Дисциплинарная ответственность

Дисциплинарная ответственность наступает во внесудебном порядке. Это сближает ее с административной ответственностью. Но для дисциплинарной ответственности характерно то, что нарушитель подчинен органу (должностному лицу), являющемуся субъектом дисциплинарной власти, находится с ним в служебно-трудовых или иных служебных отношениях.

Дисциплинарная ответственность заключается в наложении на лиц, совершивших дисциплинарные проступки, дисциплинарных взысканий властью руководителя организации либо вышестоящего государственного органа.

Исходя из норм ТК РФ, можно говорить о двух видах дисциплинарной ответственности: 1) общей дисциплинарной ответственности, наступающей по правилам внутреннего трудового распорядка; 2) специальной, наступающей в соответствии с особыми положениями или уставами о дисциплине.

В соответствии с ТК РФ за совершение дисциплинарного проступка могут быть применены следующие дисциплинарные взыскания: замечание, выговор, увольнение по соответствующим основаниям.

Федеральными законами, уставами и положениями о дисциплине для отдельных категорий работников могут быть предусмотрены и другие дисциплинарные взыскания.

Право выбора меры дисциплинарной ответственности за совершенный проступок принадлежит администрации предприятия или организации, где трудится нарушитель. Для обеспечения соразмерности дисциплинарной ответственности совершенному проступку закон устанавливает правило о том, что при наложении дисциплинарного взыскания должны учитываться тяжесть самого проступка, обстоятельства, при которых он совершен, предшествующая работа и поведение работника.

Гражданско-правовая ответственность

Как разновидность юридической ответственности ответственность в гражданском праве обладает всеми указанными выше признаками, однако имеет и особенности, обусловленные спецификой самого гражданского права.

Поскольку гражданское право главным образом регулирует имущественные отношения, то и гражданско-правовая ответственность имеет имущественное содержание, а ее меры (гражданско-правовые санкции) носят имущественный характер. Тем самым эта гражданско-правовая категория выполняет функцию имущественного (экономического) воздействия на правонарушителя и становится одним из методов экономического регулирования общественных отношений. Следовательно, гражданско-правовая ответственность состоит в применении к правонарушителю мер имущественного характера.

Гражданское право регулирует отношения равноправных и независимых товаровладельцев, в которых нарушение обязанностей одним участником всегда влечет за собой нарушение прав другого участника. Вследствие такой взаимосвязи участников гражданского оборота ответственность в гражданском праве является ответственностью одного контрагента перед другим, ответственностью нарушителя перед потерпевшим. Поэтому имущественные санкции, возлагаемые на правонарушителя, здесь взыскиваются в пользу потерпевшей стороны. Это отличает меры гражданской ответственности от имущественных по характеру мер ответственности, используемых в отраслях публичного права (например, в уголовном или административном праве), где они взыскиваются в доход казны (публичной власти).

Регулируемые гражданским правом товарно-денежные отношения носят эквивалентно-возмездный характер. В связи с этим и гражданско-правовая ответственность направлена на эквивалентное возмещение потерпевшему причиненного вреда или убытков, а ее применение имеет целью восстановление имущественной сферы потерпевшего от правонарушения, но не его неосновательное обогащение. Отсюда вытекает компенсационная природа гражданско-правовой ответственности: размер возмещения должен в принципе соответствовать размеру понесенных потерпевшим убытков, но не превышать его.

В сферу гражданского права включены и определенные неимущественные отношения. Правонарушения в этой области также могут влечь неблагоприятные имущественные последствия. Например, неправомерное использование объекта авторского или изобретательского (патентного) права приводит к возникновению убытков у правообладателей, а распространение о лице порочащих его сведений может затруднить его трудоустройство или предпринимательскую деятельность.

Наряду с этим гражданское право предусматривает случаи имущественного возмещения морального вреда за причиненные гражданам определенными правонарушениями физические и нравственные страдания (ст. 151, 1099–1101 ГК РФ), которое тоже является мерой гражданско-правовой ответственности.

Гражданско-правовая ответственность представляет собой одну из форм государственного принуждения, состоящую во взыскании судом с правонарушителя в пользу потерпевшего имущественных санкций, перелагающих на правонарушителя невыгодные имущественные последствия его поведения и направленных на восстановление нарушенной имущественной сферы потерпевшего[1].

Основной функцией гражданско-правовой ответственности является ее компенсаторно-восстановительная функция. Она отражает соразмерность применяемых мер ответственности и вызванных правонарушителем убытков, а также направленность взыскания на компенсацию имущественных потерь потерпевшего от правонарушителя. Наряду с этим гражданско-правовая ответственность выполняет также стимулирующую (организационную) функцию, поскольку побуждает участников гражданских правоотношений к надлежащему поведению. Способствуя предотвращению возможных в будущем правонарушений, гражданская ответственность выполняет и предупредительно-воспитательную (превентивную) функцию; кроме того, она, как и всякая юридическая ответственность, осуществляет штрафную функцию в отношении правонарушителей.

Мерами гражданско-правовой ответственности являются гражданско-правовые санкции – предусмотренные законом имущественные меры государственно-принудительного характера, применяемые судом к правонарушителю с целью компенсации имущественных потерь потерпевшего и возлагающие на правонарушителя неблагоприятные имущественные последствия правонарушения.

К указанным санкциям можно отнести возмещение убытков (ст. 15 ГК РФ), уплату неустойки (ст. 330 ГК РФ), потерю задатка (ст. 382 ГК РФ) и т.д.

Большинство гражданско-правовых санкций являются компенсационными, имея целью возмещение потерпевшей от правонарушения стороне понесенных ею имущественных потерь. Примером таких санкций служит возмещение убытков (п. 2 ст. 15 ГК РФ).

Гражданскому праву присущи также штрафные санкции, которые применяются к правонарушителю. Штрафы взыскиваются в пользу потерпевшего независимо от понесенных им убытков (например, штрафы или пени за просрочку исполнения по договору). Как редкое исключение в гражданском праве используются конфискационные санкции, заключающиеся в безвозмездном изъятии определенного имущества правонарушителя в доход государства (ст. 169 ГК РФ).

В зависимости от особенностей гражданских правоотношений различаются виды имущественной ответственности за гражданские правонарушения.

По основаниям возникновения (наступления) можно выделить ответственность за причинение имущественного вреда (совершение имущественного правонарушения) и ответственность за причинение морального вреда (вреда, причиненного личности человека).

Первый вид ответственности наиболее распространен в гражданском праве и применяется к подавляющему большинству гражданских правонарушений в отношениях между любыми субъектами гражданского права. Основания возникновения такой ответственности могут предусматриваться как законом (в отдельных случаях и подзаконным актом), так и соглашением сторон (договором). Второй вид ответственности возникает только в отношении граждан-потерпевших и лишь в случаях, прямо предусмотренных законом. Ответственность за причинение морального вреда, как правило, возникает независимо от вины причинителя, состоит в денежной (но не в иной материальной) компенсации и осуществляется независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда, т.е. сверх него (ст. 1099–1101 ГК РФ).

Ответственность за имущественные правонарушения в гражданском праве подразделяется на договорную и внедоговорную.

Основанием наступления договорной ответственности служит нарушение договора, т.е. соглашения самих сторон (контрагентов), в связи с чем такая ответственность может устанавливаться и за правонарушения, прямо не обеспеченные санкциями в действующем законодательстве, а в ряде случаев увеличиваться или уменьшаться по соглашению участников договора в сравнении с размером, предусмотренным законом.

Внедоговорная ответственность может использоваться только в прямо предусмотренных законом случаях и размерах и на императивно установленных им условиях. Внедоговорная ответственность возникает при причинении личности или имуществу потерпевшего вреда, не связанного с неисполнением или ненадлежащим исполнением нарушителем обязанностей, лежащих на нем в силу договора с потерпевшей стороной. Закон также требует ее применения в тех случаях, когда неисполнением договорных обязанностей причинен вред жизни или здоровью гражданина (ст. 1084 ГК РФ). Внедоговорную ответственность нередко называют деликтной, связывая ее в основном с обязательствами из причинения вреда (деликтами), которые, по сути, и представляют собой форму гражданско-правовой ответственности. Но сфера применения такой ответственности в действительности шире и охватывает все случаи возникновения гражданской ответственности в силу наступления обстоятельств, прямо предусмотренных законом (при отсутствии договора).

Гражданское законодательство исходит из необходимости строгого различия оснований ответственности и по общему правилу не допускает предъявления к одному и тому же ответчику различных судебных требований (исков) по выбору потерпевшего-истца, т.е. так называемой конкуренции исков. Под конкуренцией исков принято понимать возможность предъявления нескольких различных требований по защите одного и того же интереса, причем удовлетворение хотя бы одного из таких исков исключает (погашает) возможность предъявления других. Данная ситуация широко допускается в англо-американском праве, не проводящем четких различий между договорной и внедоговорной ответственностью. В российском гражданском праве она возможна лишь как прямо предусмотренное законом исключение, сделанное для защиты особо значимых интересов.

Как договорная, так и внедоговорная ответственность в зависимости от числа обязанных лиц может быть долевой, солидарной или субсидиарной. Долевая ответственность означает, что каждый из ответчиков несет ответственность в точно определенной доле, установленной законом или договором. Правила о долевой ответственности применяются, когда иной вид ответственности для нескольких субъектов не предусмотрен законом (иным правовым актом) или договором. Если при этом законодательство или договор не определяют доли сторон, они считаются равными, т.е. каждый из ответчиков несет ответственность в одинаковом с другими ответчиками размере (ст. 321, 1080, п. 2 ст. 1081 ГК РФ).

Солидарная ответственность более строгая, чем долевая. Здесь потерпевший-истец вправе предъявить требование и ко всем ответчикам совместно, и к любому из них, причем как в полном объеме нанесенного ему ущерба, так и в любой его части; не получив полного удовлетворения от одного из солидарных ответчиков, он вправе по тем же правилам требовать недополученное с остальных, которые остаются перед ним ответственными до полного удовлетворения его требований (ст. 323 ГК РФ). Такое право выбора усиливает положение потерпевшего, предоставляя ему возможность требовать возмещения не с того из правонарушителей, кто в наибольшей мере виновен в правонарушении, а с того, кто в состоянии в полном объеме компенсировать его неблагоприятные имущественные последствия.

После этого соответчики становятся обязанными (ответственными) перед тем из них, кто удовлетворил требования потерпевшего-истца, причем в равных долях (если иное не вытекает из отношений между ними), т.е. на принципах долевой ответственности. При этом неуплаченное одним из солидарно отвечающих лиц тому из них, кто полностью рассчитался с потерпевшим, падает в равной доле на этого и остальных ответчиков, т.е. распределяется между ними, еще более ухудшая их положение (п. 2 ст. 325 ГК).

В связи с этим солидарная ответственность может применяться только в случаях, прямо установленных законом или договором, в частности при неделимости предмета неисполненного обязательства (п. 1 ст. 322 ГК РФ) и при совместном причинении "внедоговорного" вреда (ч. 1 ст. 1080 ГК РФ). При этом по решению суда и в интересах потерпевшего закон допускает замену солидарной ответственности долевой (ч. 2 ст. 1080 ГК РФ), но не наоборот. Солидарная ответственность предполагается (презюмируется), т.е. наступает при отсутствии иных указаний закона (иного правового акта) или договора, при нарушении обязательств, связанных с предпринимательской деятельностью (п. 2 ст. 322 ГК РФ), что свидетельствует о более строгом подходе закона к профессиональным участникам гражданского оборота.

Субсидиарная ответственность является дополнительной по отношению к ответственности, которую несет перед потерпевшим основной правонарушитель (п. 1 ст. 399 ГК РФ). Она призвана дополнить его ответственность, усиливая защиту интересов потерпевшего. При этом лицо, несущее такую дополнительную ответственность, совсем не обязательно является сопричинителем имущественного вреда, нанесенного потерпевшему, а во многих случаях вообще не совершает каких-либо правонарушений.

Ответственность в порядке регресса, или регрессная ответственность, наступает в случаях, когда гражданский закон допускает ответственность одного лица за действия другого (ст. 402,403 ГК РФ). Например, юридические лица и граждане- работодатели несут ответственность за вред, который причинили их работники при исполнении своих трудовых (служебных, должностных) обязанностей. Если работодатель или коммерческая организация возместили потерпевшему вред, причиненный их работником или участником (членом), они получают право обратного требования (регресса) к такому причинителю (п. 1 ст. 1081 ГК РФ), что и составляет существо регрессной ответственности. Таким образом, регрессная ответственность направлена на восстановление имущественной сферы того лица, которое понесло убытки, компенсировав потерпевшему его имущественные потери за другое лицо (причинителя).

Закон не исключает сочетания различных видов ответственности. Например, регрессной является долевая ответственность солидарных должников перед тем из них, кто полностью исполнил их общее обязательство перед кредитором (подп. 1 п. 2 ст. 325 ГК РФ).

Основанием наступления гражданско-правовой ответственности прежде всего является совершение правонарушения, предусмотренного законом или договором, например неисполнение или ненадлежащее исполнение лицом возникших для него из договора обязанностей либо причинение какому- либо лицу имущественного вреда. В гражданском праве ответственность в некоторых случаях может наступать и при отсутствии правонарушения со стороны лица, на которое она возлагается, в частности за действия третьих лиц. Поэтому в качестве оснований гражданско-правовой ответственности следует рассматривать не только правонарушения, но и иные обстоятельства, прямо предусмотренные законом или договором.

К числу таких общих условий гражданско-правовой ответственности относятся:

  • 1) противоправный характер поведения (действий или бездействия) лица, на которое предполагается возложить ответственность (либо наступление иных специально предусмотренных законом или договором обстоятельств);
  • 2) наличие у потерпевшего лица вреда или убытков;
  • 3) причинная связь между противоправным поведением нарушителя и наступившими вредоносными последствиями;
  • 4) вина правонарушителя.

Совокупность перечисленных условий, по общему правилу необходимых для возложения гражданско-правовой ответственности на конкретное лицо, называется составом гражданского правонарушения. Отсутствие хотя бы одного из указанных условий ответственности, как правило, исключает ее применение. Установление данных условий осуществляется именно в указанной очередности, поскольку отсутствие одного из предыдущих условий лишает смысла установление других (последующих) условий.

Вместе с тем необходимо иметь в виду, что в гражданском праве наличие состава правонарушения требуется для привлечения к имущественной ответственности по общему правилу, из которого закон устанавливает некоторые исключения. Речь идет о таких прямо предусмотренных им ситуациях, в которых для возложения ответственности достаточно лишь некоторых из названных условий (например, не имеет гражданско- правового значения наличие или отсутствие убытков либо вины в действиях причинителя).

Противоправным в строгом смысле слова признается поведение, нарушающее предписания правовых норм. Но не всякое отступление от норм гражданского права противоправно. Оно становится таковым лишь при нарушении прямых запретов или императивных правил закона. В гражданском праве имеется большое число диспозитивных норм, допускающих определение прав и обязанностей участников имущественного оборота по их выбору, обычно в результате соглашения (договора) сторон. Тем самым закон не только разрешает известное отступление от предусмотренных им правил, но и придает обязательное значение согласованным участниками условиям договоров. Следовательно, противоправным считается нарушение не противоречащих законодательным запретам договорных условий.

В тех случаях, когда результатом противоправного поведения становится причинение потерпевшему лицу имущественного вреда или убытков, наличие их – необходимое условие возложения имущественной ответственности на причинителя вреда. Под вредом в гражданском праве понимается всякое умаление личного или имущественного блага. С этой точки зрения различается моральный и материальный вред.

Материальный вред представляет собой имущественные потери – уменьшение стоимости поврежденной вещи, уменьшение или утрата дохода, необходимость новых расходов и т.п. Он может быть возмещен в натуре (например, путем ремонта поврежденной вещи или предоставлением взамен вещи того же рода и качества) либо компенсирован в деньгах.

Однако натуральная компенсация, предпочтительная с позиций закона (ст. 1082 ГК РФ), не всегда возможна по обстоятельствам конкретного дела. Поэтому чаще используется денежная компенсация причиненного вреда, которая именуется возмещением убытков.

Возмещение убытков – установленная законом мера гражданско-правовой ответственности, применяемая как в договорных, так и во внедоговорных отношениях. Под убытками в гражданском праве понимается денежная оценка имущественных потерь (вреда). Они складываются:

  • – из расходов, которые потерпевшее лицо либо произвело, либо должно будет произвести для устранения последствий правонарушения;
  • – стоимости утраченного или поврежденного имущества потерпевшего;
  • – размера неполученной потерпевшей стороной доходов, которые она могла бы получить при отсутствии правонарушения (п. 2 ст. 15 ГК РФ).

Гражданско-правовая ответственность основана на принципе полноты возмещения причиненного вреда или убытков. Это означает, что лицо, причинившее вред или убытки, по общему правилу должно возместить их в полном объеме, включая как реальный ущерб, так и неполученные доходы (п. 2 ст. 393, абз. 1 п. 1 ст. 1064 ГК РФ), а в установленных законом случаях – и моральный вред.

Моральный вред представляет собой физические или нравственные страдания гражданина, вызванные нарушением его личных неимущественных прав или умалением иных его личных (нематериальных) благ – посягательствами на его честь и достоинство, неприкосновенность личности, здоровье и т.д. Моральный вред может влечь имущественные потери. В этом случае он возмещается с помощью компенсации имущественного вреда (убытков).

Однако моральный вред может и не причинять прямых материальных потерь, не становясь от этого менее ощутимым для потерпевшего. Такой вред сам по себе не может быть компенсирован гражданско-правовыми (имущественными) способами, ибо не поддается точной материальной оценке. Однако в случаях, прямо предусмотренных законом, он может быть возмещен в приблизительно определенной или символической денежной сумме с учетом требований разумности и справедливости, а также индивидуальных особенностей потерпевшего и других фактических обстоятельств (ст. 151, 1101 ГК РФ).

Причинная связь всегда объективна – это реально существующая взаимосвязь явлений, а не субъективное представление о ней. Поэтому она должна быть подтверждена реально, а не основываться лишь на предположениях или догадках. Объективность причинной связи выражается в том, что данная причина в аналогичных условиях всегда порождает данное следствие и в этом смысле не зависит от каких-либо случайностей. Причинная связь всегда конкретна и является таковой только в реальной ситуации, ибо в ином случае данное следствие может стать причиной, а соответствующая взаимосвязь может иметь совсем другое значение.

Вина является субъективным условием юридической ответственности, выражающим отношение правонарушителя к собственному неправомерному поведению и его последствиям. Обычно она рассматривается как субъективное психическое отношение лица к своему противоправному поведению и его последствиям, связанное с предвидением неблагоприятных результатов своего поведения и осознанием возможности их предотвращения.

В ряде случаев, прежде всего в договорных отношениях, невозможно устанавливать вину конкретного должностного лица или работника юридического лица в ненадлежащем исполнении обязательства, возложенного на организацию в целом. Гражданско-правовое значение в таких ситуациях приобретает сам факт правонарушения со стороны юридического лица, которого вполне можно было бы избежать при проявлении обычной заботливости или осмотрительности.

В связи с этим гражданское законодательство отказалось от традиционного для уголовно-правовой сферы подхода к пониманию вины.

В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 401 ГК РФ виной в гражданском праве следует признавать непринятие правонарушителем всех возможных мер по предотвращению неблагоприятных последствий своего поведения, необходимых при той степени заботливости и осмотрительности, которая требовалась от него по характеру лежащих на нем обязанностей и конкретным условиям оборота.

Таким образом, вина в гражданском праве рассматривается не как субъективное, психическое отношение лица к своему поведению, а как непринятие им объективно возможных мер по устранению или недопущению отрицательных результатов своих действий, диктуемых обстоятельствами конкретной ситуации.

В гражданском праве установлена презумпция вины правонарушителя (причинителя вреда), ибо именно он должен доказать отсутствие своей вины в правонарушении (п. 2 ст. 401, п. 2 ст. 1064 ГК РФ), т.е. принятие всех указанных выше мер по его предотвращению. Применение этой презумпции (предположения) возлагает бремя доказывания иного положения на указанного законом участника правоотношения. Поскольку нарушитель предполагается виновным, потерпевший от правонарушения не обязан доказывать вину нарушителя, а последний для освобождения от ответственности должен сам доказать ее отсутствие.

Ответственность, не зависящая от вины, не означает абсолютную, безграничную ответственность причинителя вреда или убытков. И в таких ситуациях причинитель подлежит освобождению от ответственности за них при наличии умысла потерпевшего (решившего, например, покончить жизнь самоубийством) или действия непреодолимой силы. Непреодолимую силу, в договорных отношениях нередко именуемую форс-мажором (от лат. vis maior – высшая, природная сила), закон определяет как чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство (подп. 1 п. 1 ст. 202, п. 3 ст. 401 ГК РФ).

При причинении имущественного вреда вследствие воздействия непреодолимой силы в действиях привлекаемого к ответственности лица отсутствует не только вина, но и причинная связь между его поведением и возникшими убытками. Поэтому и его ответственность в таких случаях исключается.

В целях особой, повышенной охраны имущественных интересов потерпевших закон в порядке исключения устанавливает ответственность и за результат воздействия непреодолимой силы.

Отсутствие вины правонарушителя освобождает его от гражданско-правовой ответственности по общему правилу, из которого имеются многочисленные исключения. В случаях, установленных законом или прямо предусмотренных договором, ответственность в гражданском праве может применяться и независимо от вины нарушителя, в том числе при ее отсут-

Ответственность, наступающую независимо от вины, не следует смешивать с ответственностью за действия третьих лиц (ст. 403 ГК РФ).

Такова, например, субсидиарная ответственность лица, отвечающего дополнительно с другим лицом (правонарушителем) в силу правила п. 1 ст. 399 ГК РФ, условием наступления которой может являться вина нарушителя, но не требуется ни вина, ни другие условия ответственности в действиях субсидиарно отвечающего лица.

Таким образом, юридическая ответственность как реализация принудительных мер представляет собой средство самозащиты государства от вреда, причиненного нарушением действующих в государстве правил. С помощью мер юридической ответственности достигаются цели наказания правонарушителя, предупреждения самих правонарушений, а также восстановления нарушенной социальной справедливости. Названные цели юридической ответственности позволяют говорить о карательной, превентивной и правовосстановительной функциях юридической ответственности.

Применение мер юридической ответственности – это наказание, поскольку всегда связано либо с определенными ограничениями прав и свобод нарушителя, либо с возложением на него каких-то дополнительных обязанностей. Именно в этих ограничениях и дополнительных обременениях, которые отсутствовали бы в случае правомерного поведения, проявляется карательная функция юридической ответственности.

Превентивная функция юридической ответственности выражается в специальном и общем предупреждении, а также в ее общепредупредительном характере.

Специальное предупреждение характеризуется тем, что наказание, воздействуя на конкретного нарушителя, побуждает его не допускать в дальнейшем совершения новых правонарушений.

Общее предупреждение заключается в том, что наказание конкретному нарушителю назначается в то же время для того, чтобы другие лица, склонные к совершению правонарушений, их не совершали.

Общепредупредительный характер имеет само наличие закона, содержащего указание на применение меры ответственности в случае нарушения установленных правил. Таким образом, можно считать, что юридическая ответственность выполняет и своего рода регулятивную функцию.

Особенность проявления восстановительной функции юридической ответственности заключается в том, что в ряде случаев правонарушитель может сам, без вмешательства государственных органов прекратить противоправное состояние и восстановить нарушенные им права потерпевшей стороны.

Итоговой целью применения всех мер юридической ответственности является соблюдение установленного правопорядка, защита нарушенных прав и свобод граждан и иных лиц и обеспечение правомерного поведения всех участников общественных отношений.

Для эффективного достижения указанных целей практика применения мер юридической ответственности должна строго следовать выработанным ею принципам: законности, обоснованности, неотвратимости и справедливости.

Суть принципа законности юридической ответственности состоит в том, что деятельность по применению мер юридической ответственности должна вестись в полном соответствии с требованиями действующего законодательства:

  • – юридическая ответственность применяется только за совершенное правонарушение. Превентивное применение мер ответственности запрещено;
  • – юридическая ответственность может наступать лишь за то деяние, которое в момент его совершения признавалось противоправным;
  • – юридическая ответственность наступает за виновное противоправное деяние;
  • – юридическая ответственность должна применяться только компетентным органом или должностными лицами;
  • – мера юридической ответственности может быть избрана только из установленного законом перечня наказаний (взысканий) определенного вида и только в пределах санкции статьи, предусматривающей ответственность за конкретное правонарушение;
  • – законность юридической ответственности проявляется и в том, что привлекаемому к ответственности предоставляется право на защиту, а применение санкций осуществляется в установленной процессуальной форме, гарантирующей обеспечение прав и законных интересов лиц, привлекаемых к ответственности.

Принцип обоснованности юридической ответственности понимается как обязательность полного, всестороннего и объективного рассмотрения всех обстоятельств дела о правонарушении.

Полнота и всесторонность исследования обстоятельств дела означает, что должен быть проведен исчерпывающий анализ всех имеющихся обстоятельств дела, выявлены обстоятельства, как отягчающие, так и смягчающие вину нарушителя, с тем чтобы избежать обвинительного уклона в процессе доказывания.

Объективность выяснения обстоятельств дела должна исключить предвзятость к рассмотрению дела, пренебрежение обстоятельствами, свидетельствующими в пользу лица, привлекаемого к ответственности. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к ответственности, толкуются в пользу этого лица.

Для реализации принципа обоснованности юридической ответственности отраслевое процессуальное законодательство детально определяет порядок деятельности органов государства и должностных лиц в процессе сбора и анализа доказательств по делу.

Требование принципа неотвратимости юридической ответственности состоит в том, что ни одно правонарушение не должно оставаться без оценки правоохранительных органов. Если правонарушение совершено и вина в его совершении доказана, то любой нарушитель независимо от своего служебного или материального положения и других обстоятельств подлежит наказанию.

Справедливость юридической ответственности определяется как соответствие мер наказания общепризнанным нормам и принципам права и морали, согласия общественного мнения с решением правоохранительного органа, применившего меру принуждения:

  • – ответственность несет тот, кто совершил правонарушение;
  • – ответственность должна соответствовать тяжести нарушения;
  • – за одно нарушение возможно только одно наказание;
  • – нельзя вводить меры наказания, унижающие человеческое достоинство.

Справедливость наказания проявляется и в том, что оно должно соответствовать характеру самого нарушения, обстоятельствам его совершения, личности виновного, его имущественному положению. Более опасные правонарушения должны влечь за собой и более суровые меры юридической ответственности.

  • [1] См.: Гражданское право: в 4 т. Т. 1. Общая часть: учебник / под общ. ред. Е. А. Суханова. М., 2008.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >