Судебно-психиатрическая экспертиза при умственной отсталости

Согласно современным научным представлениям понятие "умственная отсталость" имеет собирательное значение, которое объединяет самые разные по своему происхождению формы патологии психической деятельности. Это группа различных наследственных, врожденных или рано приобретенных патологических состояний общего психического недоразвития. Сюда включаются формы умственной отсталости, связанные с повреждением мозга генетическими, органическими, интоксикационными и иными вредностями. Выделяют формы, обусловленные влиянием неблагоприятных социальных и культурных факторов: неправильное воспитание, педагогическая запущенность, отрицательные соматические и психогенные влияния, дефекты зрения и слуха.

Умственная отсталость состояние задержанного или неполного развития психики, которое в первую очередь характеризуется нарушением способностей, проявляющихся в период созревания и обеспечивающих общий уровень интеллектуальности, т.е. когнитивных, речевых, моторных и социальных способностей.

Любая вредность, действующая на организм, не закончивший своего формирования, в процессе физиологического роста, может привести к общей или частичной задержке его развития. Достаточно длительное и сильное патологическое воздействие на незрелый мозг может привести к отклонениям в его дифференцировании, а следовательно, и к нарушениям в психическом развитии ребенка. Выраженность и формы умственной отсталости зависят от времени влияния повреждающих биологических и неблагоприятных социальных факторов, локализации и распространенности болезненного процесса, а также его интенсивности.

С учетом этиопатогенеза существуют три группы умственной отсталости. Первая группа обусловлена поражением генеративных клеток родителей в связи с наследственной патологией или под влиянием внешних воздействий. Вторая группа связана с факторами, действовавшими в течение периода внутриутробного развития. Третья группа вызвана повреждением мозга во время родов.

Умственная отсталость характеризуется рядом общих клинических признаков. Ведущий признак – общее недоразвитие всех сложных форм психической деятельности. При этом патологическом состоянии – врожденном или приобретенном в возрасте до 3 лет – страдают интеллект, мышление, восприятие, память, внимание, речь, двигательная и эмоционально-волевая сферы.

Причины умственной отсталости заключаются в неправильном формировании или в поражении головного мозга на ранних этапах его развития. Поэтому отличительной чертой умственной отсталости от приобретенного слабоумия является то, что умственная отсталость представляет собой не снижение функций психики вследствие психического заболевания, а их первоначальное недоразвитие. В случаях приобретенного слабоумия болезненное расстройство психической деятельности возникает у полноценного до этого человека, причем во время обследования удается выявить остатки прежних навыков и знаний. У лиц с приобретенным слабоумием речь более развита, они обладают более высоким уровнем абстрактного мышления, имеется резкое несоответствие между интересами и устремлениями больного до развития слабоумия и после этого.

При умственной отсталости страдают те функции психики, которые обеспечивают нормальное развитие человека. Привести к повреждению головного мозга, обусловливающему умственную отсталость, могут различные факторы, действующие на зародыш и плод в период внутриутробного развития, во время родов или в послеродовой период на ребенка. Интоксикации, заболевания матери во время беременности, травмы, полученные плодом в период внутриутробного развития и родов, могут стать причиной умственной отсталости. Наиболее частыми причинами умственной отсталости являются тяжелые нейроинфекции, черепно-мозговые травмы.

Умственная отсталость широко распространена среди населения всего мира, принято считать, что ею страдают от 1 до 5% людей. В регионах, где отмечается воздействие неблагоприятных экологических факторов, а также там, где выявлены изолированные социальные группы, распространенность этой психической патологии достигает 7–8% населения. У мужчин умственная отсталость встречается примерно в 1,5 раза чаще, чем у женщин. Такое соотношение более заметно при констатации легкой умственной отсталости; что касается более тяжелых степеней патологии, заметной количественной разницы между представителями разного пола не наблюдается.

Данные о распространенности умственной отсталости разноречивы, что объясняется рядом причин. Умственная отсталость различается по своей глубине, и ее диагностика (особенно это касается легкой степени) может быть затруднена. Лица с легкой степенью умственной отсталости или так называемой пограничной умственной отсталостью могут никогда не попасть в поле зрения психиатров или дефектологов. В ряде случаев трудно определить, является ли умственная отсталость истинной или это только временная задержка психического развития как результат того, что ребенок вследствие неблагоприятных социальных условий был лишен возможности ознакомиться с тем запасом общеобразовательных знаний и культурной информацией, которыми в достаточной мере овладели его сверстники. На своевременную диагностику этой психической патологии влияют уровень развития здравоохранения, методология распознавания и многие другие факторы.

Важную роль в генезе умственной отсталости играют также социальные моменты. Давно установлено влияние семейных отношений на развитие ребенка. Значительное большинство детей, вполне поддающихся воспитанию, но не сумевших приспособиться к своему окружению, росли в семьях, в которых царил разлад. Неблагоприятные семейные условия ограничивают способность ребенка сформироваться как личность, которая обеспечивает возможность удовлетворительного приспособления к обществу совершенно независимо от его интеллектуальных возможностей. Социальными факторами в значительной мере определяется и то, какие дети в обществе считаются умственно отсталыми. В понятии умственной отсталости может содержаться больше социально-оценочных моментов, чем определенного патологического состояния. Патология обнаруживается, как правило, в школе, и в этом смысле в ней можно видеть продукт культурных отношений. У детей некоторых слоев населения низкие показатели 1Q выявляются потому, что эти тесты рассчитаны на определенную общественно-культурную структуру. Если создать благоприятную школьную программу, то и коэффициент повысится.

Различные степени интеллекта не существуют сами по себе. В высокодифференцированном обществе люди с более низким интеллектом не в состоянии адаптироваться к сложной ситуации. Неблагоприятный социум, семейные неурядицы, хронические психогении могут повлечь неполное развитие личности. Детям с низким интеллектом трудно психологически отделиться от других людей из своего окружения, они как будто часть родителей. Симбиоз затягивается, если и родители больны.

Состояние тревоги у таких детей часто приводит к снижению интеллектуальной активности, у них могут отмечаться эмоциональные проблемы. Их судьба во многом зависит от того, в какой семье они родились. Если ребенок – единственное печальное исключение, то он с самого начала неполноценный и презираемый член семьи. Это вызывает депрессию, чувство отверженности, одиночества. Ребенок не способен реагировать надлежащим образом, его стыдятся, считают ленивым, вялым, строптивым, к нему плохо относятся. У ребенка появляется комплекс неполноценности, подавляющий усилия адаптироваться, он падает духом, не хочет читать, предпочитает отставать. Совершенно утрачивается способность вливаться в общество. Нередки сексуальные аномалии, что может сопровождаться совершением сексуальных деликтов. Подростки с умственной отсталостью и сексуальными аномалиями могут стать жертвами преступных посягательств; они направляются на судебно-психиатрическую экспертизу для решения вопроса о возможности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них показания. Правонарушения объясняются желанием понравиться другим детям, сравняться с ними.

Дети умственно отсталых женщин – это бремя для общества. Их семьи похожи на те, из которых они вышли сами, – порочный круг, но не вследствие умственной отсталости, а вследствие сложной социально-психологической ситуации. Умственно отсталые лица часто вступают в браки с себе подобными и производят на свет такое же потомство.

Многие уходят в себя, погружаются в грезы, строят свой воображаемый мир, в котором и живут. Другие поднимают самооценку путем повышенной, но неконтролируемой активности. В результате оказываются в трудных ситуациях, попадаются на кражах, выбирают себе противоестественные занятия. Подобное можно приписать умственной отсталости, но исследования показывают, что они реагируют как нормальные дети. Их судьба зависит от понимания и сочувствия окружающих. Часто их родители аморальны, страдают алкоголизмом, их плохо кормят, они часто болеют, что замедляет развитие. Отсутствие физической и эмоциональной заботы может осложнять умственную отсталость тяжелыми поведенческими расстройствами.

Клиническая картина умственной отсталости проявляется не только в обшей психической неполноценности, но и различными неврологическими и соматическими симптомами, что является показателем недоразвития и неправильного развития как головного мозга, так и всего организма. Особенно это касается тех случаев, когда имеет место биологическое повреждение зародыша.

Больные нередко привлекают внимание уже своим внешним видом: непропорциональное телосложение, череп значительно уменьшен (микроцефалия) или увеличен (гидроцефалия), выражение лица тупое, рот полуоткрыт, конечности короткие, движения неловкие, угловатые, часто недостаточно координированные. Нередко имеются дефекты слуха, зрения, речи, пороки развития внутренних органов.

Для умственной отсталости характерно недоразвитие речи. Большинство этих лиц начинают говорить после 4 лет. Медленное развитие речи иногда является отражением недостаточного развития моторики и неспособности владеть своими движениями. В других случаях недостаточность речи больше связана с дефектом высших психических функций, чем двигательных. Словарный запас при этом крайне скуден, построение фраз детское. Часто отмечаются неправильное соотношение между отдельными частями предложения, построение фраз с нарушением грамматических принципов, отсутствие в них спряжения и склонения. Такую речь дополняют неправильное произношение отдельных звуков, бедность интонаций, затруднения при переходе от слога к слогу, от слова к слову. При достаточно развитой устной речи может быть недоразвита способность к чтению и письму. Для умственной отсталости также характерна более или менее равномерная недостаточность как предпосылок интеллекта (внимание, память), так и его высших функций (способность к сопоставлениям, обобщениям, анализу и синтезу, способность к творческому, оригинальному и абстрактному мышлению, к самостоятельным суждениям и умозаключениям).

Процесс восприятия часто ограничен различными дефектами органов чувств, но и при хороших зрении и слухе восприятие внешних впечатлений затрудняется из-за недостаточности активного внимания. При тяжелой умственной отсталости страдает и пассивное внимание. При всяком психическом напряжении умственно отсталые лица устают гораздо быстрее, чем их здоровые в психическом отношении сверстники. Отмечаются и заметные нарушения памяти. Они могут быть обусловлены неспособностью удержать в памяти воспринятые образы или устанавливать связь с прошлым опытом. Даже в случаях хорошей механической памяти больные способны к восстановлению только отдельных деталей, они не в состоянии воспроизвести сложную картину событий, сложный комплекс впечатлений, что связано с недостаточностью ассоциативного процесса, способности к умозаключению. Наряду с явной недостаточностью смысловой памяти иногда наблюдается хорошая изолированная память на имена, числа, даты, мелодии.

Вследствие недоразвития высших психических функций отмечаются затруднения в обобщении впечатлений прошлого и настоящего, способности делать из них выводы и таким образом приобретать опыт, новые знания и понятия. Запас знаний всегда ограничен. Вследствие затруднения усвоения отвлеченных понятий больные не улавливают их переносного смысла. Неспособность к абстракции может проявляться уже в том, что счет производится только в именованных числах или при помощи подсобных предметов, счет отвлеченных чисел недоступен. Они с трудом отличают главное от второстепенного, дифференцируют явления разного порядка; лучше усваивается форма, нежели внутренний смысл явлений.

У умственно отсталых лиц слабо выражена склонность к фантазированию, так как они не могут создавать новые образы из материала старых представлений. Иногда в практике судебно-психиатрической экспертизы встречаются лица с легкой умственной отсталостью, которые склонны к фантастическим измышлениям, причем их фантазии отличаются бедностью и элементарностью, случайным и необдуманным содержанием.

Наиболее же существенное нарушение психической деятельности лиц с умственной отсталостью – это недостаточность критического отношения к себе и ситуации, неспособность понять целесообразность своих поступков и предвидеть их последствия, что имеет первостепенное значение при судебно-психиатрических экспертизах.

Общим характерным признаком для эмоционально-волевой сферы этих лиц является преобладание не столько тонких дифференцированных эмоций, сколько аффектов. Эмоциональные переживания ограничены интересами, имеющими к ним непосредственное отношение. Чем сильнее выражена умственная отсталость, тем больше желаний, направленных на удовлетворение элементарных потребностей (утолить голод, избежать холода и т.д.). Они редко испытывают недовольство собой, чувство вины. Недоразвитие и несовершенство волевых функций может проявляться в своеобразном сочетании внушаемости, пассивной подчиняемости и упрямства, импульсивности. Возбудимость и эгоцентризм могут отмечаться у внушаемых и робких больных. Помимо эретичных и торпидных умственно отсталых лиц можно назвать следующие типы: апатично-пассивные, ленивые любители наслаждений, упрямо своенравные, безрассудно сопротивляющиеся, постоянно изумленные, упрямые проныры, коварные хитрецы, преданно навязчивые, самоуверенно резонерствующие, хвастливые краснобаи, вечно обиженные, агрессивные хулители.

В связи с тем, что в основе умственной отсталости лежит повреждение головного мозга, у больных могут наступать декомпенсации или временные ухудшения психического состояния. Эти декомпенсации выражаются в тревоге, расстройствах настроения, головных болях, ухудшении сна. После употребления алкоголя, наркотических и токсических веществ, при заболеваниях, сопровождающихся высокой температурой и интоксикацией, у больных могут легко возникать быстро проходящие психотические расстройства. Психозы могут протекать со зрительными галлюцинациями, двигательным возбуждением, страхами, депрессиями. Усугубление их интеллектуальной недостаточности может наступить и в психотравмирующей ситуации.

Лица с умственной отсталостью способны совершать правонарушения, связанные с ситуацией, которая требует разумной оценки и принятия взвешенных решений. Лица, казалось бы, не представляющие опасности, не склонные к конфликтам и каким-либо асоциальным действиям, достаточно адаптированные к обычным жизненным обстоятельствам, оказавшись в сложной обстановке, перед проблемами, выходящими из круга привычных и повседневных, не могут иногда самостоятельно найти оптимальный выход из положения и предпринимают действия, представляющие общественную опасность. Так, один больной с интеллектуальной недостаточностью, желая согреться во время холодной и сырой погоды, развел костер внутри дома, что явилось причиной пожара. Другой больной, никогда не привлекавшийся к уголовной ответственности, отличавшийся "тихим нравом" и не сумевший получить какого-либо образования, нечаянно причинил жене тяжкие телесные повреждения и в состоянии возникших растерянности и испуга убил своих четверых малолетних детей.

Очевидно, что такие общественно опасные действия связаны с неспособностью субъекта оценить те или иные обстоятельства и ситуацию в целом, предвидеть прямые и косвенные последствия своих действий, а также прогнозировать развитие событий.

Подавляющее большинство умственно отсталых лиц отличают повышенная внушаемость и пассивная подчиняемость. Однако не все они совершают противоправные действия. Для реализации общественно опасных деяний в ряде случаев необходима инициатива, исходящая от ближайшего окружения. Характер противоправных деяний зависит от намерений и наклонностей лиц, имеющих влияние на больного с умственной отсталостью. Группа, членом которой он является, полностью инициирует то или иное правонарушение. В таких случаях заранее формируется определенный замысел, затем он обдумывается и планируется, принимаются меры предосторожности. Чаще всего это корыстные правонарушения.

Как правило, правонарушения умственно отсталых лиц зависят не столько от диагностируемых у них интеллектуальных, эмоциональных и волевых нарушений, сколько от асоциальной направленности окружения. Психическое состояние обусловливает лишь готовность воспринимать отрицательное влияние и подчиняться или не подчиняться ему.

Одной из существенных особенностей структурно-динамических характеристик умственной отсталости могут быть нарушения в волевой сфере – астения, неуверенность в себе, зависимость от окружающих, пассивная подчиняемость, внушаемость, боязнь перемен, склонность к одним и тем же стереотипам поведения, а также к легко возникающей растерянности, тревоге, неспособности принимать осознанные решения. Сложной ситуации объективно может и не быть. Возникновение субъективно сложной ситуации бывает обусловлено интеллектуальной несостоятельностью больного, расстройством критических способностей и невозможностью в силу указанных причин самостоятельно оценить объективные обстоятельства. Ситуация может оказаться травмирующей, когда ее разумное разрешение непосильно для лица с умственной отсталостью. Более того, ситуация диктует необходимость принятия быстрого решения, что и вызывает растерянность и агрессию у больных, ранее никогда не совершавших каких-либо противоправных действий.

По глубине и тяжести психических нарушений независимо от формы умственную отсталость делят на глубокую, выраженную, умеренную и легкую. В МКБ-10 выделяют и степени нарушения поведения: их отсутствие, минимальность, значительные нарушения, которые требуют внимания или терапии.

У больных с глубокой умственной отсталостью практически не может быть полностью сформирована речь, они не понимают обращения к ним. Нередко их единственной речевой реакцией на приятные или неприятные раздражители являются протяжные или отрывистые крики, мычание. У них настолько выражены нарушения двигательной сферы, что они не могут самостоятельно передвигаться, сидят в одной и той же позе, раскачиваются из стороны в сторону, совершают однообразные движения. Эти больные совершенно необучаемы, они не могут усвоить навыки опрятности, их невозможно приучить к самообслуживанию. У них преобладает пассивно-равнодушное настроение, иногда сменяющееся кратковременными вспышками ярости, безмотивного и хаотического возбуждения, обусловленными, как правило, чувством голода. Лиц с подобного рода нарушениями направляют на судебно-психиатрическую экспертизу в тех случаях, когда возникает необходимость признания их недееспособными с целью установления над ними опеки.

Примерно 10% умственно отсталых лиц страдают выраженной или умеренной степенью патологии. Нарушения психической деятельности здесь менее выражены, чем при глубокой умственной отсталости, больные могут произносить короткие фразы, понимают несложную, обращенную к ним чужую речь. Они обнаруживают элементарные, но все же разнообразные и дифференцированные реакции на внешние раздражители, способны ориентироваться в привычной обстановке, но не воспринимают новое. Их можно приучить к уходу за собой, к выполнению несложной работы, не требующей какой-либо активности и квалификации. Словарный запас при всей дефектности речи и нарушении артикуляции составляет около 200 слов. Некоторые из таких лиц могут обучаться во вспомогательной школе, усваивая лишь простейший счет, начертание отдельных букв и цифр, чтение по складам отдельных слов. Они узнают своих близких, иногда более дальних родственников. Ориентируясь в знакомой обстановке, совершенно теряются в новой ситуации. Эмоциональные реакции их малодифференцированы, обусловлены удовлетворением или неудовлетворением актуальных низших влечений (чувство голода и насыщения, холода и тепла). Поведенческие акты этих лиц непоследовательны, импульсивны, у них нет какого-либо плана и прогноза своих действий, совершенно отсутствуют инициатива и самостоятельность.

Сильная зависимость от тех, кто о них заботится, значительный дефицит познавательных способностей не позволяют больным сформировать представление о себе как о самостоятельной личности и препятствуют также разграничению представлений о себе и об окружающих как самостоятельных категориях. У больных с умеренной умственной отсталостью могут быть эпизоды сексуального возбуждения, когда они совершают общественно опасные действия, чаще всего это изнасилование или хулиганство в виде эксгибиционизма.

Среди всех умственно отсталых лица с легкой степенью составляют около 85–90%. В судебно-психиатрической клинике это примерно третья часть от обвиняемых или потерпевших. Экспертиза лип с легкой умственной отсталостью зачастую содержит в себе определенные сложности, так как для клинических проявлений этой патологии характерны все особенности, типичные для умственной отсталости вообще, выраженность же недоразвития психических функций может варьироваться от недоразвития, граничащего с умеренной умственной отсталостью, до самой легкой формы, практически неотличимой от так называемой нормы.

Несмотря на общий признак умственной отсталости – недоразвитие всей психики в целом – такие субъекты индивидуальны и по своим личностным, и по социальным проявлениям, что существенно отличает их от больных, страдающих умеренной или глубокой отсталостью. Они часто поступают в массовую общеобразовательную школу, но уже в самом начале обучения имеют плохую успеваемость, не могут полноценно усвоить даже элементарный учебный материал. В ряде случаев неплохая механическая память, усидчивость, настойчивость родителей и усилия педагогов позволяют больным освоить программу начальной школы, однако обучение в старших классах им недоступно. Справляясь с программой каждого класса массовой школы за 2–3 года, эти лица оканчивают не более 3–4 классов и переводятся на обучение во вспомогательные (коррекционные) школы. Они приобщаются к тому или иному виду неквалифицированного труда, все трудовые процессы выполняют механически, чисто подражательно. Их интересы сконцентрированы преимущественно на удовлетворении физиологических потребностей, их мало занимает общественная жизнь, еще в меньшей степени интересуют отвлеченные вопросы и события.

Лица с легкой умственной отсталостью все же способны обобщать данные жизненного опыта, делать простые умозаключения и практические выводы. В несложных жизненных ситуациях, учитывая предшествующий опыт, они проявляют достаточную целенаправленность и активность. Чем легче степень умственной отсталости, тем большим словарным запасом и набором отдельных понятий способен оперировать подэкспертный. Большинство больных с возрастом все более правильно оценивают складывающуюся ситуацию, лучше контролируют свои поступки, с учетом накопленного жизненного опыта могут адекватно изменять свое поведение, у них нарастает уровень критических способностей. Субъекты с легкой умственной отсталостью, особенно когда она не осложнена поведенческими нарушениями, достаточно легко адаптируются к повседневным требованиям, выбирают посильные для себя виды деятельности, самостоятельно организуют свой быт, не нуждаются в помощи психиатра, "растворяются в обществе, становясь вполне конкурентоспособными".

Вследствие характерной для умственной отсталости истории развития этого патологического состояния, его соматических и психопатологических симптомов установление правильного диагноза в судебно-психиатрической клинике не представляет трудностей в отличие от распознавания некоторых других психических расстройств, например шизофрении. Более сложной бывает судебно-психиатрическая диагностика, когда необходимо не только оценить глубину умственной отсталости, но и установить степень ее влияния на возможность лиц осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий или руководить ими в уголовном процессе; способность понимать значение своих действий или руководить ими при решении вопросов дееспособности. Задача облегчается лишь при судебно-психиатрических экспертизах лиц с глубокой или выраженной умственной отсталостью. При глубокой или тяжелой умственной отсталости ввиду специфики психического состояния, особенностей функционирования в социуме не может быть какого-либо противоправного поведения, как и не может быть ситуаций, когда такие лица выступали бы истцами или ответчиками. Больные полностью беспомощны, нуждаются в постоянном уходе и надзоре, в установлении над ними опеки. Если же в отношении них совершаются какие-либо противоправные действия, то они как потерпевшие не могут правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значения для дела, и давать о них показания.

Лица с умеренной умственной отсталостью при совершении общественно опасных действий не могут сознательно регулировать свое поведение; такие их действия характеризуются импульсивностью, неосознаваемой подражательностью, внушаемостью и пассивной подчиняемостью другим лицам. Под влиянием психически полноценных соучастников они могут участвовать в краже или поджоге, иногда способны совершить сексуальный деликт. При подобном общественно опасном поведении какое-либо понимание противоправности отсутствует, грубо нарушена критическая оценка лицом своего состояния, инкриминируемого деяния, судебно-следственной ситуации и самой судебно-психиатрической экспертной процедуры. Поэтому в отношении таких лиц принимается решение о невозможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий или руководить ими.

Если судом рассматривается вопрос об их недееспособности и учреждении опеки, то принимается решение о недееспособности.

Подростки с умеренной умственной отсталостью иногда становятся жертвами сексуальных посягательств, и в связи с этим они могут быть направлены на судебно-психиатрическую экспертизу для решения вопроса о возможности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них показания. Экспертиза указанных лиц должна быть строго дифференцированной.

При известной неполноценности познавательной деятельности и объема знаний, косности и тугоподвижности мышления, малой дифференцированности эмоциональных реакций лица с легкой умственной отсталостью сохраняют способность к обучению и приобретению социального опыта. Они неплохо разбираются в практических вопросах, учитывают конкретную ситуацию и приспосабливаются к ней, заинтересованы в своем жизнеустройстве, целесообразно ведут себя в семье и производственных условиях. Эти лица, как об этом свидетельствуют биографические данные, обычно длительное время ведут себя в соответствии с требованиями морали и закона. Они четко дифференцируют плохое и хорошее, приличное и неприличное, что можно и что нельзя, за что благодарят, хвалят, за что наказывают. В целом поведенческие, эмоциональные и социальные нарушения у большинства больных гораздо больше напоминают проблемы людей с нормальным интеллектом, чем специфические проблемы лиц с выраженными степенями недоразвития. Поэтому, как правило, в отношении лиц с легкой умственной отсталостью принимается решение о том, что они могут осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, могут понимать значение своих действий и руководить ими. В тех случаях, когда они проходят экспертизу в качестве потерпевших, принимается решение об их способности по психическому состоянию правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них показания.

При судебно-психиатрической оценке умственной отсталости прежде всего следует отграничить те расстройства, которые могут характеризовать медицинский критерий невменяемости. Это важно, поскольку границы легкой умственной отсталости весьма широки и постановка диагноза еще не предопределяет экспертного решения. Должны подлежать учету те признаки психического недоразвития, которые препятствуют самостоятельному приспособлению к социуму. При этом существенное значение имеет не столько недостаточность объема представлений, сколько слабость суждений, неспособность к абстракции, повышенная внушаемость, нарушение критических способностей, невозможность прогнозировать свои поступки и использовать свой прошлый опыт, отсутствие борьбы мотивов при принятии решения, неодолимый характер влечений.

Решающим является установление факта: способен или не способен субъект при имеющейся у него структуре недостаточности интеллекта и эмоционально-волевых нарушений социально-психологически детерминированно организовывать и осознавать свое поведение, включая и поведение в юридически значимой ситуации. Если подэкспертный не обладает указанными способностями, следовательно, речь идет о психологическом критерии невменяемости. Критериями невменяемости должны быть непродуктивность мышления, нарушение процесса осмысления информации и установления причинно-следственных связей, расстройства влечений, неспособность прогнозировать и использовать прошлый опыт, внушаемость и подчиняемость, некорригируемость поведения, недифференцированность волевых и мотивационных проявлений, нарушение критических способностей (неумение сознательно действовать, корригировать противоправные действия в соответствии с условиями среды).

При решении вопросов о вменяемости, дееспособности, о возможности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них показания необходимо тщательное клиническое изучение всей личности подэкспертного. Значение имеет не только наличие или отсутствие определенного объема знаний, но и способность ориентироваться в конкретной ситуации, устанавливать определенные связи с окружающими, важна адаптация к новым условиям, возможность трудового приспособления. Одним из существенных условий является умение оперировать понятиями. Большую роль в этом смысле играет степень развития речи: чем более развита речь, чем более широко подэкспертный пользуется понятиями, тем выше оценивается степень его интеллектуального развития. Важно учитывать и характер правонарушения, а также те условия, при которых оно было совершено. Лица с легкой умственной отсталостью нередко понимают определенные конкретные требования закона, не требующие какой-либо сложной интеллектуальной оценки. Требования закона, основанные на более сложных отношениях и заключениях, часто ими не осознаются, особенно в юношеском возрасте. Поэтому считать их вменяемыми в отношении некоторых правонарушений следует с большой осторожностью. Опасные действия могут быть следствием эмоциональных и волевых нарушений, импульсивности, неспособности подавлять влечения, когда умственно отсталые лица часто не в состоянии осмыслить противоправное значение своих действий, не могут понять, какие требования к ним предъявляются законом, не могут контролировать свое поведение.

Особое место в структуре легкой умственной отсталости занимают те психические расстройства, которые не исключают вменяемости, те нарушения психической деятельности, при которых возможна рекомендация ст. 22 УК. Наличие нарушений интеллектуальных и волевых функций может сказываться на способах принятия решения и реализации намерения, ограничивать возможность удержаться от преступления. Криминальные ситуации могут предъявлять повышенные требования к уязвимым звеньям психики, структуре личности, ограничивая возможность адекватного функционирования. В этих случаях могут не учитываться реалии. О значимости ситуационных факторов в ряде случаев свидетельствует провоцирующий характер условий предкриминальной и криминальной ситуации. В оценке значимости ситуации первостепенную роль играет ее субъективное восприятие подэкспертным. Это восприятие не всегда адекватно, в значительной мере определяется сложившейся иерархией личностных ценностей.

Если лицо с умственной отсталостью игнорировало сдерживающие обстоятельства, действовало, невзирая на неблагоприятные условия, не корригировало свои действия, то можно судить о том, что оно не было способно достаточно адекватно оценивать ситуацию и соотносить объективные обстоятельства со своими реальными возможностями. В тех случаях, когда умственная отсталость при развитии ситуации не давала субъекту возможности спрогнозировать, оценить действия с точки зрения правовой нормативности, адекватным экспертным решением будет рекомендация применения ст. 22 УК. При этом необходимо провести анализ детерминантов противоправного поведения лиц с легкой умственной отсталостью и выделить ведущий механизм его совершения. Правонарушения данными лицами совершаются преимущественно по так называемому негативно-личностному варианту. Это могут быть деликты, направленные против здоровья и жизни личности, они совершаются без предварительного планирования и подготовки в ответ на угрозы, насилие. При такой модели поведения ведущими механизмами являются ситуационно-импульсивные на фоне нарушения целостного восприятия ситуации, неспособности конструктивного или нейтрального разрешения субъективно сложной ситуации, аффективная ригидность, склонность к эмоциональной дезорганизации психической деятельности.

Интеллектуальная недостаточность выступает причиной нарушения интериоризации морально-этических норм или их игнорирования при сохранении способности формального усвоения. Волевые нарушения являются причиной повышенной склонности к реакциям имитации и подражания. При этом противоправные деяния совершаются самостоятельно или совместно с соучастниками.

Расстройства волевой сферы, неспособность четко выделить социально приемлемые ценности могут способствовать вовлечению подэкспертных третьими лицами в совершение противоправных деяний. В большинстве случаев криминальный деликт совершается совместно с соучастниками, при этом присутствует непосредственное внешнее побуждение. Реже внешнее побуждение является опосредованным, т.е. организаторы правонарушения в совершении криминала участия не принимают, субъекты действуют самостоятельно. Как правило, эта модель поведения встречается при совершении имущественных противоправных деяний. Большую роль играют повышенная внушаемость, подчиняемость. Характер экспертного заключения может основываться на недостаточности волевых задержек поведения, нарушении способности выбора модуса поведения, расстройстве критических способностей.

Среди потерпевших, направляемых на судебно-психиатрическую экспертизу для решения вопроса об их способности по психическому состоянию правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них показания, примерно каждый третий – несовершеннолетний с легкой умственной отсталостью. Как правило, это девушки, которые стали жертвами сексуальных правонарушений. Значительно реже направляются на судебно-психиатрическую экспертизу свидетели с умственной отсталостью.

Для судебно-психиатрических экспертных оценок психического состояния потерпевших и свидетелей с легкой умственной отсталостью в первую очередь имеют значение те же принципы, что и для экспертизы на предмет определения вменяемости и дееспособности. Необходимо оценить глубину интеллектуального недоразвития и выраженность эмоциональных и волевых нарушений. Вместе с тем необходимо оценить возможность правильно воспринимать и воспроизводить обстоятельства уголовного дела, способность пользоваться своими процессуальными правами, понимать их значение. При расследованиях уголовных дел о преступлениях, совершенных против жизни и здоровья личности, включая сексуальные правонарушения, страдающий умственной отсталостью оказывается часто одновременно и единственным свидетелем, показания которого имеют принципиальное значение для исхода дела. Потерпевший во время расследования может подвергаться интенсивным воздействиям лиц, заинтересованных в благоприятном для себя решении. Поэтому экспертам важно оценить, способен ли потерпевший (свидетель) с умственной отсталостью целенаправленно и осознанно руководить своим поведением и высказываниями в достаточно сложных и ответственных условиях судебно-следственной ситуации. Необходимо помнить, что в период следствия потерпевшие могут растеряться, давать путаные и противоречивые показания. Иногда наблюдается и обратное – когда они упрямо настаивают на явно неправдоподобных и опровергаемых другими данными сведениях. В силу повышенной внушаемости (особенно в состоянии растерянности) их ответ может зависеть от формы вопроса и тона (при утвердительной форме на вопросы отвечают утвердительно, при отрицательной форме – отрицательно). Кроме того, показания могут быть неполноценными вследствие неумения охватить ситуацию в целом, плохой ориентировки во времени, невозможности воспроизвести ряд явлений в их последовательной связи, неумения устанавливать сходства и различия.

При вынесении подобного решения психиатрам-экспертам целесообразно указывать на беспомощное состояние жертвы преступления. Оценка основных критериев умственной отсталости должна сочетаться с анализом конкретных условий, в которых подэкспертные оказались жертвами преступных посягательств. Следует учитывать также и возможность этих лиц самостоятельно пользоваться своими процессуальными правами в сложной для них ситуации следствия, когда эта ситуация может не соответствовать их психическим возможностям.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >