Реализация ключевых принципов образования взрослых в неформальном образовании (на примере деятельности современной российской высшей народной школы)

В 90-е гг. XX в. в ситуации, когда привычные формы социокультурного взаимодействия людей рухнули, но конструктивной альтернативы предложено не было, образовался духовный вакуум, который надо было заполнить. В этот период активизируется образовательная деятельность различных общественных организаций. Вновь открываются народные школы.

Современные андрагоги определяют эту форму образования взрослых следующим образом:

Высшая народная школа (ВНШ) — учебное заведение, в котором на добровольных началах обучаются люди, достигшие совершеннолетия и ориентированные на саморазвитие[1].

Возрождение высшей народной школы началось в г. Санкт-Петербурге. В 1998 г. Высшая народная школа была отрыта при общественной организации РОО «Дом Европы в Санкт-Петербурге». Это было начало четвертой волны развития народных школ в России. Создатель и руководитель школы — Н. П. Литвинова, доктор экономических наук, профессор, проректор Института образования взрослых РАО, президент РОО «Дом Европы в Санкт-Петербурге». В положении о ВНШ «Дома Европы в Санкт-Петербурге» написано: «Высшая народная школа Санкт-Петербурга принимает и развивает основные исходные принципы педагогики народных школ Дании и других европейских стран, следует богатым традициям российского просвещения».

В основе образования в высшей народной школе лежит идея интеграции неформального и формального образования. Санкт-Петербургская ВНШ, являясь очевидным лидером в этом инновационном движении, инициирует и поддерживает создание народных школ в разных регионах России и ближнего зарубежья. В 2005 г.

они объединились в ассоциацию «Обучающийся регион». Основной целевой социальной группой, на которую ориентированы действующие в современной России высшие народные школы, являются пожилые люди.

В современных российских условиях школа позволяет человеку осуществить разумный, осознанный переход к новому этапу своего развития. Это принципиально. Установка слушателя ВНШ — не доживать, а жить и развиваться. Для пожилого человека это уникальный шанс заниматься любимым делом, на которое, возможно, не было времени в период активной трудовой деятельности. Пути возвращения народной школы в Россию на новом витке ее истории только обозначаются. Это может быть создание школы и при общественной организации, и на базе центра социальной защиты населения; получает распространение и опыт создания ВНШ на базе вуза. Каждый из этих путей осваивается практиками и ждет глубокого осмысления специалистов и поддержки общества.

Устойчивой демографической тенденцией, заявившей о себе во второй половине XX в., является старение населения в ряде развитых стран, и в том числе в России. В настоящее время доля пожилых людей в структуре российского населения приближается к 25 %. Демографы прогнозируют рост этих показателей. Готовность общества к новой демографической реальности проявляется в формировании государственной политики, ориентированной на сохранение здоровья в зрелом возрасте, экономическую независимость, защищенность, социальную активность, в целом высокий уровень качества жизни представителей старшего поколения. Этот подход должен быть реализован в политике активного долголетия. В нашей стране на государственном уровне предпринимаются первые шаги в этом направлении, пока работа находится на стадии концептуализации. При этом уже сложились социально-педагогические практики в сфере неформального образования, культуры, добровольчества, способствующие созданию позитивного образа старости, укреплению социальной солидарности поколений, мотивации к активному долголетию людей третьего возраста. Само введение в научный дискурс понятия «третий возраст» (Р. Еаз1е«, 1996), обозначающего новый период активной жизни человека, наступающий после его выхода на пенсию, является важной вехой в эволюции общественного сознания в отношении образа позитивного старения и активного долголетия.

Возникает вопрос, почему этот опыт высших народных школ для людей третьего возраста остается точечным, редким? Ведь польза для общества при низких затратах на реализацию проекта очевидна. Беседы с организаторами и слушателями школ позволили выявить ряд проблем, способных либо осложнить, либо остановить их деятельность. К числу таковых относятся: узкая бытовая направлен-206

ность деятельности ветеранских организаций и службы занятости населения, не учитывающих потребность взрослого человека в его развитии. Возьмем шире: инерционное игнорирование проблемы достойного личностного развития человека предпенсионного и пенсионного возраста и, как следствие — правовая и финансовая неопределенность неформального образования взрослых, что становится причиной организационных проблем в деятельности высших народных школ. Тем не менее эти школы живут и развиваются, поскольку очень востребованы их целевой группой. Высшая народная школа, даже если ее создание инициирует университет, — это пример народной инициативы. Все, что происходит в образовательном пространстве ВНШ, опирается только на волонтерский порыв ее создателей и высокую познавательную активность слушателей.

Остановимся подробнее на реализации ключевых принципов образования взрослых в деятельности высшей народной школы.

Высшая народная школа и в датском варианте (если обратиться к истокам этого явления), и в российском варианте, взятом в его ретроспективе начиная с XIX в., является школой, свободной от опеки государства. Это модель добровольческого объединения взрослых людей, ориентированных на саморазвитие в условиях активного социального взаимодействия. Андрагог Брита Лонструп, определяя специфику народных школ Дании, подчеркивает их приверженность грундтвиговской традиции: ВНШ — это «Школа для жизни»[2]. В связи с данной позицией, сформулированной еще в 30-е гг. XIX в. датским просветителем Николаем Грундтвигом, определился и фундаментальный принцип жизненной философии, на котором строится мировоззрение и практическая деятельность преподавателей и учащихся высших народных школ: «прежде, чем понять, следует полюбить».

Определяя принципы образования взрослых, реализуемые в практике современных российских ВНШ, вдумаемся в этот удивительно яркий по своему гуманистическому содержанию принцип. По сути, он аксиоматичен. Еще со времен философских изысканий древних греков звучала идея о том, что созидает любовь, а разрушает ненависть. Все начинается с любви... Тем не менее в каждом поколении гуманистические идеи переживают свое новое рождение. Полюбить — значит принять человека таким, каков он есть, поверить в него. Классический гуманизм, провозгласив абсолютную ценность человеческий личности (кантовская теория категорического нравственного императива: человек не средство, а цель), привел к антропоцентризму. «Человек — это главная ценность» — такова позиция и современного гуманизма. В духовной жизни российского общества и образовании взрослых укрепляет свои позиции «новый гуманизм» (неогуманизм). В соответствии с концепцией неогуманизма личность рассматривается не как некая данность, но как ее возможности. Уходят ее статичные характеристики. Под образованием понимается процесс, относящийся к общественной жизни, в ходе которого человек все время меняется, обретает способность к осознанному самопознанию и саморазвитию. Как подчеркивает С. Г. Вершловский, этот процесс «...не может быть ограничен какой-либо специфической деятельностью, а включает множество изолированных друг от друга сфер деятельности»[3]. В неогуманистической концепции образование самоценно, цель всегда локальна, а познание и саморазвитие бесконечны. Человеколюбие в современной интерпретации — это вера в возможности человека и создание условий для его непрерывного продвижения по пути самосовершенствования, пути, которому нет конца. В современной социокультурной ситуации неогуманизм является методологической основой формирования нового образовательного пространства, адекватного велению времени. Анализируя ситуацию в российском образовании взрослых, будем двигаться в русле этой теории. Опираясь на неогуманизм как стержневой принцип, рассмотрим остальные андраго-гические принципы, которые будут его уточнением и конкретизацией.

Определение принципов образования взрослых находится в фокусе внимания разных ученых. Причем здесь прослеживается междисциплинарный подход, соответствующий современному вектору движения науки. Этой проблематикой занимаются и андрагоги, и психологи, и социологи. А. М. Митина в книге «Дополнительное образование взрослых за рубежом» цитирует и подвергает анализу принципы успешного образования взрослых, сформулированные американским ученым Малькольмом Ноулзом. Предпосылками успешного обучения взрослого человека автор определяет огромный запас опыта, в том числе в исполнении разных социальных ролей, внутреннюю обусловленность мотивации к получению новых знаний и стремление к их немедленному использованию.

Обратим внимание на то, что в этот период в Америке на смену термину «образование взрослых» (adult education) приходит новый термин «продолженное образование» (continuing education). Это было обусловлено необходимостью четко развести базовое и среднее (формальное) образование взрослых и образование, которые взрослый человек получает после окончания колледжа. Как пишет Грег Марселло: «...исследования, проводимые с 1970-х гг. и до наших дней, показывают, что наиболее вероятными участниками продолженного образования являются люди со степенью бакалавра»[4]. Предполагается, что это люди, которые достаточно образованы для того, чтобы далее самостоятельно определять свои образовательные траектории. Пользуясь данной терминологией, ВНШ можно отнести и к одной из форм продолженного образования.

М. Ноулз исходит из того, что взрослые обладают способностью к последовательному самообучению, и рассматривает образование как процесс создания благоприятных условий для самоуправляемого обучения. Тезис о самоуправляемом обучении нашел отражение в принципе самонаправленности личности, который автор формулирует как один из ключевых в организации обучения взрослых. Предполагается обязательное участие взрослых обучающихся в определении своих образовательных потребностей и предпочтений, планировании и выполнении учебных заданий и их оценке, предоставляется возможность выбора программы, преподавателя и т. д. Во многом опираясь на идеи Ноулза, озвученные им в те же 70-е гг. XX в., определяли свои подходы к обучению взрослых и другие авторы. Например, Дженни Роджерс. Принимая тезис о самоуправляемом обучении и опираясь на принцип самона-правленности личности, Роджерс формулирует ряд основополагающих принципов образования взрослых, таких как: адекватность содержания обучения запросам взрослых; поддержание и развитие мотивации; конструктивная постановка целей как проектируемых результатов обучения; использование имеющегося опыта для связи знаний с реальной жизнью; своевременная поддержка положительных результатов обучающихся; создание особой атмосферы, учет положительных и отрицательных переживаний учащихся; предпочтительное использование активных методов, моделирующих жизненные ситуации. Важнейший тезис Дженни Роджерс — центром обучения является взрослый.

Наши отечественные андрагоги также ориентируются на субъектную позицию взрослого учащегося в учебном процессе и адаптируют в российских условиях сформулированные нашими западными коллегами и проверенные временем принципы образования взрослых. При общей созвучности этих позиций можно выделить то, что обогатило андрагогику, внеся в нее новые грани понимания сути образования взрослых. Например: принцип контекстности обучения (А. А. Вербицкий), предполагающий учет социокультурных условий жизни и деятельности взрослых, или принцип элективности

обучения, т. е. избирательности, предоставления свободы выбора учащемуся всех компонентов учебного процесса: целей, содержания, форм и т. д. (С. И. Змеев).

Обобщая опыт осмысления принципов обучения взрослых, позволим себе процитировать андрагогические принципы, предложенные С. И. Змеевым. Полагаем, что это наиболее полный и адаптированный к реалиям современной жизни перечень основных позиций, на которых сегодня строится образование взрослого человека в России.

  • 1. Принцип самостоятельности обучения.
  • 2. Принцип совместной деятельности обучающегося с членами группы и преподавателем в процессе обучения.
  • 3. Принцип опоры на опыт обучающихся (бытовой, социальный, профессиональный) в качестве одного из источников обучения.
  • 4. Принцип индивидуализации обучения, основанный на разработке обучающимся индивидуальной программы обучения, ориентированной на конкретные образовательные потребности и цели обучения и учитывающей опыт и уровень подготовки обучающегося.
  • 5. Принцип системности, предусматривающий соблюдение соответствия цели, содержания, форм и методов обучения, оценивания его результатов.
  • 6. Принцип контекстности обучения, направленный на решение жизненно важных для обучающегося целей на основе учета разнообразных условий деятельности (социальных, профессиональных, бытовых, временных и т. д.).
  • 7. Принцип актуализации результатов обучения, предполагающий безотлагательное применение на практике приобретенных знаний, умений, навыков и качеств.
  • 8. Принцип элективности, предусматривающий предоставление обучающемуся определенной свободы выбора целей, содержания, форм, методов, места обучения, оценивания его результатов.
  • 9. Принцип развития образовательных потребностей.
  • 10. Принцип осознанности обучения, предусматривающий осмысление участниками образовательного процесса всех параметров процесса обучения[5].

Обращаясь к деятельности высших народных школ в современной России, возьмем за основу именно эти десять андрагогических принципов и исследуем пути их реализации в практике неформального образования взрослых. Обращает на себя внимание то, что в данной классификации принципов образования взрослых первые четыре принципа показывают разные грани одного явления: субъектной позиции обучающегося в учебной и досуговой деятельности. Думается, стоит сделать акцент на некоторой специфике отечественных школ — выше мы уже отмечали, что их целевой группой являются в основном люди пожилого возраста. Школы ориентированы на поддержку людей старшего поколения в процессе их адаптации к сложным социально-экономическим реалиям российского общества. Кроме того, они решают важнейшую задачу преодоления возрастного кризиса, сопряженного с чувством одиночества, нево-стребованности, переживанием очевидных физических изменений. Остановимся подробнее на реализации в ВНШ каждого из выделенных выше принципов образования взрослых.

1. Принцип самостоятельности. Все ныне действующие российские высшие народные школы самостоятельны в выборе своего образовательного маршрута. Более того, одним из главных ориентиров является формирование ответственной, самостоятельной личности слушателя школы. Являясь инициативой общественности, народные школы строят свою образовательную деятельность исключительно на демократических основах. С самого начала, с первых организационных встреч ставится задача формирования актива из числа слушателей, способного взять на себя решение целого комплекса проблем, затрагивающих как организационные, так и содержательные аспекты деятельности школы. Модель высшей народной школы г. Санкт-Петербурга, которая получила распространение в ряде регионов России, предполагает создание совета самоуправления, выбор старост в учебных группах. В деятельности школы основной объем работы осуществляется на волонтерской основе. В программе курсы, клубы и секции, которые выбраны или предложены самими слушателями. Более того, значительная часть курсов преподается слушателями школы.

Фрагмент интервью с Инной Петровной 3., автором курса «Страноведение», слушателем ВНШ при РОО «Дом Европы в Санкт-Петербурге» с 2000 г.:

Это закономерный сценарий развития событий. Высшая народная школа дает человеку новый шанс в жизни, создает условия для реализации его творческих устремлений, актуализирует богатейший жизненный опыт. Состав слушателей школы разнообразен, поскольку включает в себя представителей самых разных сфер деятельности. Это является мощным ресурсом для формирования учебных и досуговых программ, опытный руководитель обязательно будет его использовать. В результате в каждой высшей народной школе есть свои эксклюзивные наработки. При абсолютной самостоятельности в выборе своего образовательного пути слушатели самостоятельны и свободны в выборе сферы своей оптимальной самореализации.

2. Принцип совместной деятельности обучающегося с членами группы и преподавателем в процессе обучения. Важнейшей особенностью высшей народной школы является дух коллективизма (или соборности?). В отличие от любых семинаров или курсов, организуемых для взрослых, где участники так и остаются «попутчиками» на короткий отрезок времени, в народной школе создаются прочные дружеские связи, возникают группы единомышленников, каждый чувствует свою личную причастность к делам школы.

Фрагмент интервью с Верой Павловной Ф., заведующей учебной частью Высшей народной школы при РОО «Дом Европы в Санкт-Петербурге»:

Вопрос: Вера Павловна, вы у истоков были, давайте вспомним, как все начиналось, как людей собрали? Как темы определялись, как это происходило?

Ответ: Мы провели работу, заполнили анкеты, познакомились со слушателями. Выяснили их направления, интересы. Интересно, оказалось, те, кто технари все, они кинулись в искусство, и наоборот. В основном интересовались вопросами искусства... То есть определились какие-то направления. Получилось, что многие люди потихоньку взяли на себя руководство секциями. Например, слушатель интересуется вопросами поэзии, она сначала как староста этого направления работала, а потом взялась руководить. Руководитель готовит обычно какую-то тему. Все распределяется. Есть актив клуба, который готовит встречи.

«Взаимодействие» в Высшей народной школе — одно из ключевых понятий. Здесь нет административных рамок, принуждения, люди изначально обо всем договариваются. Вот, например, как распределились функции между создателем ВНШ г. Санкт-Петербурга Н. П. Литвиновой и завучем школы:

3. Принцип опоры на опыт обучающихся. Спецификой образования взрослых, безусловно, является богатый жизненный опыт обучающихся. Именно он является основой мотивации к учебе и тем достоянием, которое каждый готов приумножить и которым, как правило, хочет поделиться с другими. Вот как оценивает роль опыта в деятельности школы Н. А. Яковлева, стоявшая у истоков создания ВНШ Алтая (Алтайский государственный университет):

В работе ВНШ есть огромный элемент творчества. Люди образованные, имеющие опыт большой в разных сферах. Зачастую управленческих. Они сами выражали желание сотрудничать, составлять планы, свои связи подключать. Сделаем это, откроем то... «Я работала секретарем в администрации. Я могу помочь...» и т. д. Так много интересных проектов! Здесь тоже огромный резерв, который не требует больших вложений, а требует просто поддержки организационной. То есть дайте помещение людям, дайте возможность им где-то встречаться. Они могут, опираясь на свой опыт, горы свернуть.

вания его результатов. ВНШ является моделью неформального образования взрослых. В нашем российском опыте ее обучающиеся — это люди третьего возраста. Особенность данной возрастной группы — это остро заявляющая о себе проблема социализации человека в новой для него социальной роли: пенсионера. Человеку предстоит сделать выбор: он живет или доживает? Научно доказано (Т. М. Кононыгина, Н. П. Литвинова, Г. С. Сухобская и др.), что пожилой человек обладает достаточно высоким потенциалом для познания, художественного творчества, активной общественной деятельности. Целью является успешная социализация человека третьего возраста в новой для него социальной ситуации. Цель определяет содержание деятельности (функциональная грамотность, компенсация психологических знаний, актуализация собственного жизненного, профессионального опыта, ориентация на активное долголетие и т. д.), предполагает консолидацию усилий и организаторов школы и самих слушателей для создания социально-педагогической среды, соответствующей совместному решению выявленных проблем. Формы и методы работы, безусловно, опираются на активность слушателей. А оценкой качества являются: устойчивый состав обучающихся в школе, рост и проявление их активности в когнитивной, эмоциональной, коммуникативной сферах. Главный результат — это успешная третичная социализация и, как следствие — активное долголетие слушателей.

  • 6. Принцип контекстности обучения. Суть этого принципа очень точно изложена С. Г. Вершловским. Ученый пишет, что кон-текстность образования взрослых «требует от преподавателя умения “придать” индивидуальному “запросу” более широкий смысл. Речь идет, по существу, о способности преподавателя интерпретировать вопрос, реплику слушателя таким образом, чтобы она содействовала более глубокому пониманию личных, профессиональных или социальных проблем не только одним человеком, но и аудиторией в целом. В этом случае возникают дополнительные возможности удовлетворить явные или скрытые потребности взрослых учащихся».
  • 7. Принцип актуализации результатов обучения. Взрослый учащийся достаточно четко представляет, какими должны быть результаты его обучения. Причем он ориентируется на безотлагательное применение на практике полученных в ВИШ знаний. Опыт показывает, что все курсы, которые предлагают для них организовать слушатели, являются практико-ориентированными. Если это психология, то обязательно с выходом на взаимоотношения с близкими, если это финансовая грамотность, то с конкретными примерами и профилактикой возможных финансовых рисков, если посещение театра, выставки, то обязательно с последующим обсуждением и возможностью высказать свое мнение. Сама ситуация погружения взрослого человека в мир новой, современной информации позволяет не только обогатить круг общения, но и сделаться интересным собеседником для своих близких, друзей. Слушатель школы всегда является носителем новой и актуальной информации.
  • 8. Принцип элективности. Данный принцип, предполагающий свободу выбора целей, содержания, форм, методов, источников, средств, сроков, времени, места обучения, оценивания результатов обучения, реализуется в ВНШ в полной мере. Он вытекает из субъектной позиции слушателя. В каждой народной школе, действующей в современной России, взрослым обучающимся предлагается большой выбор программ. В расписание входят как общие лекции, так и групповые и индивидуальные занятия. Все по выбору и часто по инициативе слушателей.
  • 9. Принцип развития образовательных потребностей. Дискуссия о том, что должно быть приоритетным в образовании взрослых: удовлетворение запросов учащихся или предложение им развивающих курсов со стороны преподавателя, т. е. некоторое навязывание им информации с целью их дальнейшего роста и совершенствования, — продолжается. Думается, здесь уместен разумный компромисс, и он в практике ВНШ найден. Как уже отмечалось выше, образовательные потребности слушателей исследуются и учитываются руководителями школы. Однако получение новой, ранее недоступной информации формирует и новые образовательные запросы. Следовательно, постоянное повышение планки и движение вперед необходимы. Это объективный процесс, который протекает и развивается в ВНШ естественным образом, поскольку круг преподавателей, как правило, расширяется, открывая доступ к новой информации.
  • 10. Принцип осознанности обучения. Осознанное, ответственное отношение взрослого обучающегося ко всему происходящему в ВНШ, предполагает постоянное осмысление им учебной ситуации и своих действий в ней. В народной школе организации обратной связи со слушателями всегда уделяется самое серьезное внимание. Эта связь осуществляется через актив, который анализирует учебный процесс совместно с руководством школы, доводя до него информацию о степени удовлетворенности уровнем преподавания учебных курсов. Кроме этого, рефлексивный анализ проводится в непосредственном общении слушателей с преподавателем, через анкетирование, выпуск газеты и т. д.

Подводя краткий итог исследованию реализации основных принципов образования взрослых в практике высших народных школ, заметим, что все принципы успешно реализуются и региональная специфика не меняет их сути. ВНШ как самобытная модель андра-гогического взаимодействия, ориентированная на саморазвитие личности взрослого человека, постепенно укрепляет свои позиции в российском образовательном пространстве.

Для нашего отечественного образования сама по себе деятельность ВНШ является безусловной инновацией. И то, что эта «школа для жизни» благодаря общественной инициативе пробивает себе дорогу, на деле реализуя принципы гуманной педагогики, которые все еще пока только декларируются, но никак не приживаются в системе формального российского образования, уже заслуживает внимания.

В ходе изучения опыта народных школ России, выбранных в качестве кейс-стади (ВНШ г. Санкт-Петербурга, Барнаула, Владивостока, Иркутска, с. Михайловского), выявились их общие черты: неформальный, эвристический характер образования; наличие яркого самоотверженного лидера во главе; актуализация творческого потенциала, профессионального, жизненного опыта взрослых учащихся; волонтерский характер деятельности преподавателей; правовая, финансовая неопределенность; функционирование ВНШ как саморазвивающейся системы.

В рамках данного анализа (конечно, не исчерпывающего суть и специфику такого самобытного феномена, как ВНШ) определились наиболее распространенные модели высших народных школ, рожденных российской социально-педагогической практикой:

  • первая — действует при общественной организации и опирается на возможности социума, живет благодаря сложившейся социальной сети (ВНШ г. Санкт-Петербурга);
  • вторая — функционирует как структурное подразделение университета, открывает свои филиалы в филиалах университета (ВНШ г. Барнаула и Владивостока);
  • третья — выступает как один из элементов образовательного комплекса на селе, включающего лицей, филиал университета, ВНШ (ВНШ с. Михайловского, Алтайский край);
  • четвертая — представляет собой сетевой проект, действующий на базе вуза, включающий в себя филиалы, расположенные как в городе, так и в сельской местности, опирается на поддержку широких слоев общественности и местные органы самоуправления (ВНШ г. Иркутска).

Все эти модели жизнеспособны и эффективно решают свои образовательные задачи. Содержание образовательной деятельности народных школ при всем тематическом многообразии можно структурировать, выделив ключевые направления. Проведем краткий анализ образовательных программ, реализуемых в настоящее время в высших народных школах.

  • [1] Гордина О. В. Народная школа: ретроспектива, экстраполяция в современное социальное пространство Сибири : монография. Иркутск : ВСГАО, 2014. 2 Высшие народные школы в образовательном пространстве современной России: вопросы теории и практики.
  • [2] Лонструп Б. Учим взрослых с любовью. Псков : Adult Learning for Local Action, 1998. C. 3.
  • [3] Вершловский С. Г. Гуманистический смысл образования // Гуманитарная культура как фактор преобразования России : материалы ежегодной междунар. науч.-практ. конф. (Санкт-Петербург, 20—21 мая 1999 г.) / сост. и науч. ред. В. Е. Трио-дин. СПб. : СПбГУП, 2000. С. 45. 2 Митина А. М. Дополнительное образование взрослых за рубежом: концептуальное становление и развитие. М. : Наука, 2004. С. 224.
  • [4] Марселло Г. Продолженное образование: основы. Wisconsin : LERN Books, 2009. С. 18.
  • [5] Змеев С. И. Основы андрагогики. С. 93.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >