Заключение

Приближаясь к «третьему возрасту», человек приносит с собой богатство прошлого опыта. Это богатство содержит в себе знания, умения, навыки, стратегии регуляции отношений с изменяющимися условиями жизни, способы запоминания, алгоритмы решения задач и т. д. Все это определяет индивидуальность старения. Каждый стареет по-своему, опираясь на индивидуальный опыт и знания, полученные из источников культуры (литература, искусство, религия). Именно поэтому чрезвычайно сложно описать в обобщенном виде состояние отдельных высших психических функций у стареющих людей.

Вместе с тем существуют сквозные закономерные изменения в психике, поведении и работе мозга, которые проходят через все этапы старения и так или иначе, рано или поздно обязательно происходят у каждого человека. Эти изменения, нарастающие с возрастом, описаны выше в нейропсихологическом синдроме нормального старения.

Основными составляющими синдрома являются три нейропсихологических фактора, эффективность работы которых при старении снижается. В связи с этим появляются различные характерные изменения в высших психических функциях.

В связи с дефицитарностью фактора энергетического обеспечения активности и нейродинамического баланса между возбуждением и торможением в сторону преобладания последнего (1 ФБМ) наблюдаются такие феномены как замедленность (латентность) особенно при инициации какой-либо деятельности. Одновременно с этим имеет место повышенная тормозимость следов памяти, относящихся к текущему повседневному запоминанию нужной информации, планов и намерений. Новые поступления оттесняют предыдущие в глубины памяти, вследствие чего происходит забывание текущих событий. Можно добавить к этим феноменам такие ограничения психической активности, как повышенная истощаемость при выполнении длительных действий и колебания уровня активности в зависимости от соматического состояния и изменения погодных условий (метеозависимость). Отдельной строкой следует обозначить такое важное для адаптации ограничение психической деятельности, как сужение ее объема. Например, могут наблюдаться трудности при одновременном выполнении различных действий, ранее доступных пожилому человеку. Становится трудно одновременно готовить еду, разговаривать по телефону, включать пылесос, запоминать новую информацию по радио и т. д. Теперь все это требует последовательного выполнения, благодаря которому можно избежать ошибок и промахов в привычных видах деятельности и связанных с этим переживаний.

Другим фактором, дефицитарность которого приводит к ограничениям познавательной активности человека, является фактор пространственного анализа и синтеза (2 ФБМ). Снижение эффективности его работы приводит к трудностям запоминания информации, содержащей в себе пространственные характеристики, например, освоение новых маршрутов при смене места жительства и даже при переезде в другую квартиру. Кроме того, могут появиться такие симптомы, как перестановка чисел в знакомых номерах телефонов, перестановка имени и отчества у новых знакомых, трудности самостоятельного передвижения по большому городу и др. При этом при работе с относительно большими объемами информации могут возникнуть пробелы в памяти в виде трудностей обращения к целостности последовательных событий. Это явление называется фрагментарностью восприятия и памяти.

Ограничения в нейропсихологическом факторе произвольной регуляции (3 ФБМ) деятельности проявляются недостаточностью самоконтроля, который приводит к импульсивным действиям под влиянием активной рекламы и других вредных вторжений в личное пространство человека. При этом наблюдаются трудности усвоения программ новых навыков при смене привычных стереотипов, в частности при замене старой стиральной машины новой с иным программным обеспечением. Существенным симптомом, связанным с контролем над мнестической деятельностью, является дефицит избирательного точного припоминания необходимой информации, что может проявляться в смешении разных следов памяти (контаминации).

Все три нейропсихологических фактора и обеспечивающие их мозговые структуры «стареют» у разных людей в разное время (гетерохронность), с разной скоростью (гетеродинамичность) и в разных функциональных системах психики и мозга (гетеротопность). Эта неравномерность составляет базис для пластичности в работе мозга и для возможных перестроек психической активности. В сущности, можно говорить о компенсаторном ресурсе, необходимом для адаптации к постоянно изменяющимся условиям жизни и к изменениям в самом стареющем человеке.

Необходимо отметить, что по определению процессов старения в позднем возрасте основной задачей человека является мобилизация ресурсов, необходимых для самосохранения в гармонии самим собой и с миром. Следование этой задаче является энергозатратным процессом, поэтому ограничения в энергетическом обеспечении активности влияют на общее снижение эффективности осуществления познавательной деятельности по механизму «обкрадывания» или перераспределения внутренних компенсаторных ресурсов.

Кризис развития на первом этапе нормального старения является побудительной силой, приводящей к формированию новых и реализации старых способов и стратегий, направленных на продолжение психической активности. Таким образом, поздний возраст можно рассматривать как продолжение онтогенеза, поскольку на этом этапе жизни, согласно Л. С. Выготскому, появляется новое в психике и поведении, не бывшее на предыдущем этапе психического развития. Из кризиса человек выходит обновленным (А. Н. Леонтьев), готовым к приобретению новых смыслов, к продолжению развития в различных сферах жизни и деятельности. К сказанному следует добавить, что компенсаторный ресурс находится не только в сфере индивидуального опыта, но и в произведениях литературы, других видах искусства и в народном творчестве. Человечество давно знало об основных ограничениях в психике и поведении, наступающих с возрастом. Например, поговорка «поспешишь — людей насмешишь» оправдывает замедленность выполнения различных действий, а поговорка «семь раз отмерь, один раз отрежь» указывает на необходимость тщательного самоконтроля. Наконец, слова «старый конь борозды не портит» с оптимизмом подчеркивают продолжающееся в позднем возрасте саморазвитие и способность к активной продуктивной полезной деятельности.

Подводя итоги сказанному, необходимо отметить, что при старении складывается новая ведущая деятельность, направленная на совладание с естественными биопсихосоциальными изменениями. В этом контексте можно говорить о том, что при старении человек осваивает «ремесло старости», приобретая навыки и умения жить, старея, наперекор всему.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >