Уверенность человека в себе в ситуациях принятия решения

Уверенность человека в себе в ситуациях принятия решения

Важную роль в принятии адекватного решения на вызовы социальной действительности играет оптимальная степень уверенности человека в своих возможностях. Как показали наши исследования, оптимальная степень уверенности человека в правильном принятии решения находится в диапазоне 58,5— 75 %, средний показатель — 67 %. Данное состояние, характеризуя мобилизационную готовность к действию, способствует активизации психомоторики человека на достижение высокого результата в деятельности. Уровень уверенности, фиксируемый выше или ниже приведенного диапазона активности личности, как правило, связан с дезорганизацией мотивации деятельности, перспективного целеполагания и самосознания.

Эмоции и воля человека принимают активное участие в организации мыслительной деятельности в ситуации принятия решения, влияя на процесс и результат мыслительной деятельности, которая может проходить с учетом интеллектуальноаналитической паузы или быстро, минуя интеллектуальные задержки-паузы.

Уверенность в себе, являясь эмоциональной составляющей самооценки, принимает активное участие в выборе адекватного решения в сложной житейской ситуации, определяет эмоциональное состояние человека, его настойчивость, мотивацию в достижении цели действия и деятельности, влияя тем самым на продуктивность деятельности и взаимоотношений, на активность жизненной позиции.

Положение о том, что личность — это самоорганизующаяся система, является признанным. В данном случае возникает вопрос о том, не является ли уверенность человека в себе тем личностным звеном психологического механизма саморегуляции, которое приводит в одном случае к успеху, победе, принятию правильного решения в сложных ситуациях жизнедеятельности, а в другом — к неуверенности в себе, становится тормозом достижения высокого результата в деятельности, тормозом собственного развития, приводя порой к саморазрушению, к аутодеструкции.

Успех в деятельности (эффективный и надежный результат деятельности) сопутствует тому человеку, который проявляет мотивационно-организационные качества (организованность, трудолюбие и др.) и который при выполнении непосредственного действия проявляет уверенность в успехе оптимальной интенсивности (58,5—75 %) [2].

Как сообщалось в предыдущей главе, уверенность человека в себе — это интегративное эмоционально-интеллектуальное состояние (переживание), в котором интегрируются уровень притязаний (цель действия) и установка на успех по реализации уровня притязаний, отраженная в сознании оптимальной степенью вероятности достижения цели действия, базирующейся на внутреннем анализе возможностей, подготовленности, запаса знаний, условий и психомоторной активности, что в итоге обусловливает реализацию цели (успех) в реальных условиях действия и деятельности.

Уверенность проявляется в ситуациях поведения, общения и деятельности, отражает их динамический аспект. Уверенность может выражаться как в количественных показателях (в процентах), так и в описательной форме, в форме вербального выражения. В ситуациях же проявляется и личность.

Рассматривать только динамический аспект личности (уверенность ради уверенности), отрывая его от содержательной стороны, на наш взгляд, не следует. Хотя необходимо признать, что встречаются отдельные работы, где уверенность рассматривается как обобщенное свойство личности. В этом случае, во-первых, необходимо ответить на вопрос, из каких составляющих свойств, качеств/черт состоит личность, отразив их иерархию, и, во-вторых, желательно дать представление о «механизме» функционирования личности.

Основным, стержневым образованием личности является иерархия мотивов, их предметное содержание, направленность на общественно значимые цели (правда, в современных условиях эти цели подменяются личностно-престижными целями). Все это находит проявление в самооценке как свойстве личности, а самооценка как ценностное образование личности интегрирует процессы целеполагания, оценки вероятности достижения цели (уверенность), оценки достигнутого результата.

Оптимальная степень уверенности человека в себе актуализирует побуждающую, волевую и интеллектуальную функции психической деятельности, создает мобилизационный настрой на выполняемое действие. Можно говорить о том, что уверенность оптимальной интенсивности выступает как внутренняя энергетическая сила человека, обеспечивающая его мобилизационную готовность к действию и приводящая к эффективному и надежному результату.

Мобилизационная готовность к действию проявляется:

  • — в интеллектуальной проработке непосредственной ситуации;
  • — построении плана действий в конкретно сложившейся ситуации и нахождении необходимых средств по реализации цели действия;
  • — поддержании побуждающей активности в строго заданных пределах;
  • — соблюдении эмоционального настроя на действие;
  • — интеллектуально-волевом контроле за ходом выполнения запланированных подготовительных действий, за переосмыслением сложившейся ситуации и своим внутренним состоянием.

Именно это и выступает действенным итогом эмоций уверенности человека в себе как важного звена механизма самооценки и саморегуляции поведения и деятельности.

Эмоции как психическое явление имеют объективную природу. Они социально обусловлены и связаны с предметным содержанием объективной действительности. Осознание объективных интересов проявляется в единстве эмоционального, познавательного и волевого компонентов сознания.

С. Л. Рубинштейн подчеркивал важную методологическую роль рассмотрения эмоций как целостной единицы психического, в которую наряду с эмоциональностью включены интеллектуальная и волевая составляющие, находящиеся в единстве и взаимосвязи с интеллектом. Автор указывал, что, например, мышление как реальный психический процесс уже само является единством интеллектуального и эмоционального и в данном случае следует добавить волевого [7].

Эмоционально-волевое напряжение, воздействующее на интеллектуальный компонент, может, как пружина, сжимать или блокировать степень проявлений интеллектуальной деятельности. В то же время интеллектуальная составляющая психической деятельности может ограничивать степень проявления эмоций и воли. Но это, следует заметить, наблюдается, как правило, у человека с развитым самосознанием, со сформированной адекватно-ценностной, дифференцированной самооценкой, способной осуществлять осознанную регуляцию поведения и деятельности.

Эмоционально-волевая сфера выполняет роль пружины, которая сжимает и блокирует интеллектуальный компонент или, наоборот, участвует в создании внутренних условий для активной интеллектуально-волевой деятельности.

Примерно к окончанию первого года жизни ребенка формируются эмоции гнева, которые содержат в себе проявления волевой и интеллектуальной направленности. Можно говорить о том, что гнев — это социально сформированная эмоция, источником которой являются, во-первых, социальная среда, создающая условия для попустительства, всепрощения и гиперлюбви к ребенку, а во-вторых, особенности нервной системы и темперамента.

Гневливость ребенка на возникающую ситуацию, как правило, наиболее ярко проявляется в 3—4 года, а также в подростковом возрасте (13—14 лет). На наш взгляд, любой крик, капризность ребенка нужно пресекать. Не следует идти на поводу желаний и требований ребенка. Важно спокойно и настойчиво говорить ему, что капризами, слезами, криками ничего не добьешься, что это не путь решения вопроса. Важно приучать ребенка эмоционально уравновешенно разговаривать, общаться, выражать свои просьбы спокойно и тихо.

Еще раз укажем на то, что эмоции осуществляют регуляцию деятельности не сами по себе, а в сочетании с целеполаганием, выполняющим роль когнитивно-волевой составляющей самооценки. В зависимости от складывающейся у ребенка (подростка) или уже сложившейся самооценки, в которой ярко представлена уверенность в своих возможностях, а также от уровня развития мотивационной сферы и связанных с мотивацией и самооценкой проявлений качеств/черт личности, ответная поведенческая реакция на вызовы действительности может быть двойственной.

В одном случае эта реакция может быть мгновенной, без интеллектуальных пауз и, возможно, минуя в данном случае интеллектуальный компонент (слой) психической деятельности. В другом случае — через определенный промежуток времени, через интеллектуальную паузу, позволяющую человеку осуществить обработку воздействия и применить в последующем продуманную (осознанную) ответную поведенческо-волевую реакцию. Интеллектуальные паузы могут быть разными по времени и, как правило, зависят не только от содержательно-структурных компонентов личности, но в определенной степени и от особенностей темперамента и нервной системы человека, а также от складывающейся объективной социальной действительности.

Эмоциональный компонент саморегуляции, в который входит оптимальная степень уверенности в успехе (67 %), обеспечивает человеку оценку собственной эффективности в достижении поставленных целей. Уверенность характеризует отношение к себе как к самостоятельному, волевому и надежному человеку.

Доказательством этого является непосредственная корреляционная связь саморегуляции с показателями общей интерналь-ности (г = 0,43; р < 0,01), интернальности в области межличностных отношений (г = 0,48; р < 0,01), семейных отношений (г = 0,48; р < 0,01), в области неудач (г = 0,46; р < 0,01) и др.

Эмоциональная зрелость, уверенность в собственных силах (стандартизированный тест-опросник Р. Кеттелла; факторы «С» — эмоциональная стабильность: г = 0,37; р < 0,01; «Q3» — высокий самоконтроль, умение контролировать свои эмоции и управлять ими: г = 0,47; р < 0,01) тесно коррелируют с развитием волевых качеств учащихся, с высоким уровнем саморегуляции, самоорганизации и самоконтроля [1].

Уверенность в себе и своих возможностях как важный элемент саморегуляции человека определяет развитие положительных коммуникативных и эмоционально-волевых личностных качеств: дружелюбия и общительности («Н» — социальная смелость: г = 0,54; р < 0,01); самоорганизованности («Q3» — высокий самоконтроль: г = 0,53; р < 0,01); обязательности и ответственности перед коллективом («С?» — добросовестность: г = 0,47; р < 0,01); готовности к сотрудничеству и активности в установлении контактов («А» — теплота: г = 0,46; р < 0,01);

эмоциональной зрелости («С» — эмоциональная стабильность: г = 0,43; р< 0,01).

Уверенность человека в себе — стержень жизни. Однако иногда по причинам, понятным только бессознательному, принятие окончательного решения замедляется. Ситуация складывается по-иному, незапланированно, и вера в свои интеллектуальные и физические возможности постепенно падает, порой ниже оптимальных величин.

Мы уверены в принятии решения на 100 %. Мы говорим себе: «Да, только так». Однако проходит несколько секунд, порой минут, часов, и мы приходим к несколько другому решению проблемы, считая его теперь самым верным, отвергая тем самым первый вариант решения. И такой ход мыслей и принятия решения может быть неоднократным, пока мы не сделаем остановку и не скажем себе: «Это окончательный вариант».

Следует признать, что паузы в принятии окончательного решения должны быть. Мысленно мы должны «походить» взад-вперед вокруг ситуации, стараясь найти наиболее оптимальный вариант решения проблемы (вопроса). Окончательный (оптимальный) вариант, вероятно, также соответствует 67 % уверенности в правильности решения, а оставшаяся часть — дефицит уверенности — будет указывать на поиск идеального решения проблемы (которого, как правило, нет).

Можно предположить, что уверенность человека, связанная с принятием окончательного решения, колеблется в интервале (диапазоне) от 100 до 67 %, активизируя мыслительную деятельность, предметом которой является обсуждаемая ситуация, и завершается тогда, когда мы сделаем 3—4 аналитические попытки. Мы склонны предполагать, что каждая попытка по поиску оптимального решения уменьшает стопроцентную уверенность и связанное с ней принятие решения по реализации конкретной ситуации на микрошаг уверенности, равный, по нашим данным, 8,4 %. Более мелкие микрошаги уверенности (на 4,2; 2,1; 1 %) указывают на выраженность сомнений в принятии решений.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >