Количественные и структурные параметры современного регионализма

До последнего времени львиная часть исследований российских ученых в области региональной экономической интеграции, регионализма концентрировалась на деятельности ЕС и группировок развивающихся государств. В центре внимания находились вопросы формирования единого рынка, экономического и валютного союза ЕС, расширения объединения на Восток, взаимодействия интеграционного ядра и интеграционной периферии (опять же на примере ЕС), интеграционного строительства с участием развивающихся стран, включая создание ими таможенных союзов. Показательно, что в учебном пособии "Международная экономическая интеграции" (2006) под редакцией профессора Η. Н. Ливенцева подробно рассматриваются ЕС, НАФТА, АТЭС, отдельные интеграционные группировки развивающихся стран, опыт СЭВ и интеграция в СНГ, но практически ничего не говорится об основной массе либсрализационных и интеграционных соглашений, являющихся базой и движущей силой современного регионализма[1]. Это объясняется традиционным пониманием интеграции как регионально- обусловленного процесса, хотя, как отмечалось выше, реальная практика интеграции намного шире[2].

Применительно к современному регионализму вполне можно говорить о том, что количественные изменения привели к новому качеству данного явления. Эксперты ВТО отмечают быстрый рост числа региональных торговых соглашений – РТС в 1990-х – 2000-х гг. и, особенно, во время и после последнего кризиса (под такими соглашениями – они же преференциальные торговые соглашения – ВТО понимает весь спектр двусторонних и плюрилатеральных соглашений либерализационного и интеграционного характера, включая соглашения с частичным снижением и (или) отменой пошлин, соглашения о создании ЗСТ в торговле товарами, соглашения о создании ТС, соглашения об экономической интеграции, охватывающие торговлю услугами, и другие сферы экономического сотрудничества).

За весь период существования ГАТТ (1948–1994) эта организация получила от стран-членов заявления о 123 РТС (относящихся к торговле товарами), тогда как еще более 420 нотификаций о заключении РТС (во многих случаях выходящих далеко за рамки регулирования торговли товарами) поступило уже после старта работы ВТО в 1995 г.[3] Общее число нотифицированных в ВТО РТС к началу 2013 г. приблизилось к 550, из которых 354 составляли действующие РТС (на 31 декабря 2008 г. число действующих РТС равнялось 230, т.е. в кризисный и посткризисный период добавилось 124 РТС – свыше трети всех действующих РТС). Еще несколько десятков РТС в рамках процедуры раннего уведомления ВТО находятся в стадии переговоров или подписаны, но не вступили в силу.

В структуре РТС преобладают соглашения о свободной торговле в чистом виде, а также дополненные соглашениями об экономической интеграции (причем число соглашений по типу "ЗСТ+" выросло в истекшем десятилетии почти в пять раз). Число таможенных союзов невелико – 18, в том числе четыре из них образованы ЕС. Среди более 250 физически существующих РТС (см. примечание к табл. 9.1) 45% приходится на соглашения, охватывающие торговлю товарами и услугами.

Примерно 40% всех нотифицированных в ВТО и вступивших в силу РТС заключено при участии ведущих развитых стран и их объединений – ЕС, ЕАСТ, США и Японии (причем США и Япония сравнительно недавно стали заметными игроками на поле регионализма). Среди других стран безусловными лидерами на поле регионализма являются Сингапур и Чили, последовательно проводящие политику открытой экономики и ориентирующиеся на соглашения интеграционного типа. Высокую активность по заключению РТС проявляют Мексика, Турция, Индия, Китай Таиланд, Малайзия, Филиппины, Корея, Израиль и целый ряд других государств (табл. 9.2).

Таблица 9.1

Структура региональных торговых соглашений, нотифицированных в ВТО и вступивших в силу, по видам соглашений (на июнь 2013 г.)

Виды PTC

Включая двойной счет1

Исключая двойной счет1

всего

В %

к итогу

всего

В %

к итогу

Соглашения с частичным охватом

14

3,7

14

5,6

Соглашения о свободной торговле

221

58,0

107

42,6

Таможенные союзы

18

4,7

18

7,2

Соглашения об экономической интеграции

114

29,9

112

44,6

Соглашения о присоединении к существующим РТС (в основном расширение ЕС)

14

3,7

Все соглашения

381

100,0

251

100,0

1 ВТО раздельно учитывает РТС в торговле товарами и РТС в торговле услугами, охватывающие широкий комплекс вопросов, хотя на практике это одно и то же РТС. Исключение двойного счета осуществляется путем вычитания из числа соглашений о свободной торговле товарами тех случаев, когда между странами заключены также соглашения об экономической интеграции. По таможенным союзам – ЕС и Меркосур, где есть соглашения об экономической интеграции, последние учитывались в числе соглашений о таможенном союзе.

Источник: WTO Regional Trade Agreements Database. URL: http: // rtais.wto.org

Таблица 9.2

Страны и их объединения, участвующие в наибольшем числе РТС, нотифицированных в ВТО и вступивших в силу (на июнь 2013 г.)

Страны

и их объединения

Всего

РТС

В том числе

РТС

в торговле товарами

Соглашения об экономической интеграции

ЕС

45

34

И

Чили

40

23

17

ЕАСТ

35

26

9

Сингапур

34

19

15

Мексика

28

16

12

США

27

14

13

Япония

25

13

12

Корея

21

13

8

Индия

20

16

4

Турция

20

20

0

Китай

20

11

9

Малайзия

19

12

7

Таиланд

17

11

6

Новая Зеландия

17

9

8

Источник•. WTO Regional Trade Agreements Database. URL: rtais.wto.org

Помимо всплеска активности по заключению новых РТС, для последнего времени, и особенно 2008–2013 гг., стало характерно проявление и закрепление наиболее значимых качественных изменений в форматах и содержании регионализма.

Во-первых, примерно 60% всех вступивших в силу РТС за период с начала 2008 г. по середину 2013 г. – это межрегиональные, преимущественно трансконтинентальные РТС. В заключении таких РТС наибольшую активность демонстрируют ЕС, ЕАСТ, страны Восточной и Юго-Восточной Азии, США, Канада, Мексика, Чили. В данном случае налицо результат целенаправленных действий государств по структурированию внешней конкурентной среды для получения максимальных преимуществ в процессе интеграции в глобальное экономическое пространство. Реализуемые развитыми и многими развивающимися странами стратегии конкурентной либерализации главной своей задачей ставят достижение наибольшего экономического эффекта от участия в РТС, что далеко не всегда и все чаще не совпадает с идеологией классического, пространственно ограниченного регионализма.

Во-вторых, РТС последних лет – это в основном соглашения именно интеграционного типа, не ограничивающиеся созданием зоны свободной торговли товарами, а охватывающие вопросы торговли услугами, обмена инвестициями и рабочей силой, охраны интеллектуальной собственности, таможенного, технического, санитарного и фитосанитарного регулирования, конкурентной политики, доступа к рынку госзакупок, кооперации, урегулирования споров, др. За период с начала 2008 г. по середину 2013 г. более 70% всех вступивших в силу РТС относились к указанной выше категории. В целом на июнь 2013 г. доля подобных проинтеграционных РТС в общем числе "физически" существующих РТС составила 45%.

В-третьих, регионализм все больше приобретает черты многосторонности, как в плане увеличения числа плюрилатеральных РТС (свыше двух участников), так и по причине включения в правовой контекст "глубоких" РТС растущего числа в принципе недискриминационных положений и норм регулирования, создающих более благоприятные условия для всех участников торговли (например, когда речь идет о гармонизации и унификации хозяйственного регулирования на основе лучшей практики в данной области).

Укрупнение, расширение состава РТС происходит за счет формирования собственно плюрилатеральных РТС со многими участниками (в частности, речь идет о Транстихоокеанском партнерстве, ЗСТ СНГ, начавшихся в феврале 2012 г. переговорах о ЗСТ между странами ЕАСТ и Коста-Рикой, Гватемалой, Гондурасом и Панамой), а также за счет растущего участия в РТС торговых блоков и появления межблоковых РТС. По числу заключенных и готовящихся от имени торгового блока соглашений с третьими странами лидируют ЕС (34 и 4 в проработке) и ЕАСТ (25 и 7 в проработке), далее следуют АСЕАН (5), Южноафриканский таможенный союз (1 и 1 в проработке), Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (3 в проработке)[4]. Среди межблоковых РТС – ЗСТ ЕАСТ – Южноафриканский таможенный союз, ЕАСТ – Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (находится в стадии ратификации).

В четвертых, необходимо отметить, что при бурном росте числа РТС до последнего времени здесь не было успешных мегапроектов (кроме расширения ЕС и создания вокруг ЕС "мягкой" зоны интеграции через соглашения об ассоциации), как не было и случаев торговой либерализации между лидерами мировой экономики. Проект Панамериканской ЗСТ пока подвис в воздухе, либерализация в Восточной и Юго-Восточной Азии практически не выходит за рамки формата АСЕАН плюс, между пятью крупнейшими центрами силы – США, ЕС, Япония, Китай, Индия – до сих пор нет ни одного двустороннего РТС (переговоры ЕС с Индией начались в середине 2007 г., и их перспективы неясны).

Но ситуация в начавшемся десятилетии начала быстро меняться. В 2010–2012 гг. четвертая по размеру азиатская экономика – Республика Корея – подписала соглашения о ЗСТ с США, ЕС, Индией.

В Азиатско-Тихоокеанском регионе ускоренными темпами реализуется стартовавший в 2009 г. мегапроект создания Транстихоокеанского партнерства – многосторонней зоны свободной торговли с участием ведущей торговой державы – США. Проект, в который на май 2013 г. были вовлечены 12 стран (Австралия, Бруней, Канада, Чили, Малайзия, Мексика, Новая Зеландия, Перу, Сингапур, Вьетнам, Таиланд и США) и заинтересованность в присоединении к которому высказывают еще несколько крупных государств АТР, включая Японию (ее туда сильно зовут), предусматривает заключение уже в 2013–2014 гг. всеобъемлющего соглашения, охватывающего широкий круг вопросов экономического сотрудничества. В мае 2012 г. в ходе саммита Восточно-азиатской тройки (Республика Корея, Китай, Япония) в Пекине было подписано соглашение об инвестиционном сотрудничестве. Это соглашение расценивалось как первый конкретный шаг к созданию полноценной ЗСТ между тремя странами, переговоры о которой должны были начаться до конца 2012 г. (как известно, в августе 2012 г. отношения между странами осложнились из-за территориальных споров).

Глобализирующийся регионализм

Рис. 9.2. Глобализирующийся регионализм

В середине октября 2012 г. появилась информация о том, что США и ЕС намерены весной 2013 г. начать переговоры о ЗСТ, а к концу 2012 г. подготовить подробный доклад о перспективах создания такой ЗСТ. В совместном заявлении президентов США, Европейского совета и Европейской комиссии, озвученном 13 февраля 2013 г., отмечается, что США и ЕС собираются инициировать внутренние процедуры для начала переговоров по трансатлантическому торгово-инвестиционному партнерству. Изначально речь идет о всеобъемлющей ЗСТ, охватывающей торговлю, инвестиции, системы хозяйственного регулирования, др. В середине апреля 2013 г. в Брюсселе состоялся первый раунд переговоров о создании ЗСТ между ЕС и Японией.

В современный период на базе соглашений об экономической интеграции, надстраиваемых над соглашениями о свободной торговле товарами, происходит становление нового интеграционного формата с более или менее выраженными чертами общего рынка и даже элементами экономического союза, но без атрибутики, свойственной таможенному союзу – единого внешнего тарифа и наднациональных органов внешнеторгового регулирования. Возникающая в результате принципиально новая кооперационная структура мирового хозяйства все более утрачивает сотовый характер, где интенсивность сотрудничества внутри пространственно сопряженных торговых блоков существенно выше, чем в неблоковом и (или) межрегиональном формате, и приобретает сетевую основу, при которой выравнивается интенсивность блокового и внеблокового, зачастую сильно разделенного в пространстве интеграционного взаимодействия.

С достаточно высокой степенью уверенности можно предположить, что на определенном этапе множащиеся и перекрывающие друг друга межгосударственные экономические пространства приведут к формированию новой многосторонней системы регулирования международной коммерции, реализации проекта "ВТО+", в рамках которого станет возможным согласованное на глобальном уровне решение всего комплекса вопросов, входящих сегодня в повестку "глубоких" РТС.

  • [1] Международная экономическая интеграция. М.: Экономисть, 2006.
  • [2] Справедливости ради надо отметить, что проблематика современного регионализма уже стала предметом исследований ряда российских экономистов, в том числе нашла отражение в монографии Я. Д. Лисоволика "Конкурентная Россия в мире “конкурентной либерализации”" (М.: Экономика, 2007), где автор говорит о важности сочетания многосторонней, региональной и двусторонней либерализации и приводит примеры такой политики за рубежом.
  • [3] Regional Trade Agreements: Facts and Figures. URL: wto.org
  • [4] МЕРКОСУР как торговый блок участвует в одном действующем РТС, КАРИ КОМ ведет переговоры о ЗСТ с Канадой.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >