Мужчина и женщина как субъекты общества. Социализация и гендер

Социализация — это способы формирования умений и социальных установок индивидов, соответствующих их социальным ролям. В другой формулировке социализация — это процесс, посредством которого индивидом усваиваются нормы его группы таким образом, что через формирование собственного «Я» проявляется уникальность данного индивида как личности. И. С. Кон определяет гендерную социализацию как процесс формирования мужской или женской идентичности в соответствии с принятыми в обществе культурными нормами.

Следовательно, этот процесс можно рассматривать двояко. С одной стороны, социализация может пониматься как интернализация социальных норм: социальные правила становятся внутренними для индивида в том смысле, что они более не навязываются посредством внешней регуляции, а как бы налагаются индивидом самим на себя, являясь, таким образом, частью его «Я». С другой стороны, социализация может пониматься как существенный элемент социального взаимодействия. Это основывается на предположении о том, что люди стремятся к возвышению в собственных глазах посредством достижения высокого статуса и одобрения со стороны других, при этом индивиды социализируются по мере приведения своих действий в соответствие с ожиданиями других. И то, и другое понимание социализации могут совмещаться. Рассмотрим, как классические психологические и социологические теории понимают процесс гендерной социализации.

  • • Теория идентификации 3. Фрейда полагает, что ребенок бессознательно идентифицирует себя с образом взрослого человека своего пола, чаще отца или матери, и затем копирует его поведение. Главную роль в процессе гендерной дифференциации Фрейд отводит биологическим факторам, фактор идентификации ребенка с родителями рассматривает в качестве основного механизма.
  • 1

См.: Кон И. С. Введение в сексологию : учеб, пособие. М.: Олимп, ИНФРА, 1999.

  • • К. Юнг также отводит решающую роль в формировании идентичности бессознательной сфере, добавляя к личному бессознательному коллективное, формой проявления которого служат архетипы, выполняющие функцию формирования личности.
  • • А. Адлер сделал радикальный вывод о том, что различие между полами является целиком результатом соответствующих культурных установок, которые наиболее глубоко влияют на развитие человека в детстве.
  • • Э. Эриксон вводит новую систему, в которой социализируется ребенок. Если для Фрейда это треугольник ребенок—мать—отец, то Эриксон рассматривает социализацию в более широкой системе социальных отношений, где происходит взаимодействие между членами семьи и социокультурной реальностью.
  • • М. Мид настойчиво подчеркивает, что все маскулинные и фемининные свойства человека имеют не биологическую, а социальную природу, что главную роль в половой социализации детей играют особенности образа жизни данного общества, его культура и созданные в нем стереотипы маскулинности и фемининности.
  • • Т. Парсонс и Р. Бейле в теории полоролевой социализации полагают, что половые роли усваиваются в процессе социализации, а личность формируют агенты социализации. В центре теории социализации — процесс обучения, личность воспринимает образцы культуры, но не создает их. Акцент делается на активном усвоении культуры и возможности творческого преобразования среды.
  • • Э. Маккоби и К. Джэклин утверждают, что усвоение характерных для пола черт личности и интересов зависит не от врожденных инстинктов и психологической потребности индивидов быть сохраненными в своей половой идентичности, а от усвоения ребенком в раннем детстве своей половой принадлежности и от социальных ожиданий общества и ближайшего окружения.
  • • Н. Ходоров считает, что гендерные различия формируются с помощью образцов идентификации, усвоенных в детстве. И мальчики, и девочки первоначально отождествляют себя со своими матерями. В дальнейшем происходит сближение мальчиков с отцами, в то время как девочки продолжают отождествлять себя с матерями.

Итак, не существует единой точки зрения, объясняющей процесс гендерной социализации, разделение биологического и социального изжило себя: влияние среды является необходимым условием реализации врожденных программ и наоборот.

В зарубежной, а с недавних пор — ив отечественной литературе используется понятие «идентичность». В некоторых источниках это понятие трактуется как отождествление индивидом себя с определенной социальной группой, осознание своей принадлежности к ней. Такая трактовка выглядит несколько упрощенной, так как в сегодняшнем быстро меняющемся мире личность, как правило, находится в нескольких социальных измерениях. Поэтому идентичность можно определить как уникальную совокупность социальных качеств данной личности[1].

Выделяют три стадии социализации: начальную — социализацию ребенка в пределах семьи; среднюю — обучение в школе и социализацию взрослого человека, этап принятия социальными деятелями тех ролей, к которым они не могли полностью подготовиться в ходе первых двух стадий.

В работе «Стадии социализации индивида» Я. Гелинский отмечает, что личность проходит следующие этапы социализации: дотру-довую, трудовую и послетрудовую. Первая стадия охватывает весь период социализации до начала трудовой деятельности и подразделяется на раннюю социализацию и стадию обучения.

Вторая стадия охватывает весь процесс трудовой деятельности человека до ухода на пенсию.

Период первичной социализации связан в основном с бессознательными и пассивными механизмами усвоения культуры, в то время как вторичная социализация предполагает большую включенность когнитивных механизмов и возможность творческого преобразования среды. По данным психологов, гендерная идентичность формируется у детей в возрасте пять — семь лет, а в дальнейшем идет ее развитие и содержательное насыщение за счет опыта и практики. Важнейшим этапом вторичной социализации является возраст между 17 и 25 годами, когда, по словам К. Манхейма, формируется мировоззрение личности и ее представление о собственном предназначении и смысле жизни. Это период юности, в течение которого усваивается опыт поколения. События, пережитые и осмысленные в этом возрасте, становятся базовыми детерминантами ценностной доминанты.

Известно, что психосексуальное развитие имеет временные закономерности и этапы, последовательность которых в норме четко определена. Выделяют следующие последовательно сменяющие друг друга этапы:

  • 1. Этап половой дифференцировки структур мозга.
  • 2. Этап полового самосознания (от рождения до семи лет), во время которого под влиянием воспитания формируется половая идентичность.
  • 3. Этап становления стереотипов полоролевого поведения (7— 13 лет), во время которого подросток усваивает нормативы мужского или женского стиля (маскулинность или фемининность).

4. Этап психосексуальных ориентаций (13—18 лет), во время которого происходит становление вектора сексуального влечения[2].

С. Коен предположил, что понятие «юность» означает для мальчиков и девочек разное состояние. Мальчики-подростки становятся амбициозными, любопытными, поэтому склонны к интеллектуальному развитию. Девочки-подростки более эмоциональны, поэтому склонны к слезливости, хихиканью, флирту. Они нуждаются в социальной защите, поскольку у них начинают проявляться материнские инстинкты. Самосознание и самооценка юношей и девушек сильно зависят от стереотипных представлений о том, какими должны быть мужчина и женщина, а эти стереотипы, в свою очередь, — производные исторически сложившейся в том или ином обществе дифференциации половых ролей. Еще труднее делать обобщения относительно активности, соревновательности, доминантности и послушности мальчиков и девочек. Очень многое зависит от возраста, содержания деятельности и стиля воспитания. Мальчики во всех возрастах склонны считать себя более сильными, энергичными, властными и целеустремленными, чем девочки. При этом мальчики-подростки нередко недооценивают свои слабости и недостаточно прислушиваются к информации, которая противоречит их завышенной самооценке. Девочки более самокритичны и чувствительны.

Современная молодежь проходит социализацию в весьма неустойчивое и переменчивое время. Как заметил Ж. Бодрийяр, «нет сегодня менее надежной вещи, чем пол — при всей раскрепощенности сексуального дискурса». Образцы маскулинности и фемининности в наши дни трансформируются, размываются, поэтому подросткам сложнее идентифицировать себя с теми или иными половыми ролями. В современной молодежной среде потребность в сотворении своей идентичности намного сильнее, чем несколько лет назад. Молодые люди нуждаются в самовыражении, в собственном языке, это справедливо в равной степени для обоих полов, но проявляется у них по-разному. Поиски себя идут параллельно с поисками фемининности и маскулинности, экспериментирование с ними в социологическом смысле непосредственно связано с поиском субъективности. Женщины чаще синонимизируются общественностью с сексом, поэтому поиск идентичности девочками-подростками переместился в плоскость сексуальности и эротичности. Именно сексуальность стала синонимизироваться с женской идентичностью.

Наиболее распространенными формами взаимодействия индивида и социальной среды в процессе социализации являются адаптация и интеграция. Адаптация означает пассивное приспособление человека к социальной среде и ее требованиям. Интеграция предполагает активное взаимодействие индивида со средой, в которой человек делает сознательный выбор и которую он способен изменять, когда в этом есть необходимость и целесообразность.

До 70-х гг. в мировой социологии доминировали теории полоролевой социализации (Т. Парсонс и Р. Бейле) и теория социального конструирования Т. Парсонса. В центре теории социализации, процесс обучения и формирование личностных качеств через усвоение культурно-нормативных стандартов, стабилизирующих систему. Обучение предполагает усвоение и воспроизведение личностью существующих норм, а сама личность трактуется как относительно пассивная сущность, воспринимающая образцы культуры, но не создающая их. Акцент на пассивности составляет основное отличие традиционной теории гендерной социализации от теории конструирования гендера. Идея социального конструирования, напротив, подчеркивает деятельностный характер усвоения опыта. Субъект создает гендерные правила и гендерные отношения, а не только усваивает и воспроизводит их. Сама идея созидания подразумевает возможность изменения социальной структуры. С одной стороны, гендерные отношения являются объективными, потому что индивид воспринимает их как данность, с другой — они субъективны как социально конструируемые в повседневности. В этом случае значимым является рассмотрение понятия ресоциализации, определяемой как процесс, в результате которого происходит разрушение ранее усвоенных норм и образцов поведения и усвоение или выработка новых норм[3]. Так в процессе социализации и ресоциализации происходит воспроизводство и развитие гендерной культуры сообщества. Социализация конструирует гендер личности и сообщества, к которому данная личность принадлежит.

Значимость институтов и агентов социализации на разных этапах жизни различна. Процесс гендерной социализации в современной семье усложняется противоречивым социальным статусом матери. В обществе доминирует мужчина, в семье — женщина.

В каждой растущей девочке формируется дисбаланс между маскулинностью и фемининностью. Отец амбивалентен по отношению к дочери. С одной стороны, он, будучи включенным в социальные взаимодействия и под влиянием стереотипов общества, формирует свое отношение к женщине вообще. Он допускает возможность своих сексуальных связей за пределами семьи, следовательно, снисходителен по отношению к женщинам, предоставляющим сексуальные услуги. Но к своей дочери он относится совершенно иначе, требует от нее целомудрия и послушания. Во взаимоотношениях с матерью девочка легко проходит социализацию, поскольку ей не надо искать образ для своей гендерной идентичности. Но этот процесс имеет и обратную сторону. Мать стремится воспитать свою дочь таким образом, чтобы она не повторила ее, матери, ошибок, но тем самым передает ей свои проблемы.

Устойчивый стереотип по отношению к сексуальности мальчиков и девочек существует практически во всех культурах. Общество всегда демонстрировало большую толерантность к проявлениям подростковой сексуальности мальчиков, в то время как к сексуальным отклонениям девочки взрослые, в том числе и родители, относятся нетерпимо, поскольку девочка должна себя беречь и хранить.

Образование является одним из важнейших институтов социализации. Сама организация образования, как и господствующие здесь гендерные роли, встраивают в нас модель «нормальной» жизни и диктуют нам женские и мужские статусные позиции.

Э. Гидденс перечисляет латентные и явные функции образования. Помимо явно выраженного учебного плана, существует так называемый скрытый учебный план, который упрочивает сексистские определения женщин и мужчин[4]. Скрытый учебный план — это, во-первых, организация самого учреждения, гендерные отношения на работе, гендерная стратификация учительской профессии. Во-вторых, сюда относится содержание предметов, в-третьих — стиль преподавания. Задача в том, чтобы распознать скрытый учебный план как социально сконструированный, иначе очень легко принять его за естественный, стало быть, универсальный, неизменный, заданный раз и навсегда. Именно эти три измерения скрытого учебного плана не просто отражают гендерные стереотипы, но и поддерживают гендерное неравенство, отдавая преимущество мужскому и доминантному и недооценивая женское и нетипичное. Рассмотрим особенности скрытого учебного плана. Во-первых, преподаватели, секретари, обслуживающий персонал, как правило, женщины, а директор школы или ректор университета — мужчина. Во-вторых, образовательные учреждения не только предоставляют, но и ограничивают возможности карьеры. В-третьих, в школах и училищах на уроках труда закрепляются стереотипы женской и мужской домашней работы. В-четвертых, содержание учебного плана демонстрирует гендерное неравенство, скрытое в текстах учебных пособий. В-пятых, сам процесс обучения выстроен таким образом, что господствующие формы преподавания опираются на маскулинные способы общения. Скрытый учебный план отождествляется с метакоммуникацией как языком, посредством которого осуществляется социальный контроль. И, наконец, стиль преподавания, формы коммуникации в учебной аудитории также влияют на гендерную социализацию учащихся.

Считается, что благодаря школе дети смогут преодолеть ограничения социальной среды, из которой они происходят. Поскольку образование не только открыто для всех, но даже обязательно, дети из бедных и непривилегированных слоев в случае успешного обучения имеют шанс подняться по социальной лестнице, достичь положения, соответствующего их талантам и способностям. Однако на практике образование часто не только не способствует преодолению неравенства, но даже усугубляет его. Заложенная в стратификационную систему изначальная заданность социальной позиции (приписанные статусы) предопределяет будущее положение девушек и юношей. Пол как приписанный статус и естественное различие является иерархизирующим фактором, т. е. создает изначально, с рождения неравные стартовые позиции для достижения вершин социальной стратификационной лестницы. Пол выступает как вид тормоза или ускорителя и для вертикальной мобильности личности. Сочетаясь с другими видами (символами) приписанных статусов, такими, как этничность, особая идентичность (гомосексуальность, инвалидность), пол создает систему социальных статусов (гендер), которая формирует позиции доходности, обладания властью, доступ к образованию и т. п. Особенно тяжело ощущается гендерная предопределенность девочек-инвалидов, чьи жизненные шансы изначально урезаны до минимума.

Таким образом, если явная функция образования выглядит как подготовка детей к дальнейшему обучению посредством освоения усложненных языковых кодов, то латентно это проявляется в виде культурной стандартизации способностей и навыков, реализации принципа полезности, ограничения возможностей и стигматизации (клеймения, навешивания «ярлыков») меньшинств, стереотипизации и закрепления гендерных ролей.

Необходима гуманизация современного образования, которая будет означать создание особой среды, способствующей развитию у учащихся и студентов творческого мышления, социальной компетентности и полноценного участия в учебном процессе.

И на первичную, и на вторичную гендерную социализацию оказывают существенное влияние современные средства массовой информации. Музыкальное телевидение заслуживает особенно серьезных упреков по поводу стереотипизации половых ролей. В 80-х гг. XX в. много и подробно обсуждались феномены Мадонны и Майкла Джексона — поп-звезд, завоевавших мировую известность среди молодежи, вне национальных и культурных границ. Мадонна рассматривалась в качестве символа раскованной и рискованной (подчас скандально-проблематичной) женственности, Майкл Джексон — как символ сложного вызова своей расовой и гендерной принадлежности. Имидж и тексты песен этих артистов оказали и продолжают оказывать заметное влияние на процесс гендерной идентификации.

До сих пор телевидение демонстрирует двойные стандарты: представители обоих полов склонны рассматривать мужчину как сексуального агрессора, женщине подобает быть охваченной страстью до безумия, в то же время именно женщину принято считать ответственной за установление границ сексуальных отношений. В рекламе работающие женщины изображаются реже, чем работающие мужчины, зато мужчины все чаще выступают в роли супругов и родителей. Женщин наиболее вероятно увидеть в домашней обстановке, они чаще рекламируют продукты, используемые в домашнем хозяйстве. Таким образом, СМИ проводят андроцентристскую политику — моделируют такие гендерные отношения, которые закрепляют в сознании людей патриархатные отношения, сложившиеся и доминирующие в обществе.

Управление процессами социализации на современном этапе приобретает не только социальную, но и стратегическую значимость, так как эффективность социализации определяет социальное качество народонаселения. То, что устойчивость всякой системы зависит от интегративных/социализирующих функций, является фундаментальной динамической теоремой социологии. Если рассматривать процесс социализации с точки зрения двух составляющих — воспитания и действия среды, с одной стороны, и преобразования социальной среды самим индивидом — с другой, то наиболее успешно можно управлять процессом воспитания. Но этот процесс должен быть гендерно-чувствительным, потому что на уровне социализации детей и подростков не просто идет усвоение навыков, но формируется гендерное мировоззрение, которое затем сохраняется на всю жизнь. Социальный работник помогает подростку реализовать ярко выраженную и неудовлетворенную потребность в неофициальном и доверительном общении с умным взрослым, помогающим постигать смысл жизни и ценность человеческих взаимоотношений. Он помогает разрешать проблемы подростка, могущие привести его к экстремальному поведению. Создавая адекватную среду общения, он помогает ребенку разобраться в себе, сделать соответствующий выбор в жизни, почувствовать себя нужным и защищенным, получить уверенность в том, что в трудной ситуации есть достойный выход и есть где найти поддержку. Социальный работник может пробудить инициативу самого подростка, направленную на изменения в себе. Необходимо не только проводить воспитание детей, но и просвещать и организовывать самих родителей, воспитателей, педагогов, журналистов, социальных работников, юристов и других специалистов. Это и будет гендерно-ориентиро-ванной социальной работой, так как знание гендерных аспектов, ответственных за социализацию, и в особенности за негативную социализацию, ведущую к различным отклонениям в поведении, порождающим проблемы в личной жизни, позволит по-новому подойти к профилактической работе с детьми и подростками. Необходимо, таким образом, ориентироваться не только на адаптивную форму социализации, но, формируя активную личность, преобразовывать социальную среду, создавать новые гендерные отношения в обществе.

Вопросы и задания

  • 1. Сформулируйте определение гендерной социализации.
  • 2. Как классические теории рассматривают процесс социализации? (Проанализировать с точки зрения гендерного подхода.)
  • 3. Какие возрастные этапы социализации вы можете выделить?
  • 4. Обозначьте механизмы гендерной социализации.
  • 5. Какие формы гендерной социализации вы знаете и чему отдаете предпочтение?
  • 6. Какое место занимают социальные институты в процессе гендерной социализации?
  • 7. Что означает управление процессом гендерной социализации?

Творческая самостоятельная работа

Предлагаем выполнить конкретное социологическое исследование по одной из предложенных тем.

  • 1. Этапы гендерной социализации личности. Биографическое интервью с женщиной (мужчиной) — мигрантом, инвалидом, предпринимателем и т. п.
  • 2. Полуструктурированное интервью со студентом (студенткой), представителем другой страны, республики, региона о социальном статусе мужчин и женщин у них на родине.
  • 3. Контент-анализ периодической прессы (интернет-сайтов). Социальная политика (в сфере здравоохранения, образования, социальной защиты населения) и ее влияние на формирование гендерной идентичности молодежи.
  • 4. Структурно-функциональный анализ социального учреждения с точки зрения распределения гендерных ролей.
  • 5. Дискурс-анализ периодической прессы (интернет-сайтов). Формирование женских и мужских имиджей в СМИ.
  • 6. Влияние средних образовательных учреждений на формирование гендерных стереотипов.
  • 7. Отношение жителей региона к гендерному распределению ролей в семье.

Методические рекомендации

Методические рекомендации к проведению пилотажного социологического исследования по гендерной проблематике

Формулировка и обоснование проблемы — исходный пункт любого исследования. Студент должен зафиксировать реально возникшее противоречие как частного, так и общего характера. Желательно не выдвигать проблем широкого плана.

Определение целей и задач исследования — то, ради чего проводится исследование, и что вы хотите получить в результате. Студент должен решить, каков будет объект исследования, т. е. какую группу населения он будет исследовать или какие документы анализировать. Объект должен содержать важные для исследования характеристики пола, возраста и т. п.

Уточнение основных понятий. Студент должен договориться с респондентом, что одни и те же понятия будут трактоваться и пониматься ими одинаково. Так, например, на вопрос «Удовлетворены ли вы своей семейной жизнью?» один респондент будет отвечать, подразумевая материальное положение, другой — число детей и взаимоотношения с ними, третий — взаимоотношения супругов. В результате студент может получить несопоставимые ответы.

Необходимо продумать систему индикаторов, т. е. показателей, которые позволят исследователю количественно представить важные для работы теоретические положения (например, понятию «брак» соответствуют следующие индикаторы — устойчивость, рав-ность, удовлетворенность, семейные роли. Эти индикаторы в свою очередь можно представить в виде нескольких более мелких. Чем тщательнее вы распишете индикаторы, тем проще вам будет формулировать вопросы анкеты или интервью).

Формулирование рабочих гипотез. Студент должен сформулировать предположения о причинной связи между двумя группами факторов (например, «чем выше материальный доход семьи, тем она стабильнее», «чем ниже доход семьи, тем менее устойчива семья» или «тем сильнее женщина испытывает синдром двойной занятости» и т. п.). Напомним, что гипотезы должны быть просты и проверяемы. Даже в небольшом исследовании вы должны выдвинуть не менее пяти гипотез. По окончании исследования студент в выводах должен зафиксировать, подтвердились его гипотезы или нет.

Определение выборочной совокупности. Выборка должна быть строго репрезентативной. Даже если исследование носит пилотажный характер, необходимо опросить не менее 50 человек (в случае использования метода стандартизированного опроса). Только при качественном исследовании, например, с использованием метода интервью, количество респондентов не регламентируется. В любом случае, студент обязан обосновать метод сбора и анализа информации, причины, по которым он выбрал тот или иной метод.

Опыт показывает, что студенты чаще всего используют метод опроса и интервью, поэтому остановимся подробнее на деталях, связанных с организацией исследования этими методами. Если студент выбрал метод опроса или интервью, то особое внимание необходимо обратить на составление вопросов и конструкции вопросника. Анкета так же как гид интервью имеет определенную структуру. И в том и в другом случае необходимо расположить к себе респондента и убедить его в необходимости участия в опросе. Поэтому мы приводим несколько практических рекомендаций коммуникативного порядка.

  • 1. Если студент намерен брать интервью, то ему следует заранее договориться с респондентом о времени интервью.
  • 2. Поставить респондента в известность, сколько минут он предполагает вести беседу (не более 40 минут).
  • 3. Обязательно получить согласие на ведение записи на диктофон.
  • 4. В случае отказа со стороны респондента на ведение аудиозаписи студенту не следует отказываться от встречи, а подготовить блокнот, несколько карандашей, чтобы вести подробную запись этой беседы.

При использовании метода опроса студент обязан сделать следующее.

  • 1. Предупредить респондента об анонимности и конфиденциальности опроса.
  • 2. Объяснить цель проводимого опроса.
  • 3. Дать разъяснения по заполнению анкеты.
  • 4. В том случае, когда респондент не может самостоятельно прочитать вопросы или сделать записи по открытым вопросам, студенту следует предложить свою помощь, но при этом не навязывать своего мнения.

Основная часть анкеты состоит из вопросов, обусловленных целями и задачами исследования. Вопросы должны быть:

  • — понятны и четко сформулированы;
  • — не иметь двусмысленного толкования;
  • — терминологически адаптированы к образовательному и культурному уровню респондента;

— студент не должен использовать жаргонный лексикон, даже если респондент говорит на «другом языке».

Обращаем внимание на типичные ошибки в формулировании студентами вопросов анкеты:

  • — большая вариативность возможных ответов — число вариантов должно быть максимум семь — девять с обязательным свободным вариантом либо позицией «затрудняюсь ответить»;
  • — отсутствие «проверочных» вопросов, неумение группировать их — назначение контрольных вопросов состоит в проверке логической непротиворечивости, достоверности, искренности ответов респондента. Это может достигаться путем иной формулировки одной и той же проблемы в разных вопросах;
  • — непонятная формулировка вопроса — вопросы и ответы должны быть сформулированы так, чтобы опрашиваемый правильно их понял, выбрал адекватный, по своему мнению и степени своей информированности, ответ, смог правильно выразить ответ в словах;
  • — использование эмоционально окрашенных слов, поощряющих или негативных отзывов — исследователю важно обеспечить нейтральность предлагаемой анкеты, так как соответствующими формулировками можно подталкивать респондентов к желаемым ответам;
  • — неуравновешенное соотношение положительных и отрицательных вариантов ответов на вопрос (количество тех и других) должно точно соответствовать друг другу — например, позиции ответа на вопрос: «Насколько вы удовлетворены браком?» могут быть следующими: «Полностью удовлетворен», «Частично удовлетворен», «Частично неудовлетворен», «Полностью не удовлетворен», «Затрудняюсь ответить».

«Паспортичка» состоит из вопросов, касающихся социально-демографических и других характеристик респондента (пол, возраст, национальность), — всех тех, которые, по-вашему, необходимы для исследования. Как правило, «паспортичка» помещается в конце анкеты и заканчивается выражением благодарности респонденту за участие в совместной работе.

Для того чтобы полученная в ходе исследования информация начала активно служить, студент должен ее обработать и проанализировать. Представленное по результатам социологического исследования обобщение должно отвечать на следующие вопросы:

  • — по каким признакам можно сгруппировать результаты, и какие социальные характеристики являются определяющими в вашей группировке?
  • — каковы наиболее интересные результаты исследования? (для того, чтобы наилучшим образом представить результаты своей работы, студенты могут использовать схемы, графики и таблицы.

Напомним, однако, что работа не должна быть перегружена ими. Решение включить таблицу или диаграмму подчеркивает особое значение заключенной в них информации);

— какие гипотезы подтвердились и в какой степени? (здесь следует привести примеры, некоторые результаты исследования).

Обязательно обратите внимание на выработку практических рекомендаций по использованию полученных данных. Какие возможности вы видите для выхода из обозначенной проблемной ситуации?

В случае выполнения интервью студент должен провести транскрибирование, т. е. перенести на бумагоноситель аудиоинформацию.

Типичные ошибки студента при транскрибировании интервью:

  • — студент иногда корректирует текст, ссылаясь на нелогичность высказывания или спутанность мысли респондента. Необходимо обратить внимание, что текст интервью должен точно слово в слово передавать ход интервью;
  • — студент опускает из текста вздохи, длительные паузы, ссылаясь на то, что они не несут информации.

Самостоятельная работа студента, связанная с выполнением социологического исследования, должна оцениваться по балльно-рейтинговой системе.

Рекомендуемая система оценки для исследований, проведенных методом опроса или интервью:

  • 1. Формулировка и обоснование проблемы:
    • — проблема сформулирована четко, выявлены причинно-следственные связи, присутствует доказательная база — 10 баллов;
    • — проблема сформулирована нечетко, нет доказательной базы — 5 баллов;
    • — проблема формулируется декларативно, нет доказательной базы — 0 баллов.
  • 2. Правильное определение объекта и предмета исследования — 10 баллов:
    • — правильно определен только объект исследования (или предмет) — 5 баллов;
    • — объект и предмет исследования сформулированы неверно — 0 баллов.
  • 3. Формулировка целей и задач исследования:
    • — цели и задачи соответствуют предмету исследования и правильно сформулированы — 10 баллов;
    • — правильно сформулирована цель, но задачи не соответствуют цели исследования — 5 баллов;
    • — цели и задачи сформулированы неверно — 0 баллов.
  • 4. Выдвижение рабочих гипотез и их обоснование:
    • — рабочие гипотезы корреспондируются с задачами исследования — 10 баллов;
  • — не все рабочие гипотезы соответствуют выдвинутым задачам — 5 баллов;
  • — рабочие гипотезы не соответствуют сформулированным задачам исследования — 0 баллов.
  • 5. Описание инструментария, связанного с методом сбора информации:
    • — предложенный инструментарий исследования полностью соответствует целям и задачам исследования. Дается четкая операцио-нализация понятий — 10 баллов;
    • — предложенный инструментарий соответствует целям и задачам исследования. Операционализация понятий представлена нечетко — 5 баллов;
    • — предложенный инструментарий не позволяет достигнуть поставленной цели исследования. Операционализация понятий не соответствует проблеме исследования — 0 баллов.
  • 6. Определение выборочной совокупности:
    • — предложенный способ определения выборочной совокупности позволяет достигнуть репрезентативности исследования. В случае проведения интервью — составлен полный фамильный список респондентов — 10 баллов;
    • — выборочная совокупность определена неточно. В случае проведения интервью — представлен не полный список респондентов — 5 баллов;
    • — способ определения выборочной совокупности не представлен. Нет списка респондентов для интервью — 0 баллов.
  • 7. Качество анкеты, опросного листа, гида интервью:
    • — в анкете представлено разнообразие типологий вопросов, раскрывающих цель и задачи исследования — 10 баллов;
    • — все вопросы носят односложный характер и не позволяют до конца достигнуть поставленных в исследовании задач — 5 баллов;
    • — вопросы анкеты или интервью не соответствуют задачам исследования — 0 баллов.
  • 8. Описание способа обработки полученной информации:
    • — анкеты пронумерованы, вопросы анкеты проверены и приведены в соответствие, позволяющее провести их статистический анализ. Приведен полный текст транскрибированного интервью. Сформулированы смысловые индикаторы для проведения анализа текста — 10 баллов;
    • — первичная обработка результатов проведена неряшливо. Приведен не полный текст транскрибированного интервью. Смысловые индикаторы для проведения анализа текста отсутствуют — 5 баллов;
    • — первичная обработка результатов не проведена. Приведены тезисы транскрибированного интервью. Смысловые индикаторы для проведения анализа текста отсутствуют — 0 баллов.
  • 9. Вторичная обработка данных:
    • — приведен полный статистический отчет по исследованию. Анализ полученных данных полностью раскрывают цель исследования — 20 баллов;
    • — проведена частичная обработка результатов. Анализ носит описательный характер — 10 баллов;
    • — результаты исследования не представлены. Анализ носит декларативный характер — 0 баллов.

Рекомендуемая литература

  • 1. Безрукова, О. Н. «Папы по любви» и «папы поневоле», или почему российские отцы не идут в отпуск по уходу за ребенком? / О. Н. Безрукова, В. А. Самойлова // Социологические исследования. — 2019. — № 7. — С. 90—101.
  • 2. Бикметов, Е. Ю. Взаимодействие семьи и школы в социализации индивида / Е. Ю. Бикметов // Социологические исследования. — 2007. — № 9.
  • 3. Бодрийяр, Ж. Соблазн / Ж. Бодрийяр. — Москва : Ad marginem, 2000.
  • 4. Девятых, С. Ю. Половая социализация молодежи в условиях социокультурной трансформации семьи / С. Ю. Девятых. — 2-е изд., испр. и доп. — Москва, 2020.
  • 5. Кон, И. С. Введение в сексологию : учебное пособие / И. С. Кон. — Москва : Олимп : ИНФРА-М, 1999
  • 6. Лорбер, Дж. Принципы гендерного конструирования / Дж. Лорбер, С. Фаррелл // Хрестоматия феминистских текстов. Переводы. — Санкт-Петербург : Дмитрий Буланин, 2000. — С. 187—192.
  • 7. Манхейм, К. Диагноз нашего времени / К. Манхейм. — Москва : Юрист, 1994.
  • 8. Менделевия, В. Д. Психология девиантного поведения : учебное пособие / В. Д. Менделевия. — Москва : МЕДпресс, 2001.
  • 9. Омельченко, Е. Молодежные культуры и субкультуры / Е. Омельченко. — Москва : Ин-т социологии РАН, 2000.
  • 10. Петрова, Р. Г. Междисциплинарный дискурс формирования коммуникативных умений у будущих социальных работников / Р. Г. Петрова, Т. В. Рябова // Казанский педагогический журнал. — 2018. — № 1. — С. 61—67
  • 11. Сорокоумова, Е. А. Гендерная психология. Я-концепция в становлении личности младшего школьника : учебное пособие для бакалавриата и магистратуры / Е. А. Сорокоумова, Е. А. Талакова. — 2-е изд. — Москва, 2019. — 151 с.
  • 12. Социология : учебное пособие / под редакцией С. А. Ерофеева, Л. Р. Низамовой. — Казань : Изд-во Казанского ун-та, 2001.

Тема б

  • [1] См.: Социология : учеб, пособие / под ред. С. А. Ерофеева, Л. Р. Низамовой. Казань : Изд-во Казанского ун-та, 2001. С. 61. 2 См.: Харчева В. Основы социологии : учебник. М. : Логос, 1997. С. 160. 3 См.: Манхейм К. Диагноз нашего времени. М. : Юрист, 1994. С. 243.
  • [2] См.: Менделевии В. Д. Психология девиантного поведения : учеб, пособие. М. : МЕДпресс, 2001. С. 119. 2 См.: Омельченко Е. Молодежные культуры и субкультуры. М.: Ин-т социологии РАН, 2000. С. 166. 3 Бодрийяр Ж. Соблазн. М. : Ad marginem, 2000. С. 54.
  • [3] См.: Здравомыслова Е. А., Темкина А. А. Социология гендерных отношений и гендерный подход в социологии // Социологические исследования. 2000. № 11. С. 17. 2 См.: Омельченко Е. Молодежные культуры и субкультуры. М. : Ин-т социологии РАН, 2000. С. 118.
  • [4] См: Ярская-Смирнова Е. Одежда для Адама и Евы. Очерки гендерных исследований. М., 2001. С. 93—110.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >