История возникновения гендерного подхода к исследованию женской преступности

Женская преступность наряду с чертами, общими для всего противоправного поведения, характеризуется определенной спецификой, которая с учетом последних мировых тенденций позволяет выделять и рассматривать эту категорию преступлений в качестве относительно самостоятельного элемента преступности.

Если проследить историю развития женской преступности, то можно увидеть, что относительно постоянный уровень женских преступлений, значительно уступающий уровню преступлений, совершаемых мужчинами, давал возможность многим исследователям искать объяснение этим фактам в трех сферах: биологической, социальной, нравственной. Так называемая моралистическая теория, по мнению приверженцев которой меньшее число преступниц объясняется их меньшей жестокостью и более высокой нравственностью, брала за основу тот факт, что "сравнение душевных качеств полов прямо подтверждает необходимость меньшей преступности женщин" [Зеланд, 1899].

Ч. Ломброзо, Э. Ферреро (1903), Π. Н. Тарновская (1902) и другие криминологи XIX–XX вв., представляющие биологическую теорию, при исследовании преступности среди женшин не отказывались от учета влияния на нее социальных условий, но вместе с тем отводили им роль внешнего фактора, помогающего выявить те преступные свойства и качества, которые заложены в женщине самой природой.

Как отмечал В. Н. Кудрявцев (1967), "в уголовной статистике давно известно, что преступность среди мужчин в 8–10 раз превышает преступность среди женской части населения. Однако половые различия имеют не только биологическую, но и социальную природу, и поэтому объяснять эти данные уголовной статистики только биологической разницей полов было бы неверно..." И далее: "...биологическое развитие полов настолько опосредовано социальными факторами, что именно этим последним и принадлежит ведущая роль в различном формировании психологии мужчин и женщин".

Пол – одна из самых сложных и многозначных научных категорий. В самом общем виде это слово обозначает совокупность взаимно контрастирующих генеративных (от лат. genero – рождаю, произвожу) и связанныхс ними признаков. Долгое время половая принадлежность индивида казалась унитарной и однозначной. Однако в XX в. выяснилось, что пол – сложная многоуровневая система, элементы которой формируются разновременно, на разных стадиях индивидуального развития. Отсюда – расчленение категории пола на ряд дробных понятий: хромосомный пол, внутренний и внешний морфологический пол, репродуктивный пол и т.д. После рождения ребенка биологические факторы половой дифференциации дополняются социальными: на основании генитальной внешности новорожденного определяется его гражданский (паспортный или аскриптивный, т.е. приписанный) пол, в соответствии с которым ребенка воспитывают, и т.д. Все эти обстоятельства накладываются на жизненный опыт ребенка и его образ "Я", в результате чего формируется окончательная половая и сексуальная идентичность взрослого человека [Кон, 2003].

Два первых десятилетия XX в. немногочисленные исследования психологических особенностей мужчин и женщин обычно подводили под рубрику "психологии пола" (psychology of .vex), причем "пол" зачастую отождествляли с сексуальностью. В 1930–1960-е годы "психологию пола" сменила "психология половых различий" (sexdifferences); эти различия уже не сводили к сексуальности, но большей частью считали врожденными, данными природой. В конце 1970-х годов, по мере того, как круг исследуемых психологических явлений расширялся, а биологический детерминизм ослабевал, этот термин сменился более мягким – "различия, связанные с полом" (sex related differences), причем предполагалось, что эти различия могут вообще не иметь биологической подосновы [Jacklin, 1992].

Соответственно менялись представления о мужских и женских качествах, а также способы их определения. Выяснилось, что нормативные представления о "мужественности" (маскулинности) и "женственности" (фемининности), хотя и отражают некие реалии, в целом являются не чем иным, как стереотипами общественного сознания. Усложнение проблематики потребовало от науки терминологических уточнений. В 1960–1970-е годы социальные и психологические аспекты взаимоотношений между мужчинами и женщинами описывались с помощью таких понятий, как "половая роль", "полоролевые ожидания", "половая идентичность". Эти термины ясно говорили, что речь идет не о природных, а о социальных, интерактивных отношениях, нормах и т.д. Но прилагательное "половой" несло за собой длинный шлейф нежелательных значений и ассоциаций. Чтобы избавиться от этих ассоциаций и преодолеть биологический редукционизм, ученые ввели в науку понятие "гендер" (англ. gender, от лат. gens – род). В английском языке это слово обозначает грамматический род, который с полом не имеет ничего общего. Вопреки распространенному представлению, слово "гендер" заимствовали из грамматики и ввели в науку о поведении вовсе не американские феминистки, а выдающийся сексолог J. Money (1955), которому при изучении гермафродитизма и транссексуализма потребовалось разграничить пол как фенотип от сексуальногенитальных, сексуально-эротических и сексуально-прокреативных качеств. Затем оно было подхвачено социологами и юристами. В психологии и сексологии "гендер" употребляется в широком смысле, подразумевая любые психические или поведенческие свойства, ассоциирующиеся с маскулинностью и фемининностью и предположительно отличающие мужчин от женщин (раньше их называли половыми свойствами или различиями). В общественных науках (и особенно в феминизме) "гендер" приобрел более узкое значение, обозначая "социальный пол", т.е. социально детерминированные роли, идентичности и сферы деятельности мужчин и женщин, зависящие не от биологических половых различий, а от социальной организации общества.

Центральное место в гендерных исследованиях занимает проблема социального неравенства мужчин и женщин. Современная гендерная теория не пытается оспорить существование тех или иных биологических, социальных, психологических различий между конкретными женщинами и мужчинами. Она просто утверждает, что сам по себе факт различий не так важен, как важны их социокультурная оценка и интерпретация. Гендерный подход основан на идее о том, что важны не биологические или физические различия между мужчинами и женщинами, а то культурное и социальное значение, которое придает общество этим различиям. Основой гендерных исследований является не просто описание разницы в статусах, ролях и иных аспектах жизни мужчин и женщин, а анализ власти и доминирования, утверждаемых в обществе через гендерные роли и отношения [Антология гендерной теории, 2000; Хрестоматия феминистских текстов, 2000].

Наиболее ярко выраженные различия в социальном поведении мужчин и женщин касаются агрессивных реакций и действий. Существует немало убедительных доказательств того, что мужчины более агрессивны, чем женщины [Бэрон, Ричардсон, 2000].

Мужчины более склонны прибегать к открытой физической агрессии. Для женщин характерны различные косвенные проявления агрессии. Женщины рассматривают агрессию как средство выражения гнева и снятия стресса, мужчины – как инструмент, модель поведения, к которой прибегают для получения социального и материального вознаграждения [Deaux, 1985; Крайг, 2000].

Специалисты ГНЦССП им. В. П. Сербского проводят исследования гендерных различий проявления криминальной агрессии. Так, Ф. С. Сафуановым и Т. Б. Дмитриевой (2000) был выявлен более высокий уровень рецидивной преступности у мужчин, а также бо́льшая частота совершения ими агрессивных деяний в состоянии алкогольного опьянения. У женщин преобладает внутрисемейная агрессия, прежде всего как ответ на психотравмирующие воздействия.

Другие авторы отмечали, что у женщин более развиты тормозящие агрессивность личностные структуры, а основным механизмом переживания, переработки информации является "терпение" как приспособление к психотравмирующим условиям, что обусловлено, вероятно, не только социальными, но и биологическими факторами [Агрессивные действия..., 1999].

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >