ПРОИЗВОДСТВО ПО ДЕЛАМ, СВЯЗАННЫМ С ИСПОЛНЕНИЕМ СУДЕБНЫХ АКТОВ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ

Место исполнительного производства в системе российского законодательства

Проблема определения отраслевой принадлежности положений законодательства об исполнении судебных постановлений уже довольно давно исследуется в рамках науки гражданского и арбитражного процессуального права. До недавнего времени преобладало мнение, получившее широкое распространение с середины XIX в. и поддерживаемое большинством отечественных ученых, согласно которому исполнительное производство представляет собой завершающую стадию арбитражного и гражданского процессов.

В последние годы вопросы исполнительного производства вышли за рамки только науки гражданского и арбитражного процессуального права, что связано с изменениями в гражданском и арбитражном процессуальном законодательстве, с принятием Законов об исполнительном производстве 1997 и 2007 гг., Федерального закона от 21.07.1997 № 118-ФЗ "О судебных приставах" и других нормативных актов. В результате их принятия большинство правовых норм, регулирующих порядок исполнения судебных постановлений, перенесено в специализированные нормативные акты, а служба судебных приставов из ведения судов передана в подчинение органа исполнительной власти – Министерство юстиции РФ.

Это привело к появлению различных точек зрения как относительно отдельных положений законодательства, регулирующих данную сферу деятельности, так и вообще об отраслевой принадлежности исполнительного производства.

Многие правоприменители и авторитетные ученые (А. Т. Боннер, М. С. Шакарян, Д. М. Чечот, А. К. Сергун, Л. Ф. Лесницкая и др.) продолжают считать исполнительное производство завершающей стадией арбитражного и гражданского процессов, приводя в поддержку данной позиции следующие основные аргументы:

  • 1) одним из субъектов исполнительного производства является суд, обладающий обширными полномочиями при исполнении судебных постановлений и постановлений иных органов;
  • 2) исполнительное производство основано практически на тех же принципах, что и гражданское судопроизводство;
  • 3) в исполнительном производстве отсутствует самостоятельный объект правового регулирования. Общественные отношения, складывающиеся в процессе исполнения судебных постановлений, вторичны по отношению к процессуальным и имеют вспомогательный характер;
  • 4) на этом этапе происходит реальная защита прав и законных интересов лиц. В связи с чем, по мнению Европейского Суда по правам человека, "исполнение судебного решения, принятого любым судом, должно, рассматриваться как составляющая “судебного разбирательства” по смыслу статьи 6 Конвенции о защите прав человека"[1].

Сторонники того, что исполнительное производство – это часть административного права (Ю. А. Попова, И. И. Стрелкова, Я. П. Горбунова и др.), указывают на то, что судебный пристав-исполнитель наделен властными полномочиями по отношению к сторонам исполнительного производства, а служба судебных приставов относится к исполнительной власти.

Существует также мнение, что "полномочия по исполнению судебных постановлений – это своеобразная “пограничная” зона взаимодействия исполнительной и судебной ветвей власти, где строго формальный подход теории разделения властей нецелесообразен как с практической стороны, так и не применим с теоретических позиций. Эта концептуальная предпосылка требует предусмотреть в законодательстве обоснованное совместное участие обеих ветвей власти в исполнительном производстве"[2].

И наконец, в последние годы получила развитие точка зрения, согласно которой порядок исполнения судебных постановлений регламентируется нормами самостоятельной отрасли – исполнительного права. Сторонниками данной концепции являются М. К. Юков, О. В. Исаенкова, В. М. Шерстюк, В. В. Ярков, Д. X. Валеев и др. Названные ученые обращают внимание на то, что в соответствии с нормами Закона об исполнительном производстве исполняются не только акты судов, но и других органов исполнительной власти, комиссий по трудовым спорам, нотариусов и др. Кроме того, в процессе исполнения судебных постановлений между участниками складываются правоотношения, различные по своей отраслевой принадлежности: гражданские и арбитражные процессуальные, административные и др.

По мнению сторонников самостоятельности исполнительного права как отрасли, оно имеет свой предмет – урегулированные нормами права действия и правовые связи субъектов исполнительного производства, складывающиеся в процессе принудительной реализации юрисдикционных актов и направленные на реализацию установленных исполнительным законодательством прав этих субъектов. Ему присущ свой метод, оно имеет свою нормативную базу, специфические принципы, субъектный состав, специфическую ответственность за нарушение норм исполнительного законодательства[3].

Таким образом, каждая из представленных позиций относительно места законодательства об исполнении судебных постановлений в системе российского права представлена в теории самыми авторитетными учеными. Сторонники каждой из приведенных точек зрения приводят в обоснование своих позиций весомые аргументы. Со своей стороны мы считаем возможным в рамках данного пособия не преподносить ни одну из них в качестве единственно верной. При этом с учетом обозначенных тенденций ограничимся только описанием роли арбитражного суда при исполнении судебных актов, так как правоотношения с его участием, без сомнения, входят в предмет арбитражного процессуального права.

Арбитражный суд обладает широкими полномочиями в сфере исполнительного производства, которые классифицируются по различным основаниям. Например, в зависимости от целевой направленности их можно подразделить на полномочия, связанные с выдачей исполнительных документов; движением исполнительного производства; предоставленные суду для исправления выявленных при исполнении недостатков собственного решения; по контролю за деятельностью судебного пристава-исполнителя[4]. Полномочия арбитражного суда могут разграничиваться в зависимости от стадий исполнительного производства[5].

Полномочия арбитражного суда можно классифицировать и в зависимости от того, осуществляются ли им функции предварительного или последующего судебного контроля за действиями и решениями участников исполнительного производства[6].

Деление полномочий арбитражного суда в исполнительном производстве на виды по последнему основанию представляется нам наиболее удобным для изложения учебного материала в настоящем пособии. В связи с этим необходимо добавить, что целью осуществления предварительного контроля является обеспечение нормального и своевременного процесса исполнительного производства, организация исполнения вынесенных судебных актов. Осуществляются полномочия данной группы арбитражного суда в рамках производства по делам, связанным с исполнением судебных актов арбитражных судов. Оно регламентируется разд. VII АПК РФ, а также положениями ряда статей Закона об исполнительном производстве. Целью последующего судебного контроля является проверка законности действий судебного пристава, а также защита прав должника, взыскателя и иных лиц, если их права были нарушены в ходе исполнительного производства. Полномочия указанной группы реализуются судом в рамках традиционных видов арбитражного судопроизводства, связанных с рассмотрением дела по существу: искового и производства по делам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений.

  • [1] См.: Постановление Европейского Суда по правам человека от 7 мая 2002 г. по делу Бурдов (Burdov) против России (жалоба № 59498/00) // Российская газета. 4 июля 2002. № 120.
  • [2] Малешин Д. Я. Исполнительное производство (функции суда). М., 2005. С. 9.
  • [3] См.: Исаенкова О. В. Исполнительное право в Российской Федерации: особенности становления и перспективы развития. М., 2007. С. 90–187.
  • [4] Гражданский процесс: учеб. / под ред. М. К. Треушникова. М., 2003. С. 554.
  • [5] См.: Малешин Д. Я. Указ. соч. С. 106–181.
  • [6] См.: Решетникова И. В., Ярков В. В. Гражданское право и гражданский процесс в современной России. М., 1999. С. 206.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >