Приготовление к преступлению

Приготовление к преступлению и покушение на преступление

Также как и покушение на преступление, приготовление к преступлению ст. 30 УК РФ связывает с недоведением преступления до конца по не зависящим от лица обстоятельствам. При характеристике этого вида неоконченного преступления незавершенность посягательства и причины незавершенности играют важную роль соответственно тогда, когда возникает необходимость отграничения приготовления к преступлению от оконченного преступления и при определении возможности квалификации содеянного в качестве добровольного отказа. Но, несомненно, большую сложность представляет отграничение приготовления к преступлению не от оконченного преступления, а от покушения на преступление. Применительно к ранее действующему УК РСФСР 1960 г. решение этого вопроса, быть может, не имело большого значения, поскольку оба вида неоконченных преступлений квалифицировались одинаково и в основном лишь при назначении наказания суд мог учесть степень осуществления преступного намерения. По УК РФ 1996 г. также при квалификации неоконченного преступления достаточно сослаться лишь па ст. 30 УК РФ, не уточняя при этом, какой именно вид неоконченного преступления вменяется виновному. Однако отличать приготовление к преступлению от покушения на преступления в настоящее время необходимо для того, чтобы: а) исключить привлечение к уголовной ответственности за приготовление к преступлению, не являющему тяжким или особо тяжким (ч. 2 ст. 30 УК РФ); б) определить в соответствии со ст. 66 УК РФ максимальный предел, который при приготовлении не может превышать половины, а при покушении па преступление – трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

К сожалению, не только ранее, но и ныне действующее уголовное законодательство при определении понятия приготовления к преступлению не указывает основу отграничения этого вида неоконченного преступления от другого: покушения на преступление. В теории уголовного права нередко делается акцент на меньшую чем при покушении общественную опасность приготовления к преступлению. Такое утверждение основывается на сравнительно большом отдалении приготовления, чем покушения, от завершения преступления, и следовательно, вероятность доведения преступления до конца в первом случае меньше, чем во втором. Учитывая данное обстоятельство, разработчики модельного уголовного закона сочли целесообразным в законодательном порядке уточнить признак недоведения преступления до конца по независящим от лица обстоятельствам с указанием на прерванность преступления по этим причинам до начала его совершения (в современной формулировке – до совершения умышленных действий (бездействия)), непосредственно направленных на совершение преступления. Но отсутствие в УК РФ такого уточнения не лишает возможности сделать соответствующий вывод, используя толкование ч. 1 во взаимосвязи с ч. 3 ст. 30 УК РФ. Поскольку покушение – это действия (бездействие), непосредственно направленные на совершение преступления, то приготовлением к преступлению могут рассматриваться только деяния, не относящиеся к таким действиям (бездействию). Имея в виду изложенные выше признаки деяния, признаваемого покушением, для приготовления отличительными признаками действия в теории уголовного права признается то, что они не предусмотрены в Особенной части УК РФ, не создают непосредственной опасности объекту уголовно-правовой охраны и т.д.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >