Время, место и обстановка совершения преступления

По вполне понятным причинам вне конкретного времени и места никакое преступление совершаться не может. Помимо того, что установление времени и места совершения преступления необходимо для решения вопроса об уголовном законе, подлежащем применению в каждом отдельном случае, в некоторых статьях УК РФ данные признаки объективной стороны преступления могут иметь обязательное значение. Так, применительно к понятию времени совершения преступления ч. 2 ст. 9 УК РФ установлено правило, согласно которому таким временем должно признаваться время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий. Помимо понимания времени как некоторой календарной даты, определяемой какой-либо системой счисления (шкалой) времени, в уголовном законе оно может характеризоваться и как некоторый интервал, период существования того или иного события. Именно во втором смысле время используется в ст. 106 УК РФ, формулирующей состав убийства матерью новорожденного ребенка во время или сразу же после родов. Аналогичный смысл имеет понятие времени в ч. 1 ст. 331 УК РФ, в соответствии с которой всякое преступление против военной службы признается таковым лишь при условии совершения деяния в период прохождения военной службы или во время прохождения военных сборов, а совершение преступления против военной службы в военное время предполагает применение законодательства РФ военного времени (ч. 3 ст. 331 УК РФ).

УК РФ не устанавливает правил определения места совершения преступления. В теории и судебной практике под ним следует рассматривать место окончания преступного деяния, независимо от того, где наступили его последствия. В юридической литературе предложено различать широкое и узкое толкование понятия места совершения преступления, имея в виду в первом случае часть пространства, на которую распространяется юрисдикция государства, а во втором – пространственную характеристику конкретного преступления, непосредственно указанную или подразумевающуюся в диспозиции уголовно-правовой нормы и влияющую на квалификацию содеянного и индивидуализацию ответственности и наказания. При этом применительно ко второму толкованию с учетом содержания признаков, раскрывающих особенности места совершения преступления, все они подразделяются на шесть групп: 1) признаки, раскрывающие социально-политическую или административно-территориальную принадлежность (ст. 217, 253, 275 УК РФ и др.); 2) географические, топографические признаки (ст. 251, 252, 256, 260); 3) признаки, отражающие функциональное назначение места совершения преступления (ст. 128, 139, 217 и т.д.); 4) признаки, связанные с каким-либо событием (ст. 256, 258); 5) признаки, относящиеся к особому правовому режиму (ст. 253, 258); 6) признаки, характеризующие социально-правовой статус субъекта (ст. 313, 321 и др.)[1].

С представлениями о месте и времени совершения преступления тесно связано понятие обстановки совершения преступления. Определяя ее обычно как совокупность объективных обстоятельств (условий), при которых осуществляется деяние, некоторые авторы не без оснований время и место совершения преступления рассматривают в качестве составляющих компонентов обстановки (М. И. Ковалев).

В сравнении с другими факультативными признаками объективной стороны преступления обстановка совершения преступления в УК РФ упоминается редко. Наличие определенной обстановки может выступать обстоятельством, исключающим преступность совершенного деяния (например, при необходимой обороне). Разновидностью обстановки совершения преступления может рассматриваться психотравмирующая ситуация, существование которых дает основание для вменения привилегированного вида убийства матерью новорожденного (ст. 106) или совершенного в состоянии аффекта (ст. 106). Вместе с тем совершение преступления в условиях чрезвычайного положения, стихийного или иного общественного бедствия, а также при массовых беспорядках признается одним из обстоятельств, отягчающих наказание (п. "л" ч. 1 ст. 63).

  • [1] См.: Акаев К. Л. Место совершения преступления и его уголовно-правовое значение. Ставрополь, 2000. С. 29–30.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >