Французская колониальная империя. 1870—1900 (А. Рамбо)

ФРАНЦУЗСКАЯ КОЛОНИАЛЬНАЯ ИМПЕРИЯ

1870—1900

Общие соображения. Последние тридцать лет XIX столетия ознаменовались событием чрезвычайной важности не только для французской истории, но и для истории всего мира: распространением французского владычества в Африке и Азии и образованием новой французской колониальной державы вместо тех владений, которых Франция лишилась в силу договоров 1713, 1763 и 1814 годов. Следует отметить к чести Третьей республики, что она по мере возможности исправила ошибки прежней королевской и императорской политики и заставила уделить Франции ее законную часть в разделе мира[1]. В Северной Африке к Алжиру были присоединены оазисы Мцаб и пограничные с Марокко земли, а к востоку территория его расширилась завоеванием Туниса. В Западной Африке немногие военные посты и фактории, возвращенные французам Англией в 1814 году, послужили исходной точкой для экспансии, которая, перешагнув линию водораздела Сенегала и Нигера, дошла до границ бассейна Нила; и точно так же от нескольких факторий, разбросанных по Гвинейскому побережью, французское владычество распространилось до гор страны Конг и до среднего Нигера, и было завоевано могущественное Дагомейское королевство. Ничтожная французская колония Габон присоединила к себе необозримые пространства Конго и Убанги, равно как и те территории, которые на протяжении трех четвертей этого побережья окружают озеро Чад. Все французские владения в континентальной Африке — по Средиземному морю, Атлантическому океану и Гвинейскому заливу — были соединены между собой. В Восточной Африке остров Мадагаскар, площадь которого на 60 000 квадратных километров больше Франции, сначала был подчинен французскому протекторату, а затем аннексирован. Занятие Обока и Джибути дало французам твердую позицию на Красном море. На Дальнем Востоке к шести провинциям в Кохинхине и к протекторату над Камбоджей, доставшимся республике от Второй империи, присоединились Аннам, Тонкин и несколько областей на Меконге. Сделавшись соседкой Китая с пограничной линией в 1000 с лишним километров, Франция смогла добиться от него важных уступок.

Среди государственных людей Третьей республики, наиболее ясно осознавших необходимость последовательной колониальной политики, первое место принадлежало Жюлю Ферри; будучи дважды председателем совета министров (1880—1881 и 1883—1885), он провел завоевание Туниса и Тонкина, подчинил французскому протекторату Аннам и королевство Мадагаскар и заставил Европу признать права Франции на Нигер и Конго.

В речи, произнесенной им 31 октября 1882 года, он очень точно формулировал новую ориентацию: «Франции нужна колониальная политика. Любая часть ее колониальных владений, ничтожнейшие клочки их должны быть для нас священны... Речь идет не о завтрашнем дне, а о целом полувеке, о веке вперед; речь идет о самой будущности нашей родины».

Благодаря своим колониальным приобретениям Франция сделалась в Африке соседкой не только Марокко, но и турецкого Триполи, а также Абиссинской империи, экваториального Египта и крупных европейских колоний (английских, бельгийских, германских, португальских), а в Азии ее владения граничат с Сиамским королевством и империями Англо-индийской, Китайской и Японской. Это ее положение представляет свои выгоды, но и влечет за собой немало забот и трат. Из фактора почти исключительно европейского Франция мало-помалу становилась силой всеобъемлющей, мировой. И эта новая ее роль начала оказывать влияние на всю ее политику и направлять ее. Поскольку она приняла на себя ответственность за управление столькими африканскими и азиатскими народами и за их цивилизацию — во всех ее военных учреждениях, в ее нравах, в понятиях и в самом мышлении должны были произойти такие изменения, которые дали бы ей возможность выполнять свои новые обязанности.

  • [1] Автор, очевидно, предполагает, что подлинная история колониальных захватов, разбойничьих войн и систематического ограбления африканских и азиатских народов европейцами и, в частности, французами будет писаться точь-в-точь так, как пишет ее он сам, т. е. исключительно с точки зрения интересов захватчиков, а не их бесчисленных жертв. Считая «законной частью Франции» земли народов Индокитая, Туниса, Марокко, Мадагаскара, Центральной Африки, — автор совершенно явно проповедует захватническую политику империалистических кругов. — Прим. ред.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >