Специфика экспертного судебного психолого-психиатрического исследования военнослужащих

При проведении судебно-психиатрических экспертиз в отношении военнослужащих, совершивших как воинские, так и другие уголовно наказуемые деяния, подэкспертным помимо клинико-психопатологического обследования проводится, как правило, и экспериментально-психологическое исследование, в том числе для решения вопросов ВВК. Когда в постановлении следователя/суда вид экспертизы определен как комплексная психолого-психиатрическая, то участие психолога при освидетельствовании является не просто желательным, а необходимым, поскольку он выступает в качестве самостоятельного эксперта.

Целесообразность проведения экспериментально-психологического исследования в рамках однородной судебно-психиатрической экспертизы в отношении контингента военнослужащих обусловлена тем, что в большинстве случаев в качестве объекта исследования выступают лица, которые при призыве на военную службу, заключении контракта и поступлении в военные училища проходят медицинскую комиссию, в том числе с обследованием врача-психиатра, проведением формального стандартизированного психологического исследования. То есть это субъекты без явных признаков психической патологии, какого-либо психиатрического анамнеза и диагноза, что служит одним из факторов, определяющих специфику судебного экспертного освидетельствования военнослужащих.

Данный контингент нуждается в особо тонкой диагностике в целях выявления первых, часто недостаточно отчетливых, скрытых и замаскированных симптомов дебютирующего или латентно протекающего эндогенного заболевания либо определения структуры личности, оценки наличия дисгармоничного сочетания различных паттернов или выявления таких индивидуально-психологических особенностей, которые могут обусловить дезадаптацию во время прохождения службы, спровоцировать уклонение от нее, самовольное оставление части или же другие неконвенциональные поступки.

Для большинства военнослужащих срочной службы, совершивших правонарушения и попавших в поле зрения судебных психиатров и психологов, характерны недостаточная личностная зрелость, ограниченность жизненного опыта; система их ценностных ориентаций, ведущих установок, мотивов, критериев оценок находится на этапе становления. Резкое изменение привычных жизненных стереотипов, связанных с призывом в Вооруженные Силы, необходимость вхождения в большой коллектив со сложной формальной и неформальной иерархией отношений, выполнения новых обязанностей, физические нагрузки для многих призывников являются фрустрирующим фактором, требуют мобилизации их личностных ресурсов, предъявляют повышенные требования к адаптивным возможностям. Сама служба обычно связана с взаимодействием с сослуживцами, успешность которого зависит от сформированности коммуникативных навыков, способности гибко принимать конкретные решения с учетом актуальных обстоятельств, умения разумно сочетать определенную самостоятельность с подчинением требованиям командования и учетом интересов и позиции референтной группы.

При возникновении проблем, порой даже незначительных, в процессе выполнения служебных обязанностей, взаимодействия с сослуживцами и офицерским составом у солдат могут возникать ситуации неуспеха, которые порой приобретают хронический характер. Некоторые субъекты остро переживают разлуку с домом, не интегрируются в общую служебную деятельность, нуждаются в постоянной эмоциональной поддержке со стороны домашних и, по сути, не служат, а ждут срока демобилизации. Другие военнослужащие сами провоцируют проблемные и конфликтные ситуации в силу неустойчивой ориентации на соблюдение социальных норм или же наличия более или менее выраженных проявлений девиантности.

В закрытом коллективе, ориентированном на успешное выполнение служебных задач, подобные психологические проблемы порой приобретают застойный характер или их пытаются решить формально. Все указанные выше типичные проблемы, а также многие другие, индивидуальные для каждого военнослужащего, становятся социально-психологическими предпосылками отклоняющегося поведения. При усугублении внешних обстоятельств и (или) по мере углубления внутренних переживаний у описываемого контингента могут проявляться агрессивные и аутоагрессивные тенденции, которые в условиях внешней регламентации и строгой организации деятельности нередко длительное время бывают замаскированными.

На фоне внутреннего эмоционального напряжения, новых фрустрирующих воздействий эти тенденции могут трансформироваться в намерения. Относительно легкий доступ к оружию, поверхностное внимание к поведению каждого военнослужащего со стороны сослуживцев, дефицит эмпатийного общения, предоставленность каждого солдата с его проблемами и переживаниями самому себе при сохраняющейся внешней включенности в общий коллектив, невозможность проявить слабость и нарушить общепринятые стандарты и стереотипы поведения облегчают реализацию разнонаправленных деструктивных актов. Для того чтобы понять механизмы возникновения и реализации криминальной активности данного контингента, при проведении судебной экспертизы необходим совместный клинико-психопатологический и психологический анализ и экспертная оценка.

У офицерского состава более широкий спектр правонарушений, лишь часть из которых связана с выполнением служебных обязанностей. При экспертном комплексном исследовании таких лиц важно принимать во внимание то обстоятельство, что офицерский состав проходит кадровый отбор при назначении на те или иные должности и, как правило, регулярно подвергается обследованию со стороны различных специалистов, в том числе врачей-неврологов и психологов, а при необходимости и психиатров. Когда лица офицерского состава совершают правонарушения и направляются на экспертизу, обнаруживается, что в медицинской документации нет сведений о наличии какой-либо психической патологии, характеристики формализованы и подтверждают соответствие их личных качеств занимаемым должностям, что усложняет работу экспертов – психиатра и психолога, особенно если подэкспертный отрицает какие-либо внутренние проблемы и психопатологические переживания.

При экспертном освидетельствовании следует учитывать социально-психологические составляющие самой службы. Наиболее значимыми из них являются: жесткая регламентация деятельности с постоянным сужением личного пространства, напряженные и при этом достаточно рутинные условия труда, большие временны́е и трудозатраты, ответственность за других людей, в том числе за их жизнь и безопасность. В случаях прохождения службы в условиях относительной изоляции от остального общества, например в закрытом или отдаленном гарнизоне, к перечисленным факторам добавляется ограничение возможностей межличностного общения и проведения досуга; все контакты становятся достоянием и предметом обсуждения окружающих, а решение или поступок отдельного офицера (или члена его семьи) оцениваются прежде всего в системе координат микросоциума. При неспособности к самодостаточному существованию это грозит определенной "стигматизацией" и возможностью возникновения личностной деформации, внутреннего напряжения и дезактуализации механизмов волевой регуляции деятельности.

Остановимся на наиболее проблемных и имеющих свою специфику аспектах проведения судебной экспертизы у военнослужащих. К ним относятся: экспертная оценка криминальной активности при совершении противоправных действий агрессивно-насильственного характера, в частности дифференциация аффективных механизмов таких деяний и учет влияния боевого посттравматического стрессового расстройства; проведение экспертного исследования по факту смерти военнослужащих (посмертные экспертизы).

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >