Признак закрепленности в законе общих начал назначения наказания

Приведенные определения объединяет то, что все они характеризуют общие начала назначения наказания в качестве положений (требований, критериев и т.д.), предусмотренных в уголовном законе. Расхождения в представлениях о данном признаке обнаруживаются лишь в решении вопроса о том, в каком нормативном акте впервые были сформулированы общие начала назначения наказания. На взгляд одних авторов, данное понятия не было известно отечественному законодателю до принятия Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г., а следовательно, и теории советского уголовного права[1]. Выражая свое несогласие с этим мнением, В. И. Зубкова полагает, что оно "построено на узком понимании требований, учитываемых при назначении наказания, сводимых лишь к принципу наказуемости и принципу индивидуализации наказания, без учета иных положений". Отмечая, что об общих требованиях (правилах) назначения наказания говорилось еще в дореволюционный период в работах П. И. Люблинского и др., автор констатирует существование развернутой характеристики общих начал назначение наказания в Руководящих началах по уголовному праву РСФСР 1919 г.[2]

Безусловно, несовпадение мнений в решении данного вопроса в основном обусловлены тем, что при определении момента появления общих начал назначения наказания в одних случаях имеется в виду лишь сам факт их терминологического отражения в законе, в других же – подразумевают иное: закрепление в нем положений, составляющих фактическое содержание того, что лишь со временем получило статус общих начал. Данное уточнение, однако, само по себе вряд ли может снять возникшие разногласия, поскольку в словосочетание "общие начала" отечественное уголовное законодательство в процессе своего развития вкладывало неодинаковый смысл. В дореволюционный период такого рода словосочетание практически нс использовалось вовсе, из чего еще нс следует нахождение вне сферы внимания решения общих вопросов назначения наказания. Своеобразным прообразом регулирования общих начал назначения наказания по существу можно считать ст. 104 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. "Мера установленного законом за преступление или проступок наказания, – указывалось в ней, – определяется: 1) по мерс большей или меньшей умышленности в содеянии преступления; 2) по мере большей или меньшей близости к совершению оного, если преступление не вполне завершено; 3) по мере принятого подсудимых участия в содеянии преступления или в покушении на оное; наконец, 4) по особенным сопровождающим содеяние преступления или покушения на оное обстоятельствам, более или менее увеличивающим или уменьшающим вину преступника". Уголовное уложение 1903 г. не только не использовало рассматриваемый термин, но и отказалось от конструирования статьи, близкой вышеприведенной по содержанию и цели.

В советском уголовном законодательстве соответствующая норма (ст. 11) имела место еще в Руководящих началах 1919 г. Но в ней, во-первых, были смещены акценты (решающее значение придавалось выяснению опасности как самого преступника, так и совершенного им деяния), и, во-вторых, вопросы определения наказания при соучастии в преступлении и при неоконченной преступной деятельности рассматривались вне рамок данной статьи. При этом подчеркивалось, что мера наказания определяется не степенью участия лица и стадией осуществления им своего намерения, а, в первую очередь, опасностью самого преступника. Закрепляя в разделе "Определение меры наказания" во многом те же самые идеи, УК РСФСР 1922 г. содержал также и раздел, который содержал вопросы преступности деяния и именовался: "Общие начала применения наказания". В УК РСФСР 1926 г. последний раздел был переименован в "Общие начала уголовной политики РСФСР", а статья, непосредственно касающаяся назначения наказания, была помещена в раздел "О порядке применения мер социальной защиты судебно-исправительного характера". Данной статьей предписывалось при назначении меры социальной защиты руководствоваться: а) указаниями Общей части кодекса; б) пределами, указанными в статье Особенной части, предусматривающей ответственность за содеянное; в) своим социалистическим правосознанием, исходя из учета общественной опасности совершенного преступления, обстоятельств дела и личности виновного. Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г. и УК РСФСР 1960 г. впервые увязали понятие "общие начала" не с несовокунностью статей, посвященных вопросам преступности деяния, а с отдельной статьей о его наказуемости. "Суд, гласила ст. 37 УК РСФСР, назначает наказание в пределах, установленных статьей Особенной части настоящего Кодекса, предусматривающей ответственность за совершенное преступление, в точном соответствии с положениями Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик и Общей части настоящего Кодекса. При назначении наказания суд, руководствуясь социалистическим правосознанием, учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновного и обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность". Так как сформулированные данной статьей требования мало чем отличались от ранее закрепленных, можно констатировать: фактически правовое регулирование общих начал назначения наказания начало осуществляться задолго по принятия Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г. и УК РСФСР 1960 г.

Внеся ряд изменений и дополнений в перечень общих начал назначения наказания, УК РФ сформулировал ст. 60, в которой установил: лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части УК РФ, и с учетом положений Общей части Кодекса; более строгий вид наказания из числа предусмотренных за совершенное преступление назначается только в случае, если менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижение целей наказания (ч. 1). Более строгое наказание, чем предусмотрено соответствующими статьями Особенной части УК РФ за совершенное преступление, может быть назначено по совокупности преступлений и по совокупности приговоров в соответствии со ст. 69 и 70 Кодекса. Основания для назначения менее строгого наказания, чем предусмотрено соответствующей статьей Особенной части Кодекса за совершенное преступление, определяются ст. 64 УК РФ (ч. 2). При назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи (ч. 3).

  • [1] См.: Наумов А. В. Российское уголовное право. Общая часть: курс лекций. М., 1996. С. 398.
  • [2] Курс уголовного права / под ред. Η. Ф. Кузнецовой, И. М. Тяжковой. С. 76.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >