Глобализация экономики

Вначале совершим небольшой исторический экскурс. Он необходим для того, чтобы уяснить сущность глобализации и ее исторические корни. Дело в том, что некоторые аналитики, как российские, так и иностранные, расширительно трактуют понятие "глобализация", считая, например, известные классические империи древних и античных времен "формами проявления глобализации". Нередко смешиваются понятия "глобализация" и "эволюция"; "глобальный мир" и "мировая империя"; "интернационализация", "интеграция", "глобализация" и т.п.

Мир, как живой организм, стремится к единству, что проявлялось еще в те отдаленные эпохи, когда этносы жили изолированно и часто не знали о существовании иных народов, даже населявших близлежащие территории. Возможно, что знаменитые завоевательные походы великих царей-полководцев древности объяснялись именно стремлением разных цивилизаций к единству – огнем и мечом создавались древние мировые империи. Александр Македонский не только объединил "цивилизованный мир" (греко-римский центр цивилизации), но и раздвинул границы Античного мира, включив в него все Средиземноморье, Ближний Восток, Северную Африку, Переднюю Азию вплоть до Индии. Наиболее завершенный, своего рода классический этап единства мира античной эпохи иллюстрирует могущественная Римская империя, завоевавшая и подчинившая сотни народов и стран. Одно из ее значимых достижений состоит в том, что именно Рим перенес с Востока в Европу центр цивилизации и создал предпосылки для ускоренного роста европейской идентичности, завершив процесс, начатый Александром Македонским. После этого началась эллинизация огромных территорий от Средиземноморья до Египта и Гиндукуша. Правда, историки считают, что расширение границ античной цивилизации привело в конечном итоге к ее гибели. По это уже проблема мировой культуры, а не мировой экономики.

Процесс "отставания" Востока зародился в период позднего Рима, когда могущественная Римская империя пришла в упадок. На мировую цивилизацию наступали со всех сторон, этот процесс не остановился и после гибели самого Рима под натиском гуннов (элемент Востока) и варваров (не подвергшихся римской цивилизации германцев и саксов – элемент Запада). Спустя века после распада Римской империи тенденция к объединению возродилась на Востоке, там создавались новые империи в результате завоевательных походов Тимура, Чингисхана и т.д. На несколько столетий оказались объединенными сотни государств и народов Востока и Запада. Арабский халифат, образовавшийся в результате арабских завоеваний VII–IX вв., в значительной степени расширил исламский мир: в него вошла часть Испании, Кавказ, Центральная Азия. Империя сельджуков, а затем Османская империя продолжили этот объединительный процесс.

Еще в X в. император Священной Римской империи[1] Оттон III и Папа Римский Сильвестр II энергично разрабатывали планы по объединению Европы на новой основе – мирным путем. Они хотели восстановить былое могущество императорского Рима, но, в отличие от языческого Древнего Рима, – на христианской основе. Была поставлена задача: исключить войны, создать надгосударственные механизмы разрешения конфликтных ситуаций между европейскими государями и т.д. Видимо, как провал этих попыток следует рассматривать эпоху Крестовых походов, когда Католическая церковь впервые в Новой истории инициировала мощное военное противостояние двух религий – христианства и ислама. Формально войны велись под лозунгом возвращения в лоно Церкви "святого города" – Иерусалима. На деле же речь шла об установлении нового мирового господства под эгидой западноевропейских монархов и Папского престола.

В конце концов в XIII в. после множества разрушительных войн в Европе была провозглашена Священная Римская империя, формально объединившая в конфедерацию более 360 государств, княжеств, герцогств, графств и прочих крупных и совершенно крошечных владений феодальных правителей. Эта "империя", точнее – ее остатки, окончательно рухнула после Французской революции, в эпоху

Наполеона I. Фактически Наполеон объединил всю Европу, но "споткнулся" на России и Британии. Наполеоновская эпоха дала толчок и столкновению европейских народов, окончательно разрушив феодальные отношения, и обозначила пути дальнейшей экономической интеграции. Венский конгресс (1815) установил новый миропорядок в Европе под эгидой Великобритании, России и Пруссии.

Однако процесс объединения европейских государств оказался "замедленным". Каждая из стран имела свои, особые интересы, не совпадающие с интересами других участников "великой тройки". Самодержавная Россия с крепостным крестьянством, стремившаяся к сохранению своих порядков и, как огня, боявшаяся "революционной заразы", Пруссия – просвещенная монархия, мечтавшая о восстановлении Священной Римской империи германской нации, и Британская империя, "над которой никогда не заходило солнце" – что могло быть общего у их правящих элит? Да ничего, лишь страх перед тенью великого Наполеона заставил их заключить временный союз.

Новый этап политико-экономического развития мира связан и с Первой мировой войной, и со стремлением народов обезопасить себя от повторения таких разрушительных войн, и, соответственно, с созданием международной организации – Лиги Наций – и ее поражением, причины которого кроются в эгоистических интересах лидеров мировых держав, заигрывавших с вождем немецких нацистов Гитлером. Последний добивался "объединения Европы" шантажом, угрозами, коварством, подкупом, наконец, войнами. Подписанный английскими и французскими правителями позорный Мюнхенский договор 1938 г., по которому Гитлеру была передана Чехословакия, обозначил не просто приближение войны, а начало строительства новой, нацистской Европы. В конечном счете Гитлер реально объединил под началом Германии всю Европу, но точно так же, как в свое время Наполеон, "споткнулся" на России и Великобритании. Однако на этом кончается внешнее сходство "объединенной Европы" Гитлера и "объединенной Европы" Наполеона. Наполеон объединял европейские народы и страны под лозунгами борьбы за свободу, равенство и братство, т.е. под теми же самыми лозунгами, под которыми совершалась Французская революция, свергнувшая монархический строй. И хотя в период Империи эти лозунги претерпели значительные изменения, Наполеон действительно давал свободу обездоленному крестьянству. Храбрые солдаты Великой армии (а это были немцы, итальянцы, испанцы, голландцы, поляки и т.д.) становились маршалами, баронами, князьями, наместниками новых провинций и даже королями (наполеоновский солдат Ж. Бернадот, ставший маршалом, основал новую династию шведских монархов). При всей агрессивности и экспансионизме Наполеона его государство следует признать прогрессивным явлением в истории цивилизации. Оно открыло путь для развития капитализма, уничтожило остатки варварского феодализма, дало передовое законодательство и гражданские нрава, обозначило путь к реальному объединению Европы.

Завершая исторический экскурс, отметим, что сближение народов мира – естественная тенденция развития цивилизации. Это стремление получает реальные формы (если не иметь в виду завоевательные походы) исключительно в условиях существования высокоразвитых факторов производства, когда они приобретают международную мобильность. Объединение современной Европы соответствует универсальной тенденции, процессы интернационализации содействуют успешному развитию европейских стран. Определяющими здесь выступают экономические императивы.

Термин "глобализация" впервые был употреблен в американской прессе в начале 1980-х гг. в статье Т. Левитта в Harvard Business Review[2]. Под глобализацией Левитт понимал новое качество агентов рынка, возникшее в процессе слияния рынков отдельных продуктов, производимых транснациональными корпорациями. Ранее такие формы слияний были невозможны в силу недостаточного развития информационных возможностей корпораций. Знаменательно, что термин "глобализация" появился, во-первых, в ходе изучения крупных корпораций; во-вторых – в связи с использованием новых информационно-коммуникационных систем в производственной и финансово-банковской деятельности.

Некоторые ученые считают, что глобализация – это высшая стадия интеграции и началась она в 1990-х гг. Это ошибочное заключение. Сам термин "глобализация" появился в 1980-х гг., следовательно, он уже отражал новое явление, в частности качественно новый этап в области интернационализации и интеграции мира под мощным воздействием начавшейся компьютерной революции.

С 1980-х гг. обозначился переход от предыдущего типа (уклада) экономики, для которого была характерна абсолютизация национальных интересов (с законодательными и политическими рамками, присущими каждому отдельному государству), что было, кстати, вполне оправданным и логичным, к другому тину – глобальной экономике, не имеющей единого жесткого регулирующего аппарата. Первые удары по такой глобальной системе были нанесены азиатским региональным кризисом 1997 г. и финансовым кризисом 2001–2002 гг., но наиболее мощный удар обрушился на нее в 2008-2010 гг.

В начале XX в., с одной стороны, развиваются процессы сегментации промышленно-финансовой системы, с другой – усиливаются тенденции к укреплению позиции международных финансово-промышленных групп (олигархии и плутократии). Эти процессы также участвуют в формировании звеньев глобальной системы экономики и международных экономических отношений. Очевидно и то обстоятельство, что экономика не сможет обеспечить эффективную базу развития в мировом масштабе без адекватных всемирных законодательных и политических рамок. Необходимость их создания для современных транснациональных корпораций отнюдь не новая идея и является лишь отражением глобальных тенденций. В настоящее время у исследователей и политических деятелей нет единого мнения по данному вопросу. Во-первых, для формирования подобных законов и установлений понадобятся долгие годы, нс говоря уже о том, что это требует стабильной международной обстановки и обеспечения безопасности не только политической, но и экономической. Во-вторых, высказываются сомнения относительно возможности достижения каких-либо согласованных действий различных стран в сложной современной международной обстановке. В-третьих, существуют опасения, что крупные страны будут доминировать в этом процессе всемирного урегулирования.

Новый этап в экономическом развитии мира связан с мощными интеграционными процессами. Прежде всего, это создание и развитие Европейского союза; заключение соглашения о зоне свободной торговли в Северной Америке (НАФТА), создание странами Юго-Восточной Азии Ассоциации свободной торговли (АСЕАН), активизация интеграционных процессов в странах Латинской Америки. Повсюду одни и те же экономические силы подталкивают к мировой и региональной интеграции, к формированию торгово-экономических блоков и союзов, специальных экономических, торговых, таможенных, офшорных зон. Переговоры по вопросам интеграции всегда идут трудно, однако движение к интеграции объективно диктуется закономерностями развития международного разделения труда.

Однако не входит ли возникновение таких блоков в противоречие с глобализацией рынка? Если региональные блоки – это зоны свободной торговли, открытые для всего мира, то современный регионализм вполне совместим с понятием многосторонности, и такая точка зрения превалирует в среде ученых. На самом деле современные интеграционные блоки и союзы – это не "закрытые клубы", они открыты для новых участников: Евросоюз, включавший первоначально б государств, в конце 1990-х гг. уже насчитывал в своем составе 15, а в 2007 г. – 27 стран.

Региональные блоки создаются не только и не столько в целях самообеспечения стран региона, сколько для того, чтобы обеспечить эффективность международного экономического и технологического сотрудничества и торговли стран объединенной Европы. Государства подвергаются внутреннему давлению (логические потребности развития), которое толкает их к либерализации и открытости внешнему миру. Внутрирегиональная торговля не кажется странам, составляющим блоки, несовместимой с торговлей между ними и остальным миром.

В последние годы появилось множество определений и глобализации, и интеграции. Одно из них, например, характеризует это явление как "изменение всех сторон жизни общества в силу планетарной тенденции к открытости и взаимозависимости". Согласно другому определению "глобализация представляет собой процесс стремительного формирования единого общемирового финансово-информационного пространства на базе новых, преимущественно компьютерных технологий".

Глобализация как сложное, комплексное явление имеет, соответственно, и сложную структуру, предполагает необходимость исследования на нескольких иерархических уровнях. Это экономическая глобализация, а также глобализация финансовая, информационная, культурная, политическая и т.д. Это и необычайно ускорившийся процесс взаимодействия человека с природой, вызывающий совершенно определенные, гибельные для судеб цивилизации последствия, в частности и экономического характера. Все эти процессы, сопровождающие глобализацию, проявляются порой непредсказуемым образом. С одной стороны, у мирового сообщества возникают необычайные возможности решить множество проблем, в том числе порожденных самой современной цивилизацией, с другой – наблюдается увеличение бедности и нищеты в мире, учащение региональных военных конфликтов, деградация окружающей среды и т.д.

Сформулируем общее понятие глобализации: глобализация – это качественно новый процесс (и явление) интернационализации на основе процессов международного разделения труда, происходящий в самых различных формах на базе новейшего этапа научно-технического прогресса, т.е. информационно-коммуникационных технологий.

Содержательной стороной и сущностью глобализации выступают следующие синтетические процессы:

  • • изменения в естественно-научной и технико-технологической областях фундаментальной науки, которые породили современные информационные технологии, ставшие материальной базой самого явления и процесса интернационализации;
  • • изменения в экономической области (производстве, торговле, финансах, сфере услуг и процессах управления);
  • • изменения в политике, культуре, образе жизни (социология, этика, мораль), общении людей, мировоззрении и мышлении (философия и психология), массовых коммуникациях, попытках наднационального регулирования разных сторон взаимодействия в глобальном общении (международное право).

Поэтому мы и указываем на то, что глобализация – это продолжение "старой" интернационализации, но на совершенно иной, качественно новой материальной базе.

Глобализация – это новый, высший этап в развитии производительных сил (или в развитии факторов производства), в процессах международного разделения труда и, соответственно, в интернационализации производства и капитала. Она оказывает самое непосредственное воздействие на мировые и региональные интеграционные процессы, причем в одних случаях – позитивные (ускоряя объединительный процесс), в других – разрушительные (предлагая облегченные "альтернативы").

Глобализация – источник повышения эффективности, значительного улучшения условий для потребителей. Товары, да и вообще все факторы производства – труд, земля, капитал, технологии и информация – становятся более доступными для всех.

Однако в глобальной экономике обостряется конкуренция, появляется гигантский потенциал дестабилизации мирового хозяйства, всех международных экономических отношений, а корпорации оказываются в условиях такой жесткой конкуренции, какой они никогда еще не знали. Какие-то аспекты этих процессов, в частности усиление конкуренции на рынках товаров и услуг, конечно, выгодны потребителю. Но это означает также, что стремление к эффективности, постоянное обновление производства и распределительной сети становятся настоятельными требованиями, главной функцией фирмы, всецело устремленной к максимизации прибыли. В такой обстановке "гонки за прибылью" человек становится для фирмы постоянным источником этой прибыли. Его реальные интересы и потребности не интересуют ни производителя, ни гигантские распределительные сети. Человек – лишь "техническое звено" этой системы. Таким образом, процесс дегуманизации экономики – это очевидный факт. Глобализация связана с пересмотром подходов к управлению, с изменением привычек, убеждений, культурных ориентиров, соответственно, с необходимостью приспосабливаться к новому положению вещей, а это нелегко и вызывает тревогу и беспокойство людей.

Современная система всемирных экономических отношений формируется на новой основе информационных технологий. Одновременно происходит все большее понимание человечеством того обстоятельства, что важнейшие проблемы цивилизации – это сохранение мира и безопасности, снижение военного противостояния, разоружение, соблюдение прав человека, развитие культуры, обеспечение экологической безопасности, преодоление продовольственного кризиса в большинстве слаборазвитых стран. От этого понимания "отстает" сознание узкого слоя мировой деловой и политической элиты, что способствует сохранению глобальной нестабильности.

Экономическая глобализация – это процесс и явление, содержательной стороной и сущностью которого является современный этап интернационализации всех сфер финансово-экономической (хозяйственной) жизни мирового сообщества, ускоренное развитие универсальных факторов производства и интенсификация этих процессов на базе новейших информационно-коммуникационных технологий, усиливших взаимозависимость национальных финансово- экономических систем. Более краткое определение экономической глобализации характеризует ее как современный этап интернационализации всех сфер хозяйственной жизни на базе новейших информационных технологий и коммуникаций и международного разделения труда.

Финансовая глобализация – это часть экономической глобализации. Ее суть в усилении связей и взаимосвязей между финансовыми секторами национальных экономик, финансовыми центрами в системе мировой экономики, международными финансовыми учреждениями на базе информационно-компьютерных технологий. Финансовая глобализация – наиболее динамичный процесс в экономической глобализации.

Оценивая позитивно процесс глобализации финансовых потоков, некоторые исследователи утверждают, что благодаря ему у индивидуальных предпринимателей появляется возможность защитить себя от риска неожиданных и резких изменений курсов валют и процентных ставок. Они могут быстро приспособиться к "финансовым шокам", возникающим, например, из-за нефтяных кризисов, гарантировать определенную дисциплину в экономическом поведении, препятствуя проведению правительствами инфляционной политики и политики наращивания финансовой задолженности. В результате, когда во всем мире действуют базовые капиталистические отношения, государства вынуждены осуществлять более разумную экономическую политику. Соответственно формируется общая тенденция упорядочения движения финансовых потоков в мировой экономике.

Однако это чисто гипотетические суждения. Позитивные следствия процесса глобализации могут и нс реализоваться. Глобализация в области финансовых потоков способна привести к разрушительным процессам, поскольку появились факторы, обусловливающие мгновенное распространение кризиса, возникшего в одной стране, на всю мировую экономику или на крупные регионы. Существующий уровень мировых рыночных механизмов крайне несовершенен и нестабилен, он не способен выполнять роль глобального регулятора, поскольку спекулятивные методы действия рыночных игроков – это свойство рынка как такового и его агентов. Более того, наднациональные методы регулирования финансовых потоков не адекватны возможностям индивидуальных носителей глобализации (транснациональных корпораций, международных финансовых организаций) влиять на них. Действия последних могут ввергнуть страну или группу стран в финансовый хаос, что в полной мере проявилось в 2008–2010 гг. Главной особенностью финансовой глобализации, таким образом, является то, что она сопровождается международной денежной и финансовой нестабильностью.

  • [1] Священная Римская империя (962–1806 гг., с конца XV в. – Священная Римская империя германской нации) основана германским королем Оттоном I, подчинившим Северную и Среднюю Италию (с Римом), включала также Чехию, Бургундию, Нидерланды, швейцарские земли и др. Началом формирования Священной Римской империи считается 800 г., когда Карл Великий был коронован в Риме как император. Позднее, в 962 г., Оттон I принял в Риме титул императора. Название "Римская империя" впервые было официально употреблено применительно к германскому государству при Конраде II (1034). Дополнение "германской нации" не носило официального характера, оно появилось в XV в. и применялось только к немецким землям, хотя позднее стало отражать притязания немцев на всю империю.
  • [2] Следует отметить, что этот термин в несколько ином звучании ("глобальные проблемы человечества") использовался еще с 1960-х гг. Речь шла, в сущности, о тех самых проблемах, которые актуальны и сегодня: сохранении мира, прекращении гонки вооружений и нераспространении ядерного оружия; продовольственной и экологической безопасности, борьбе с бедностью и нищетой. Но никакой теории под них не подводилось, они рассматривались как данность эпохи, причем в сугубо политической плоскости.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >