Институциональный анализ социального предпринимательства

Современные тенденции развития социально-экономических процессов все чаще демонстрируют сближение частного и общественного сектора: коммерческие организации решают общественные проблемы, а государственный сектор создает условия для эффективной реализации данной задачи. Направления реализации деловой активности все чаще касаются решения социальных и экологических проблем[1]. Социальное предпринимательство начинает приобретать популярность в условиях изменяющихся рыночных условий и рассматривается как процесс, катализирующий социальные изменения[2]. Социальные предприниматели при этом ориентированы на решение социальных проблем, вызванных существующими провалами рынка и государства, что способствует системным изменениям и обеспечению устойчивого развития.

Однако эффективное функционирование данного вида деятельности возможно при обеспечении институциональной среды соответствующего качества. С одной стороны, действующие в экономике и обществе институты должны способствовать развитию социального предпринимательства, с другой — необходимо проектировать институты непосредственного социального предпринимательства, обеспечивающие поддержку, развитие социальных предпринимателей, а также активизирующие гражданские инициативы в данном вопросе. Отсюда следует, что особого внимания требует исследование совокупности правил и норм взаимодействия между экономическими агентами по поводу становления и развития данного вида деятельности.

Следует отметить, что в исследованиях, посвященных социально ориентированной деятельности, крайне мало внимания уделено влиянию внешней среды на социальное предпринимательство[3]. Основная часть исследований сконцентрирована на изучении либо конкретных примеров социальной деятельности, либо исключительно формальной институциональной среды. Более того, большинство академических дискуссий посвящены феномену социального предпринимательства лишь в европейских странах и США. Исследования социального предпринимательства в развивающихся странах или странах третьего мира проводятся существенно реже.

Проведем институциональный анализ социального предпринимательства[4].

Первые исследования, посвященные феномену социального предпринимательства, датируются концом 1990-х гг. и представлены в таких научных изданиях, как «Международный журнал по вопросам образования и предпринимательства», «Мировой бизнес», а также «Международное издание по вопросам исследований предпринимательского поведения». При этом в научной литературе до сих пор не сформировалась общепринятая трактовка как социально ориентированной деятельности, так и социального предпринимательства.

Между тем ученые признают исключительную важность и влияние на предпринимательскую деятельность организационных ресурсов, воздействия культуры, законодательства, традиций и привычек поведения в обществе. При этом, если крупные предприятия и корпорации имеют возможность выбора между адаптацией к существующей институциональной среде или созданием новых институтов, малые и средние предприниматели вследствие нехватки ресурсов и наличия зачастую серьезных институциональных барьеров вынуждены следовать установленным правилам игры[5].

Согласно концепции Д. Норта, главная роль институтов в обществе заключается в снижении неопределенности путем установления стабильных структур взаимодействия людей. По Д. Норту, институты — это изобретенные человеком ограничения, структурирующие политические, экономические и социальные взаимодействия людей. Они состоят как из неформальных ограничений (ценностей, норм, запретов, обычаев, традиций и кодексов поведения), так и из формальных правил (конституции, законов, экономических правил, прав собственности и контрактов)[6].

В работе, посвященной изучению институционального развития в различных регионах мира, Р. Робинсон и Д. Аджимоглу дифференцируют институты на инклюзивные и экстрактивные. Частью инклюзивных институтов являются защищенные права частной собственности, беспристрастная система правосудия и равные возможности для участия всех граждан в экономической активности; эти институты должны также обеспечивать свободный вход на рынок для новых компаний и свободный выбор профессии для всех граждан. Экстрактивные институты направлены на то, чтобы получить максимальный доход от эксплуатации одной части общества и направить его на обогащение другой[7].

По месту возникновения выделяют эндогенные институты, т. е. возникшие внутри исследуемого объекта, и экзогенные институты, сформированные за пределами исследуемого объекта[8]. Целью создания институтов являются обеспечение порядка в обществе и уменьшение неопределенности. Общая стабильность базовых институтов обеспечивает существование сложной системы обмена как во времени, так и в пространстве. Повышение уровня определенности выражается в снижении трансакционных издержек, при котором уменьшаются затраты на заключение контрактов и защиту прав собственности, что, в свою очередь, ведет к увеличению числа реализованных проектов. Являясь авторитетными системами управления, институты относятся к глубоким аспектам социальной структуры.

В целом большинство научно-исследовательских работ посвящены дискуссиям об определении феномена социального предпринимательства и носят описательный характер, теория институциональной среды социального предпринимательства часто обсуждается учеными, однако база эмпирических исследований остается достаточно ограниченной.

В рамках данного исследования был проведен библиометриче- ский обзор научных публикаций, посвященных тематике социального предпринимательства, на предмет применяемых методов исследования, а также объектов исследования.

Источником данных выступила международная база цитирования Scopus. При отборе научных статей были рассмотрены академические рецензируемые журналы, включенные в международный индекс цитирования. Всего в Scopus насчитывается более 6000 ссылок на работы по данной теме, из которых более 70 % были опубликованы в последнее десятилетие. В ходе анализа были отобраны статьи за период с января 2011 г. по декабрь 2016 г. Выборка включала статьи с использованием термина social entrepreneurship в ключевых словах, а также имеющие индекс цитирования от 6 до 168. В результате было получено 65 научных статей.

С целью дальнейшего исследования проведен контент-анализ данных статей. Процедура анализа включала три этапа. На первом этапе проведен анализ методов сбора информации; на втором этапе — анализ методов обработки данных. На третьем этапе проведен анализ основных объектов анализа.

Данная процедура исследования позволила выявить общие тенденции развития научных исследований в области социального предпринимательства.

Большая часть работ представляет межстрановой анализ социально ориентированной деятельности. Исследователи в качестве информационного источника об уровне развития социального предпринимательства в разных странах использовали данные Global Entrepreneurship Monitoring (GEM). GEM — это глобальные исследования предпринимательства, проводимые ассоциацией университетов. Цель этих исследований — межстрановое сравнение предпринимательской активности. В исследованиях GEM используется единая система измерений во всех изучаемых странах, к 2009 г. количество исследуемых стран достигло 80. GEM ежегодно проводит выборочные опросы случайных 2000 человек взрослого населения в каждой стране, а затем аккумулирует информацию обо всех сторонах деятельности социального предпринимательства. Возможно также использование статистических данных на страновом уровне, сгенерированных базой данных World Values Survey (WVS), а также данных Global Leadershipand Organizational Behavior Effectiveness (GLOBE), Heritage Foundation и Всемирного Банка. Для сбора специфической информации, особенно в отношении неформальных институтов, наиболее широко использованы различные способы опросов и анкетирования. Эти данные получены из фондов либо самостоятельно проведенных исследований и имеют выборку на страновом уровне от нескольких десятков до 200. Как правило, исследователи социально ориентированной деятельности в качестве субъектов исследований используют социальных предпринимателей в отдельно взятой стране или регионе.

На сегодняшний день теория предпринимательства в значительной степени сопряжена с институтами. Формальные институты, согласно О. Уильямсону[9], можно разделить на конституционные и регулятивные, что соответствует тому, что Э. Остром называет «конституционным выбором» и «коллективным выбором»[10].

В связи с тем что государственные механизмы регулируют действия индивидов и определяют социальные нормы, политические структуры играют важную роль в определении привлекательности участия в предпринимательской деятельности. Позже У. Скотт, исследуя социальное предпринимательство, добавил к классификации О. Уильямсона «поддерживающие» институты, разделив таким образом все институты социального предпринимательства на регулятивные, поддерживающие и когнитивные. Наиболее формальными из них являются регулятивные институты. Они представляют собой нормы, которые прописаны в нормативных правовых актах. Поддерживающие институты, как правило, менее формальны и определяют поведение или действия, ожидаемые от организаций, специалистов и индивидуумов. Поддерживающие институты зачастую представлены как такие авторитетные системы, как аккредитивные, профессиональные сообщества и другие профессиональные стандарты. Культурно-когнитивные институты являются наиболее неформальными и представляют собой правила и убеждения, устанавливаемые между индивидами и их группами посредством социального взаимодействия[11]. В данной работе мы систематизировали объекты изучения институциональной среды социального предпринимательства в соответствии с теорией деления институтов В. Скотта.

Регулятивная среда относится к «формальным правилам и стимулам, ограничивающим и регулирующим предпринимательское поведение»[12]. Регулятивная среда отвечает за установление правил, вознаграждений или наказаний. Так как предприниматели на формирующихся рынках сталкиваются с быстрыми институциональными изменениями, связанными с изменением экономического климата, уровня государственного участия, структур собственности и обеспечения законодательных норм, регулятивная среда оказывает значительное влияние на деятельность социальных предпринимателей[13].

В работе исследователей С. Силос, Дж. Майр, Дж. Батиллана установлено, что регуляторные факторы осуществляют контроль над процессами и результатами социально ориентированной деятельности[14]. Социально-предпринимательская деятельность более успешна в той институциональной среде, в которой действует сильная правовая система. Ученые предлагают стимулировать регулятивную среду для развития социально ориентированной деятельности.

Институты частной собственности. Конституциональный уровень институциональной структуры определяет безопасность прав собственности. Д. Аджемоглу и Дж. Робинсон утверждают, что эффективные ограничения, наложенные на произвольные действия исполнительной власти, уменьшают риск экспроприации[15]. Так как индивидуальное представительство лежит в основе любого предпринимательства, отсутствие предсказуемости препятствует развитию социального предпринимательства, а сильные политические институты будут способствовать его развитию. Произвол правительства может противодействовать социальным инициативам, применяя официальные средства насилия для защиты личных интересов.

Институты социального обеспечения. Теория институциональных пустот, сформулированная М. Дакин с соавторами, предполагает, что потребность в социальном предпринимательстве выше при незначительном государственном участии в решении социальных проблем[16]. Таким образом, социально ориентированные организации заполняют пробелы в существующей системе социального обеспечения. Активное вовлечение правительства в решение социальных проблем приводит к снижению спроса на социально ориентированные организации.

Контент-анализ опроса 200 предпринимателей, проведенный исследователем Дж. Майр с соавторами, подтверждает эту точку зрения[17]. Социальные предприятия появляются в тех областях, в которых государство не в состоянии удовлетворить социальные потребности.

Институт налогообложения. Государственные действия, выраженные в качестве налоговой нагрузки на предпринимателей, накладывают ограничение на развитие социального предпринимательства. Высокий уровень социальной поддержки обеспечивает альтернативные источники дохода и снижает стимулы для частных лиц к ведению предпринимательской деятельности. Однако, в отличие от коммерческих, социально ориентированные предприниматели, помимо получения прибыли, имеют социальные цели. В данных условиях налоговые стимулы не являются принципиально определяющим условием для формирования социально-предпринимательской деятельности.

Институт коррумпированности власти. Дж. Салливан и А. Школьников утверждают, что коррупция ведет к нерациональному использованию ресурсов, отсутствию эффективности и конкурентоспособности, а следовательно, к снижению государственных доходов, производительности, уменьшению уровня инновационности и занятости населения в частном секторе[18]. По данным Д. Трейсмана, «богатые» страны являются менее коррумпированными, чем «бедные»[19].

Поддерживающая среда играет важную роль в определении и формировании предпринимательских результатов. Согласно концепции С. Силоса с соавторами, институциональная среда с помощью систематизации норм поведения создает механизмы, формирующие контекст деятельности социальных предпринимателей[14]. Поддерживающие механизмы возникают из социальных структур и отвечают за формирование адекватного предпринимательского поведения.

Институты кредитования и заимствований. Получение ресурсов является важным компонентом любого предпринимательского процесса. Предприниматели должны обеспечивать ресурсную поддержку (например, финансовый капитал) на всех этапах развития. Для социальных предпринимателей этот процесс во многом затруднен. Социальные предприниматели зачастую осуществляют свою деятельность в развивающихся странах, где существует ресурсный дефицит и слабо выражена поддержка политических и экономических институтов. Микрофинансирование имеет жизненно важное значение для обеспечения доступа к капиталу для бедных слоев населения, которые обычно игнорируют коммерческие банки. Кроме того, микрофинансирование может быть полезным для того, чтобы бедные слои населения получили возможность начать собственный бизнес и инвестировать в свое будущее.

Канадские исследователи Э. Жао и М. Лаунсбари одними из первых проанализировали межнациональные модели финансирования микрофинансовых организаций и пришли к следующим выводам: наличие сильной рыночной логики способствует притоку коммерческих и государственных инвестиций в микрофинансовые организации. Вместе с тем сосуществование рыночной логики и религиозного многообразия в обществе приводят к уменьшению потока коммерческого и государственного капитала[21].

Институты экономического развития. М. Гриффит использовал в своей работе для оценки уровня богатства страны, ее конкурентоспособности и эффективности распределения ресурсов показатель ВВП. Другой рассматриваемый показатель — индекс коррупции в различных странах. Однако вопрос о том, влияет ли ВВП на предпринимательство, остается открытым. Исследователи С. Паркер и М. Робсон отмечают увеличение предпринимательской деятельности с ростом ВВП[22]. Национальный уровень сбережений включен в работы в качестве показателя предпринимательского финансирования, а средняя ставка налога на прибыль представляет общую налоговую нагрузку в стране. В связи с тем что большинство развитых стран имеют фонды, обеспечивающие доступ к капиталу на начальном этапе социального предпринимательства, национальный уровень сбережений является важным критерием для развития социально ориентированной деятельности.

Институты образования. В научных исследованиях существует разнообразие мнений о влиянии уровня образования предпринимателей на эффективность развития предприятий. Дж. Вест и Т. Ноел полагают, что специфические знания предпринимателей способствуют развитию бизнеса[23]. По данным Дж. Кастроджиованни, знания помогают владельцу организации более эффективно оценивать возможности и ресурсы[24]. Большинство исследований свидетельствует о том, что существует положительная связь между образованием и выживанием организаций.

Институты религиозной деятельности. Такие социальные проблемы, как низкий уровень доходов населения, уходят своими корнями в глубоко укоренившиеся религиозные различия, маргинализирующие людей на основе принадлежности к определенным группам и мешающие межгрупповым коммуникациям и взаимодействию. По данным исследователей, религиозные институты оказывают значительное влияние на предпринимательскую деятельность. Они выступают в качестве бизнес-инкубаторов, предоставляющих капитал новым социально ориентированным организациям[25]. Несмотря на важную роль религии в экономической жизни государств, исследования, посвященные влиянию религии на жизнь организаций, встречаются крайне редко.

Когнитивная среда имеет отношение к шаблонам поведения, принятым внутри общества.

Институты культурных ценностей. Культурные нормы и ценности определяют поведение индивидов. Понимание социальных и культурных норм общества является важной частью разработки эффективных стратегий социального предпринимательства. Чем больше людей в стране разделяет ценности, присущие социальному предпринимательству, тем больше мотивация предпринимателей участвовать в социально ориентированной деятельности. Индивид, принявший решение стать социальным предпринимателем, должен быть автономным и использовать право принятия независимых решений. Данные исследователей демонстрируют, что социальные предприниматели высоко оценивают как социальный характер своей деятельности, так и автономность — черты, характерные для постматериалистического общества. Поэтому высокий уровень постматериалистической культуры в обществе оказывает положительное влияние на социальное предпринимательство.

Социально поддерживающие культурные нормы относятся к неформальным институтам. Эти нормы поощряют сотрудничество, основанное на многократном опыте поддержки, дружелюбия, полезности. Исследования показали, что социально поддерживающие культурные нормы оказывают положительное влияние на развитие социального предпринимательства. Данные нормы важны по двум причинам: во-первых, они влияют на мотивацию индивидуумов заниматься социально ориентированной деятельностью, во-вторых, снижают трансакционные издержки.

Институты гендерных отношений. Культурные ценности и ожидания влияют на характер гендерных ролей, принятых в обществе, а именно на то, какие возможности для работы и карьеры приемлемы для женщин. Как отмечают У. Уилсон, Дж. Кикул и Д. Марлино, женщины, осуществляющие предпринимательскую деятельность, чаще заинтересованы в социальных результатах, а не экономических, тогда как мужчин привлекает финансовый результат деятельности. Однако экономические и социальные мотивы не являются взаимоисключающими. Исследователи утверждают, что молодые женщины стремятся к финансовому успеху, но, по всей видимости, не склонны достигать его ценой рыночных изменений. Вследствие этого женщины ориентированы на развитие предпринимательства, совмещающего в себе как коммерческую направленность, так и социальную миссию. Поэтому исследователи отмечают важность фактора гендерных отличий в изучении социально ориентированной деятельности[26].

Институты создания социальных ценностей. Существует общее мнение о том, что социально ориентированные организации ориентированы на создание социальных ценностей, а исследователи определяют социальное предпринимательство как «предпринимательство для создания социальной ценности». Таким образом, «социальное» начало воспринимается как нечто само собой разумеющееся, а «экономическое» рассматривается как критически важное условие. Однако масштаб социальной миссии, которой придерживается организация, определяет приоритетность социальных или экономических целей. Р. Стивинс, Н. Морэй, Дж. Брюнель в своем исследовании, посвященном анализу социальных и экономических целей предпринимателей, с помощью опроса социальных предпринимателей установили отрицательную взаимосвязь между социальными и экономическими целями (у = -0,96) Т При большем значении роли социальных целей экономические уменьшаются и наоборот.

Институт развития социального капитала. На сегодняшний день теоретическое обоснование влияния социального капитала на национальном уровне весьма ограничено. На индивидуальном и групповом уровне под социальным капиталом понимается возможность доступа к ресурсам через социальные отношения. В научной литературе выделяются два типа социального капитала: с сильными связями, где наблюдается сплоченность внутри небольших групп, и со слабыми связями. Усиленное сотрудничество в рамках небольших групп может возникнуть под влиянием ограничения свободы личности, исключения посторонних и враждебности к ним. Слабый тип социальных связей обеспечивает контакт и сотрудничество между членами разнообразных групп, ранее не связанных между собой. С ростом уровня доверия незнакомые люди больше не рассматриваются как посторонние и возникают социальные нормы сотрудничества. Наличие слабых связей внутри общества снижает трансакционные издержки, облегчает доступ к новой и более ценной информации и другим ресурсам, кроме того, повышается уровень мобильности, уменьшается социальная элиминация, предоставляя большему числу людей доступ к новым возможностям и ресурсам. Таким образом, распространение слабых связей социального капитала внутри стран поддерживает предпринимательство. Поскольку социальный капитал на национальном уровне обеспечивается устойчивыми культурными особенностями общества, его обычно не рассматривают с политической точки зрения. В связи с тем что социальные предприниматели решают социальные проблемы, являясь связующим звеном между различными группами населения, их действия усиливают сотрудничество между экономическими агентами. Таким образом, уровень развития социального предпринимательства дает представление об общественном капитале на национальном уровне. Уровень развития социального капитала в отдельно [27]

взятой стране оказывает влияние на коммерческую предпринимательскую деятельность. Другими словами, являясь источником социального капитала, социально ориентированные организации несут пользу для коммерческих предпринимателей. Кооперативные нормы, обусловленные распространенностью социального предпринимательства, могут снизить трансакционные издержки и тем самым облегчить коммерческим предпринимателям доступ к новой информации и ресурсам, а также способствовать открытию новых возможностей. Опрос, проведенный среди населения Руанды, занимающегося обработкой кофе, продемонстрировал значимость исследования не только ярких примеров социально ориентированных организаций, но и деятельности лиц, способствующих социальным изменениям. Так, снижение уровня конфликтов между этническими группами населения с помощью социально-предпринимательской деятельности является одной из созданных предпринимателями социальных ценностей. Регрессионный анализ в исследовательской работе продемонстрировал положительную связь между увеличением уровня дохода и улучшением отношений к внешним группам, а следовательно, и уровнем социального доверия в обществе[28].

На рис. 5.1 представлены описанные виды институтов развития социального предпринимательства.

Институциональная среда развития социального предпринимательства

Рис. 5.7. Институциональная среда развития социального предпринимательства

Исследования институциональной среды в области социального предпринимательства носят фрагментарный характер. В основном акцентируется внимание на точечных инструментах развития социального предпринимательства, таких как обеспечение ресурсами, влияние формальных институтов, опыта и уровня образования предпринимателей на социально ориентированную деятельность. Между тем не были обнаружены исследования обобщающего характера, изучающие регулятивные, поддерживающие и когнитивные аспекты институциональной среды развития социального предпринимательства.

Хотя исследователи признают, что человеческое поведение формируется под влиянием как формальных, так и неформальных институтов, эти доводы редко подвергаются эмпирической проверке. Таким образом, одним из основных путей продвижения сравнительных исследований социального предпринимательства является интеграция исследований неформальных и формальных институтов регулятивной, поддерживающей и когнитивной среды. Сравнительные исследования предпринимательства, основанные на инструментарии институциональной экономики, исследуют формальные институты, социология или кросс-культурная психология исследуют чаще неформальные институты. Институционалисты предпринимают попытки совместных исследований, объединяющие эти сферы, подобные работы встречаются крайне редко, откуда следует необходимость развития данного направления.

  • [1] Baker М. J. Editorial — Why ‘Social Business’? // Social Business. 2011. Vol. 1.№ 1. P. 1—15.
  • [2] Mair J., Marti I. Social Entrepreneurship Research: A Source of Explanation,Prediction, and Delight. P. 36—44.
  • [3] Bacq S., Janssen F. The Multiple Faces of Social Entrepreneurship: A Reviewof Definition Issues Based on Geographical and Thematic Criteria // Entrepreneurshipand Regional Development: An International Journal. 2011. Vol. 23. № 5—6. P. 373—403.
  • [4] Попов E. В., Веретенникова А. Ю., Ковинская К. M. Социальное предпринимательство как объект институционального анализа // Вестник Пермского университета. Экономика. 2017. Т. 12. № 3. С. 360—374.
  • [5] Jacoby S. М. The New Institutionalism: What Can It Learn From the Old? //Industrial Relations. 1990. Vol. 29. № 2. P. 316—359.
  • [6] North D. Institutions, Institutional Change, and Economic Performance. Cambridge :Cambridge University Press, 1990. P. 267.
  • [7] Аджемоглу Д., Робинсон Дж. Почему одни страны богатые, а другие бедные.М. : ACT, 2015. С. 108.
  • [8] Попов Е. В. Институты. Екатеринбург : Изд-во Института экономики УрО РАН,2015. С. 96.
  • [9] Уильямсон О. Экономические институты капитализма. СПб., 1996. С. 48.
  • [10] Ostrom Е. Constituting Social Capital and Collective Action // Journal of TheoreticalPolitics. 1994. Vol. 6. № 4. P. 527—562.
  • [11] Scott W. R. Institutions and Organizations. Thousand Oaks, CA : Sage, 2001. P. 318.
  • [12] Seelos C., Mair J., Battilana J., Dacin T. M. The Embeddedness of SocialEntrepreneurship: Understanding Variation Across Local Communities // Research in theSociology of Organizations. 2011. Vol. 33. № 4. P. 333—363.
  • [13] Peng M. W., Sun S. L., Pinkham B., Chen H. The Institution-Based View as a ThirdLeg for Strategy Tripod // Academy of Management Perspectives. 2009. Vol. 23. № 3.P. 63—81.
  • [14] Seelos C., Mair J., Battilana J., Dacin T. M. The Embeddedness of SocialEntrepreneurship: Understanding Variation Across Local Communities. P. 333—363.
  • [15] Аджемоглу Д., Робинсон Дж. Почему одни страны богатые, а другие бедные.
  • [16] Dacin М. Т., Goodstein J., Scott W. R. Institutional Theory and InstitutionalChanges // Academy of Management Journal. 2002. Vol. 45. № 1. P. 45—57.
  • [17] Mair J., Battilana J., Cardenas J. Organizing for Society: A Typology of SocialEntrepreneuring Models // Journal of Business Ethics. 2012. Vol. 111. № 3. P. 353—373.
  • [18] Sullivan J., Shkolnikov A. Combating Corruption: Private Sector Perspectives andSolutions. Economic Reform. 2004. URL: http://www.cipe.org/publications/detail/combating-corruption-private-sector-perspectives-and-solutions (дата обращения:10.06.2017).
  • [19] Treisman D. The Causes of Corruption: A Cross-National Study // Journalof Political Economy. 2000. Vol. 76. № 3. P. 399—457.
  • [20] Seelos C., Mair J., Battilana J., Dacin T. M. The Embeddedness of SocialEntrepreneurship: Understanding Variation Across Local Communities. P. 333—363.
  • [21] Zhao E., Lounsbury M. An Institutional Logics Approach to Social Entrepreneurship:Market Logic, Religious Diversity, and Resource Acquisition by MicrofinanceOrganizations // Journal of Business Venturing. 2016. Vol. 31. P. 643—662.
  • [22] Parker S., Robson М. Explaining International Variations in Self-Employment:Evidence from a Panel of OECD Countries // Southern Economics Journal. 2004. Vol. 71.P. 287—301.
  • [23] West G., Noel T. The Impact of Knowledge Resources on New Venture Performance //Journal of Small Business Management. 2009. Vol. 47. № 1. P. 1—22.
  • [24] Castrogiovanni G. Pre-Startup Planning and the Survival of New Small Businesses:Theoretical Linkages // Journal of Management. 1996. Vol. 22. № 6. P. 801—822.
  • [25] Choi H. Religious Institutions and Ethnic Entrepreneurship: The Korean EthnicChurches a Small Business Incubator // Economic Development Quarterly. 2010. Vol. 24.№ 4. P. 372—383.
  • [26] Wilson F., Kickul J., Marlino D. Gender, Entrepreneurial Self-Efficacy, andEntrepreneurial Career Intentions: Implications for Entrepreneurship Education //Entrepreneurship Theory and Practice. 2007. Vol. 31. № 3. P. 387—406.
  • [27] Stevens R., Moray N., Bruneel J. The Social and Economic Mission of SocialEnterprises: Dimensions, Measurement, Validation, and Relation // EntrepreneurshipTheory and Practice. 2015. Vol. 39. № 5. P. 1051—1082.
  • [28] Tobias М., Johana М. Toward a Theory of Transformative Entrepreneuring: PovertyReduction and Conflict Resolution in Rwanda’s Entrepreneurial Coffee Sector // Journalof Business Venturing. 2013. № 28. P. 728—742.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >