Межполушарная асимметрия головного мозга при нормальном старении

В концепции А. Р. Лурии о трех ФБМ до настоящего времени недостаточно представлен раздел о функциональной асимметрии полушарий мозга и их взаимодействии. Вместе с тем большинство исследователей, занимающихся проблемами позднего возраста, согласны с тем, что функциональная асимметрия мозга при старении сглаживается.

Частота встречаемости латерального доминирования в моторной и сенсорной сферах свидетельствует в пользу накопления «правых» латеральных признаков у лиц пожилого и старческого возраста. Это означает, что правое полушарие мозга снижает уровень своей активности в познавательной деятельности, переадресуя значительную часть своего функционала левой гемисфере.

Исследования с применением нейрофизиологических и ней-роинтраскопических методов также обнаруживают неравномерные изменения в функционировании правого и левого полушарий.

Имеющиеся в литературе данные о функциональной асимметрии мозга при старении во многом противоречивы и недостаточно систематизированы, поскольку они получены в различных научных парадигмах с обращением к отдельным когнитивным функциям. Представляется возможным подробно обратиться к результатам комплексного системного изучения функциональной асимметрии полушарий мозга и их взаимодействия при старении на основе синдромного анализа (А. Р. Лурия).

В комплексной оценке межполушарной асимметрии в моторной и сенсорной сферах проводилось определение индивидуального профиля латеральной организации мозга[1] у 40 здоровых пожилых людей. Выявлялось доминирование правых или левых руки, уха, глаза. Учитывалась ведущая рука испытуемых по самооценке на текущий момент и в детстве, проводились пробы на выявление скрытых признаков левшества (переплетение пальцев рук, «поза Наполеона», аплодирование), применялся тест символических действий («изобразите, как Вы пишете, режете ножом, работаете ножницами, чистите зубы, забиваете гвоздь»). С целью определения ведущего уха использовались пробы на прислушивание, испытуемые отвечали, к какому уху они прикладывают телефонную трубку. Для определения ведущего глаза использовались проба Розенбаха (совмещение карандаша и точки) и тест «карта с дырочкой».

В целях исследования межполушарного взаимодействия в оптико-пространственной сфере использовался комплекс рисуночных методик: самостоятельный рисунок и копирование правой и левой рукой (куб, дом, стол, человек), тест зрительной памяти А. Бентона, пробы на мысленное сложение фигур из частей и сопоставление изображений плоскостных и объемных фигур.

Для исследования межполушарного взаимодействия в сте-реогностической сфере использовалась методика Э. Сегена в модификации А. В. Семенович, адаптированной для лиц позднего возраста.

Исследование межполушарного взаимодействия в слухоречевой сфере проводилось методом дихотического прослушивания с использованием варианта методики на русском языке, разработанного Б. С. Котик, а также адаптированного для обследования лиц позднего возраста. Вычислялся коэффициент правого уха (КПУ), коэффициент эффективности воспроизведения, проводился количественный и качественный анализ допускаемых ошибок.

У здоровых пожилых испытуемых было выявлено заметное увеличение частоты правостороннего доминирования в сенсорной сфере, т. е. чаще всего ведущими были правое ухо и правый глаз.

Наиболее яркие свидетельства о неравномерном изменении уровня функционирования двух полушарий мозга и о перераспределении функций между ними при старении были получены при выполнении рисуночных проб. Успешность выполнения рисунков у части здоровых пожилых испытуемых зависела от того, какой рукой выполнялись задания: при рисовании левой рукой допускалось больше пространственных ошибок и неточностей. Разница в успешности выполнения правой и левой рукой проявлялась тем чаще, чем сложнее в пространственном отношении был рисунок. Чаще всего асимметрия проявлялась при рисовании дома и стола, реже всего — в рисунке человека. Копирование выполнялось без существенных ошибок большинством здоровых испытуемых.

Латеральные различия в рисуночных пробах касались также и нейродинамических основ деятельности. Тремор в левой руке отмечался в 8 раз чаще, чем в правой. Видимо, недостаточность стриопалидарной системы, о которой свидетельствует симптом тремора[2], в большей мере характерна для правого полушария мозга.

Особый интерес представляет тот факт, что худшее выполнение рисунка левой рукой наблюдалось именно в тех случаях, когда действие рисования начиналось с левой руки. Рисование левой рукой было более успешным, если этому предшествовало выполнение рисунка правой рукой. Можно предположить некое «научение», передачу способа действия от левого полушария правому, предполагающую для своего осуществления сохранность межполушарных связей.

Ошибки в тесте Бентона встречались у всех испытуемых. Ошибки при воспроизведении фигур, находящихся в левом поле зрения, свидетельствуют о дисфункции теменной и теменно-затылочной областей правого полушария. Исследование показало, что испытуемые делали больше ошибок при воспроизведении фигур, расположенных справа. В основе данного вида деятельности, вероятно, лежит культуральный стереотип чтения и письма слева направо, в соответствии с которым испытуемые начинают запоминать и воспринимать стимульный материал с крайней левой фигуры. В условиях мнестических трудностей, испытываемых большинством пожилых испытуемых, позиционный эффект получает большое значение. Последовательное воспроизведение фигур, начиная с левого края, оказывает интерферирующее влияние на воспроизведение фигур, расположенных в центре и с правой стороны стимульного ряда. При этом результаты здоровых пожилых испытуемых, укладывающиеся в тестовые нормы (Benton, 1994), видимо, не могут свидетельствовать о каких-либо патологических латеральных эффектах.

В тесте Бентона ошибки при воспроизведении порядка следования фигур, традиционно рассматриваемые как «правополушарный» симптом, отмечались у 40 % здоровых пожилых испытуемых. Данный тест, включающий большой по объему и разнообразию материал, предполагает существенную нагрузку на мнестическую функцию. В связи с этим возрастает и количество ошибок, специфических для дисфункции правого полушария.

Пробы на мысленное сложение фигур из частей и сопоставление плоскостных и объемных фигур показали достаточную сохранность фактора пространственного анализа у здоровых пожилых людей, но в то же время выявили зависимость успешности данного вида деятельности от характера используемой стратегии. Оптимальными для пожилых испытуемых оказались способы действия, опирающиеся на последовательный анализ и синтез всех элементов тестового материала — аналитическая стратегия, связанная с работой левого полушария. Использовавшие ее испытуемые делали меньшее количество ошибок. Это может служить примером общей тенденции обращения к компенсаторным опосредующим приемам в позднем возрасте, в данном случае — к внешнему речевому опосредованию решения зрительно-пространственных задач, предполагающему высокий уровень функционирования левого полушария.

Использование сходных компенсаторных приемов прослеживается и в стереогностической деятельности (тест «доска Сегена»). Большинство здоровых испытуемых обращались к проговариванию во внешней речи хода решения. Наилучшие результаты испытуемые показывали в субтесте со взаимодействием двух рук, несколько больше требовалось времени на выполнение задания правой рукой и существенно больше — левой рукой. Высокие результаты в субтесте со взаимодействием рук свидетельствует о достаточном уровне межполушарного взаимодействия в стереогностической деятельности и сохранности межполушарных связей при нормальном старении.

Таким образом, исследование двух функциональных систем (зрительно-пространственной и стереогностической) обнаруживает согласованные данные, свидетельствующие о более выраженном снижении уровня функционирования правого полушария по сравнению с левым при нормальном физиологическом старении.

Особый интерес представляют данные исследования слухоречевой деятельности при старении. Средний КПУ, вычисленный по результатам дихотического прослушивания, составил + 24,5 %. Для 55 % испытуемых были характерны высокие абсолютные значения КПУ (выше +41 %), характеризуемые как «выше среднего, высокие и очень высокие»[3]. Видимо, можно говорить об уменьшении роли правого полушария в слухоречевой памяти при старении.

В контексте данных о дисфункции правого полушария, проявляющейся в каждой из трех исследованных когнитивных функций, встает вопрос об уровне функционирования левого полушария. Определенное значение в решении этого вопроса может иметь исследование вербального мышления. Было показано, что у здоровых испытуемых имел место высокий уровень сохранности данного вида деятельности. Допускаемые ошибки носили случайный характер, выступали на фоне утомления только в наиболее сложных заданиях и были доступны коррекции. На основании анализа процессов вербально-логического мышления можно говорить о сохранном уровне функционирования левой лобной доли при нормальном старении.

Результаты общего нейропсихологического исследования и анализа состояния зрительно-пространственной, стереогностической, слухоречеволй функций и вербально-логического мышления, дополненное анализом частоты и выраженности право-левых асимметрий в мануальной и сенсорных сферах у здоровых пожилых людей, позволяет говорить о снижении уровня функционирования правого полушария и повышения роли левого полушария в когнитивном функционировании. При этом происходит изменение и психологической структуры познавательный действий.

Операции, ранее осуществлявшиеся во внутреннем психическом плане, становятся действиями, подчиненными собственной цели и реализуемыми на уровне внешней или внутренней речи. Противоположно тому, как при формировании высших психических функций на начальных этапах онтогенеза наблюдается «укрупнение единиц деятельности» (А. Н. Леонтьев), при нормальном физиологическом старении происходит их «дробление». Этот процесс сопровождается использованием речевого и других форм произвольного опосредования, т. е. предполагает высокий уровень функционирования левой гемисферы[4].

Мозговой основой описанных процессов могут быть неравнозначные связи коры и подкорковых образований в правом и левом полушариях. В правом полушарии подкорковые образования имеют более тесные связи с корой, и обеспечение психических процессов здесь осуществляется на уровне глубинных образований, в частности гипоталамуса, заведующего «внутренним хозяйством» организма. В противоположность этому, в отношении левой гемисферы отмечается приорирет кортикальных структур с указанием на роль подкорковых образований в качестве пейсмекеров.

Современное понимание сущности процесса старения отражается в двух взаимно-дополнительных точках зрения. С одной стороны, констатируется неуклонное поступательное движение в сторону снижения большинства жизненных функций. С другой стороны, физиологическое старение рассматривается в рамках адаптационно-регуляторного подхода, где существенная роль отводится компенсаторным перестройкам в функциональных системах организма. В целостном подходе к человеку адаптационно-регуляторная концепция старения может быть отнесена и к психической деятельности. При этом регуляторно-компенсаторные механизмы в структуре психики направлены не только на оптимизацию интра- и интерпсихических взаимодействий, но и на регуляцию телесного функционирования, а также и на преодоление кризиса, связанного с изменением социальных аспектов индивидуально-личностного бытия. Таким образом, в осуществлении задач адаптации к изменяющимся внутренним и внешним условиям жизни при старении резко возрастает нагрузка на функциональные системы человека. Именно это позволяет рассматривать старение как сензитивный кризисный период онтогенеза, особенно на начальном этапе.

  • [1] Нейропсихология индивидуальных различий : учеб, пособие для студ. учреждений высш. проф. образования / Е. Д. Хомская [и др.]. М. : Академия, 2011. 2 Там же. 3 Вассерман Л. И., Дорофеева С. А., Меерсон Я. А. Методы нейропсихологической диагностики. Практическое руководство. СПб. : Стройлеспечать, 1997. 4 Семенович А. В. Нейропсихологическая коррекция в детском возрасте. Метод замещающего онтогенеза : учеб, пособие. М. : Генезис, 2017. 5 Котик Б. С. Исследование межполушарного взаимодействия в переработке слуховой информации : автореф. дис. ... канд. психол. наук. М., 1975.
  • [2] Корсакова Н. К., Московичюте Л. И. Подкорковые структуры мозга и психические процессы. М. : Изд-во МГУ, 1985. 2 Вассерман Л. И., Дорофеева С. А., Меерсон Я. А. Методы нейропсихологической диагностики...
  • [3] Брагина Н. Н., Доброхотова Т. А. Функциональные асимметрии человека. М. : Медицина, 1988.
  • [4] Корсакова Н. К., Прахт Н. Ю. Функциональная асимметрия когнитивных функций в позднем возрасте // Социальная и клиническая психиатрия. 2001. № 1. С. 37—45. 2 Шахматов Н. Ф. Психическое старение... 3 Старение мозга / под ред. В. В. Фролькиса. Л. : Наука, 1991. 4 Корсакова Н. К., Постнов В. Г. Адаптационно-регуляторная концепция старения и когнитивные процессы в норме и при деменциях позднего возраста // Болезнь Альцгеймера и старение: от нейробиологии к терапии / под ред. С. С. Гаврилова. М. : НЦПЗ РАМН, 1999. С. 6.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >