им обязанностей военной службы или в связи с исполнением этих обязанностей.

Понятие исполнения военнослужащим обязанностей военной службы приведено в ст. 37 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» и в ст. 8 Устава внутренней службы Вооруженных Сил РФ.

Так, исполнением обязанностей военной службы является исполнение должностных обязанностей, установленных уставами, несение боевого дежурства и других специальных служб, выполнение приказа, распоряжения или задачи, отданных или поставленных командиром (начальником), нахождение на территории воинской части в течение установленного распорядком дня служебного времени.

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью начальнику при отсутствии отягчающих обстоятельств охватывается п. «в» ч. 2 ст. 334 УК и в дополнительной квалификации содеянного по ч. 1 ст. 111 УК не нуждается.

По ст. 334 УК следует квалифицировать также случаи насилия над начальником не в связи с его конкретными действиями по службе, а на почве его общей требовательности.

Однако если насильственные действия служат средством воспрепятствовать исполнению начальником возложенных на него обязанностей военной службы или заставить его нарушить эти обязанности, то они подлежат квалификации по ст. 333 УК.

Преступление считается оконченным с момента нанесения насильственных действий начальнику.

Субъектами преступления могут быть военнослужащие, постоянно или временно, по службе или по воинскому званию подчиненные данному начальнику.

Насильственные действия в отношении начальника могут быть совершены подчиненными в соучастии с другими военнослужащими, не являющимися подчиненными данного начальника, а также гражданскими лицами. Действия соучастников преступления в подобных случаях следует квалифицировать по ст. 334 со ссылкой на ст. 33 УК.

С субъективной стороны насильственные действия в отношении начальника совершаются умышленно, с прямым умыслом.

Мотивом преступления выступает месть, недовольство служебной деятельностью начальника и т. п. Виновный может преследовать цель изменения служебной деятельности начальника, снижения его требовательности по службе. Когда насильственные действия повлекли последствия, предусмотренные п. «в» ч. 2 ст. 334 УК, отношение виновного к этим последствиям может быть в форме умысла или неосторожности.

В ч. 2 ст. 334 УК предусмотрены следующие квалифицирующие признаки:

  • 1) совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;
  • 2) совершение преступления с применением оружия;
  • 3) совершение преступления с причинением тяжкого или средней тяжести вреда здоровью либо иных тяжких последствий.

Нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности (ст. 335 УК)

Основным непосредственным объектом преступления является установленный порядок прохождения военной службы, воинские правоотношения. Дополнительный непосредственный объект — неприкосновенность личности военнослужащего, его здоровье, честь и достоинство.

С объективной стороны преступление состоит в нарушении уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии у них отношений подчиненности, связанное с унижением чести и достоинства или издевательством над потерпевшим либо сопряженное с насилием.

Они могут проявляться в в принуждении потерпевших совершать действия, унижающие их личное достоинство, оказывать личные услуги военнослужащим более раннего срока призыва, выполнять за них те или иные обязанности военной службы, сексуальных извращениях и иных формах издевательств, в изъятии у молодых воинов предметов обмундирования, продуктов питания, иных материальных ценностей. Все эти действия, как правило, сопровождаются применением насилия.

Насилие может состоять в нанесении побоев, причинении различной тяжести вреда здоровью, иных насильственных действиях, связанных с причинением физической боли потерпевшему либо ограничением его свободы.

Понятием насилия охватывается также угроза применения различных видов физического насилия.

Преступление считается оконченным с момента названных нарушений уставных правил.

Нарушения уставных правил взаимоотношений, сопряженные с совершением насильственных действий сексуального характера, образуют совокупность данного преступления и ст. 132 УК.

Если у потерпевшего изымаются предметы, являющиеся его личной собственностью, содеянное образует совокупность рассматриваемого преступления и преступления против собственности (например, грабеж, вымогательство).

Субъектами преступления могут быть военнослужащие, проходящие военную службу по призыву и по контракту. Это солдаты и матросы, сержанты и старшины, прапорщики и мичманы, а также лица офицерского состава, которые не состоят в отношениях подчиненности с потерпевшими, т. е. не являются их начальниками или подчиненными по службе и по воинскому званию. Они могут быть равными с потерпевшими по служебному положению и воинскому званию, старшими или младшими по воинскому званию.

Субъектами этого преступления могут быть и граждане, пребывающие в запасе, во время прохождения ими военных сборов.

Если в совершении преступления вместе с военнослужащим, не состоявшим с потерпевшим в отношениях подчиненности, участвует начальник или подчиненный последнего, действия исполнителя подлежат квалификации по ст. 335 УК, действия начальника или подчиненного потерпевшего — по этой же статье и ст. 34 УК.

В таких случаях преступление не может считаться совершенным группой лиц или группой лиц по предварительному сговору, так как начальник и подчиненный не могут быть ни его исполнителями, ни соисполнителями, они могут выступать лишь в качестве подстрекателей и пособников.

При определенных условиях действия начальника, не принявшего мер к прекращению насилия над подчиненным наряду с соучастием в преступлении, предусмотренном ст. 335 УК, могут содержать признаки должностного преступления (ст. 285, 286, 293 УК).

Когда подчиненный, выступая соучастником преступления, предусмотренного ст. 335 УК, совершенного в отношении его начальника, одновременно применяет насилие к начальнику из мести за его конкретные действия по службе, содеянное необходимо дополнительно квалифицировать по ст. 334 УК.

С субъективной стороны преступление совершается с прямым умыслом. Виновный сознает, что своими действиями, связанными с унижением чести и достоинства, издевательством или сопряженными с насилием, в отношении военнослужащего, равного с ним по службе и воинскому званию либо старшего или младшего по воинскому званию, нарушает закрепленный в воинских уставах порядок взаимоотношений между военнослужащими и желает этого.

Мотивы совершения преступления могут быть различными (на почве недовольства отношением потерпевшего к выполнению обязанностей военной службы, из личной неприязни к потерпевшему, из желания подчеркнуть свое мнимое превосходство над солдатами более позднего срока призыва на военную службу, других низменных, в том числе хулиганских, побуждений).

Суду необходимо устанавливать причины применения насилия к потерпевшему. Иногда такой причиной могут быть неправомерные действия самого потерпевшего, т. е. конфликт происходит на почве личных, а не служебных взаимоотношений.

В ч. 2 статьи 335 УК РФ предусмотрены квалифицирующие признаки совершения преступления: в отношении двух или более лиц (п. «б»); группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. «в»); с применением оружия (п. «г»); с причинением вреда здоровью средней тяжести (п. «д»).

В ч. 3 ст. 335 УК названы особо квалифицирующие признаки — совершение деяний, предусмотренных ч. 1 или 2 этой статьи, повлекших тяжкие последствия.

К таковым могут быть отнесены причинение смерти по неосторожности, доведение до самоубийства или покушения на него, причинение умышленного тяжкого вреда здоровью без отягчающих обстоятельств.

Убийство, а также умышленное причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего при отягчающих обстоятельствах следует дополнительно квалифицировать по соответствующим статьям гл. 16 УК.

Отношение виновного к последствиям деяния, указанным в п. «д» ч. 2 и ч. 3 ст. 336 УК, возможно в форме не только умысла, но и неосторожности.

Оскорбление военнослужащего (ст. 336 УК)

Основным непосредственным объектом преступления является закрепленный в законах, уставах, иных правовых актах порядок взаимоотношений между военнослужащими. Дополнительный непосредственный объект — честь и достоинство военнослужащего.

С объективной стороны преступление выражается в оскорблении, нанесенном одним военнослужащим другому во время исполнения или в связи с исполнением обязанностей военной службы. Это означает отрицательное отношение виновного к личности потерпевшего, унижение его чести и человеческого достоинства. Оно не связано с предъявлением к нему тех или иных требований, принуждением к нарушению обязанностей военной службы, стремлением виновного добиться для себя привилегированного положения в воинском коллективе.

Оскорбление может быть совершено устно, письменно, различными физическими действиями (пощечина, плевок, срывание погон и знаков различия и т. п.).

О понятиях «во время исполнения» и «в связи с исполнением» говорилось при рассмотрении ст. 334 УК.

Субъектом преступления является военнослужащий, оскорбивший другого военнослужащего, не состоящего с ним в отношениях подчиненности.

С субъективной стороны это умышленное преступление, направленное на нарушение отношений подчиненности.

При рассмотрении таких дел необходимо устанавливать, сознавал ли виновный, что его противоправные действия направлены именно против начальника.

При отсутствии такой осведомленности квалификация по ч. 2 ст. 336 УК исключается.

Статья 336 УК характеризуется тем, что виновный имеет цель унизить честь и достоинство потерпевшего во время или в связи с исполнением им обязанностей военной службы по мотивам служебного, так и иного характера, в том числе и личного.

Возможно и заочное оскорбление, когда оскорбительные выражения доводятся до сведения постороннего с уверенностью, что они будут известны лицу, которое предполагается оскорбить.

Если оскорбление нанесено на почве личных отношений вне сферы служебной деятельности, то оно должно быть квалифицировано по ст. 5.61 КоАП.

В ч. 2 ст. 336 УК назван иной субъект преступления — начальник или подчиненный, оскорбляющие один другого при аналогичных объективных и субъективных признаках.

Выход действий подчиненных за пределы оскорбления может быть оценен по ст. 334 УК, как насильственные действия в отношении начальника, а превышение полномочий начальника может образовывать иной, более тяжкий состав должностного преступления (ст. 286 УК).

Все это позволяет прийти к выводу, что уголовный закон одинаково защищает честь и достоинство как начальников от посягательств подчиненных, так и подчиненных от посягательств начальников, что соответствует требованиям уставов и других нормативных правовых актов.

Если в процессе оскорбления субъект причиняет другому военнослужащему вред здоровью любого вида, то содеянное перерастает в более тяжкое воинское преступление и должно квалифицироваться по соответствующей более специальной норме (ст. 333, 334 УК и др.).

При разграничении оскорбления, насильственных действий в отношении начальника и других преступлений против военной службы, связанных с применением военнослужащими насилия, необходимо иметь в виду, что по ст. 334 и ч. 2 ст. 336 УК могут быть квалифицированы противоправные действия лица, состоящего с потерпевшим в отношениях подчиненности. В случае равенства подсудимого и потерпевшего по служебному положению содеянное виновным подлежит квалификации по другим статьям гл. 33 УК.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >