Товарная структура международной торговли. Основные тенденции и причины сдвигов в товарной структуре международной торговли товарами

На основе анализа статистических данных ЮНКТАД за 2002–2012 гг. можно выделить три основные тенденции изменений в товарной структуре международной торговли.

Первая тенденция: сохранение в товарной структуре преимущественной доли промышленной продукции (2012 г. – около 70%), а в ее составе – продукции высоких технологий.

Причины высокой доли промышленных товаров в мировом товарообороте таковы:

  • • появление новых видов машин и оборудования;
  • • сокращение сроков обновления основного капитала;
  • • неуклонно растущий спрос на продукцию обрабатывающей промышленности.

Основными производителями – экспортерами промышленной продукции по данным UNCTAD в 2012 г. являлись:

  • • промышленно развитые страны – 64%, в том числе страны Европы – 40,3%, США – 14,8%, Япония – 3,2%, Канада – 3,1% мирового экспорта;
  • • развивающиеся страны – 32,8%, в том числе PC страны Азии – 23,6%, Америки – 5,1%, Африки – 2,8%, Океании – 0,1% мирового экспорта;
  • • страны переходной экономики – 3% мирового экспорта (за 10 лет доля увеличилась вдвое).

Вторая тенденция: сокращение удельного веса сырьевых (до 1,7% мирового экспорта) и топливно-энергетических товаров (до 13,8% мирового импорта).

Причины сокращения удельного веса сырьевых и топливно-энергетических товаров в общей структуре товарооборота:

  • • появление под влиянием НТП заменителей сырья – искусственных волокон, которые дешевле, качественнее и долговечнее натуральных;
  • • расширение переработки вторичного сырья;
  • • переход к энергосберегающим и ресурсосберегающим технологиям;
  • • проведение геологических работ по поиску собственных источников энергоресурсов в целях ликвидации энергетической зависимости;
  • • переход к использованию альтернативных источников энергии.

В 2012 г. основными экспортерами сельскохозяйственной продукции были промышленно развитые страны – 68%, в том числе Европа – 34%, США – 19%, Япония – 9%, Канада – 1,7%. Доля развивающихся стран составила 30%, в том числе стран Африки – 1,8%, Америки – 4,5%, Азии – 20%, Океании – 0,2% мирового экспорта; стран переходной экономики – около 2%.

Основными экспортерами топливно-энергетических ресурсов являются промышленно развитые страны – 66%, в том числе Европа – 37%, США – 12,7%, Япония – 6,1%, Канада – 2,4%. Удельный вес развивающихся стран – 36%, в том числе развивающихся стран Азии – 29%, Америки – 3,8%, Африки – 2,2%, Океании – 0,1% мирового экспорта; доля стран переходной экономики – около 2%.

Третья тенденция: сокращение доли продовольствия в мировом товарообороте.

Причины сокращения доли продовольствия:

  • • проведение политики самообеспечения;
  • • политика протекционизма;
  • • превращение ряда стран в нетто-импортеров и нетто- экспортеров.

Основные экспортеры продовольственных товаров по данным ЮНКТАД в 2012 г.; промышленно развитые страны – 67,2%, в том числе Европа – 46,8%, США – 11,3%, Япония – 6,5%, Канада – 2,5%; развивающиеся страны – 26%, в том числе страны Африки – 2,4%, Америки – 5%, Азии – 17; Океании – 0,2% мирового экспорта; страны переходной экономики – около 5,7%.

В условиях вялого внешнего спроса со стороны развитых стран и возросшей глобальной неопределенности темпы роста импорта в развивающихся странах и странах с переходной экономикой в 2012 г. также снизились до соответственно 7% и 6%. Низкий спрос со стороны развитых стран в первую очередь ударил но экспортерам промышленной продукции в развивающихся странах, хотя это отчасти компенсировалось расширением торговли Юг – Юг.

Тенденции в динамике условий торговли свидетельствуют о нарастании различий между теми или иными группами развивающихся стран на протяжении последних нескольких лет. С 2002 г. развивающиеся страны, в общем товарном экспорте которых высока доля нефти, минеральных продуктов и продукции добывающих отраслей, в наибольшей степени выиграли от того, что цены на сырье были выше цен на промышленные товары. Поскольку большинство этих стран относится к числу стран с переходной экономикой, это способствовало тому, что больше всего улучшились условия торговли в этих регионах. В тех странах, где топливо является крупнейшей статьей общего экспорта, индекс условий торговли возрос за период 2002–2011 гг. более чем вдвое. В противоположность этому в случае развивающихся стран со значительной долей промышленной продукции в общем экспорте, многие из которых расположены в Восточной и Юго-Восточной Азии, условия торговли ухудшились. Это отчасти обусловлено ростом цен на импортируемое ими сырье, но свою роль сыграло и снижение цен на продукцию обрабатывающей промышленности, экспортируемую этими странами, в сравнении с промышленными изделиями из развитых стран.

Анализ данных по отдельным странам показывает, что с 2004 г. (за исключением 2008 г.) среди стран, в экспорте которых преобладают минеральное сырье и продукция добывающих отраслей, очень существенно улучшились условия торговли экспортеров меди и (или) золота (например, Перу, Чили и Южной Африки). В случае этих стран позитивный эффект резкого повышения международных цен на медь и золото перекрывал совокупное негативное воздействие растущих цен на нефть и промышленные товары.

Динамика условий торговли сильно различалась в группе стран, в общем товарном экспорте которых преобладает сельскохозяйственное сырье, что объясняется совокупным воздействием трех факторов: различиями в тенденциях цен на конкретные сельскохозяйственные продукты; различным удельным весом других необработанных сырьевых товаров в общем экспорте отдельных стран; различным удельным весом нефти в их импорте.

Совокупный эффект более низких цен на экспортируемые трудоемкие промышленные товары и более высоких цен на импортируемое сырье был менее выраженным в случае стран, ставших экспортерами промышленных товаров, но по-прежнему чутко реагирующих на колебания цен на необработанное сырье. Речь, в частности, идет о некоторых странах Латинской Америки (например, Бразилии, Колумбии и Мексики) и Южной Азии (например, Индонезии), а также о Южной Африке. Во многих из них влияние изменения цен по различным товарным категориям на условия торговли было разнонаправленным и нейтрализовывалось взаимовлиянием различных трендов. В Мексике, России и Саудовской Аравии, где на топливо приходится ощутимая доля общего товарного экспорта, положительный эффект возросших цен на топливо в значительной степени сводился на нет тем негативным влиянием, которое оказывали на условия торговли снижавшиеся цены на экспортируемую промышленную продукцию и (или) растущие цены на импортируемое продовольствие.

В большинстве развивающихся стран и стран с переходной экономикой вклад чистого экспорта в обеспечение экономического роста резко снизился с момента начала кризиса. Этот показатель был близок к нулю в 2010–2012 гг. в развивающихся странах Азии и Африки и перешел в отрицательную зону в Латинской Америке и в странах с переходной экономикой. В противоположность этому он существенно вырос в ЕС, где по росту физического объема экспорт существенно опережал импорт. Однако вклад чистого экспорта в ЕС лишь частично компенсировал негативное воздействие падающего внутреннего спроса.

В дополнение к сдвигам в динамике физического объема торговли значительное влияние на глобальные дисбалансы оказывало и изменение цен. Уменьшение таких перекосов в 2009 г. во многом было связано с сокращением положительного сальдо экспортирующих нефть развивающихся стран и стран с переходной экономикой, отражением которого стало уменьшение дефицитов США и стран Европы (исключая Германию). Ввиду возобновившегося роста цен на нефть с середины 2009 г. и неуклонного сокращения положительного сальдо Китая и Японии ответственность за нарастание глобальных дисбалансов в 2010 и 2011 гг. в значительной мере ложится на страны, являющиеся экспортерами топлива.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >