РАЦИОНАЛИЗМ И ЭМПИРИЗМ В ТЕОРИИ ПОЗНАНИЯ НОВОГО ВРЕМЕНИ

Основные направления метафизики Нового времени

Наука находится в центре внимания главных философских направлений XVII–XVIII вв., служащих фундаментом, на котором в XIX– XX вв. строится философия науки. Основные области философии этого времени – онтология и гносеология. Онтология (от греч. ontos – сущее и logos – слово, понятие, учение) – "учение о бытии как таковом", "знании об истинно существующем", раздел философии, изучающий фундаментальные принципы бытия, наиболее общие сущности и категории сущего" [7, с. 458]. Гносеология (позже стал употребляться термин "эпистемология") – в переводе с греческого "теория познания", "раздел философии, в котором изучаются проблемы познания и его возможностей, отношения знания к реальности" [13, с. 678]. Эти две области философии тесно связаны с понятием метафизики, которое будет нам часто встречаться. Метафизика (от греч. ta meta ta physika после физики) – наука о сверхчувственных (доступных лишь разуму) принципах и началах бытия. Это понятие появляется в связи с систематизацией произведений Аристотеля. "Аристотель, – пишет А. Л. Доброхотов, – построил классификацию наук, в которой первое по значению и ценности место занимает наука о бытии как таковом и о первых началах и причинах всего сущего, названная им “первой философией”... В отличие от “второй философии” или физики “первая философия” (названная впоследствии метафизикой) рассматривает бытие независимо от конкретного соединения материи и формы... Метафизика, по Аристотелю, является самой ценной из наук, существуя не как средство, а как цель человеческой жизни и источник наслаждения. Античная метафизика явилась образцом метафизики вообще... Основная черта метафизики Нового времени – сосредоточенность на вопросах гносеологии, превращение ее в метафизику познания (в первую очередь естественнонаучного. – А. Л.) (в Античности и Средние века она была метафизикой бытия)" [7, с. 362].

В метафизике Нового времени выделяются две пары противостоящих друг другу направлений: в гносеологии – рационализм и эмпиризм, в онтологии – органицизм и механицизм.

Основы механицизма (по сути – физикализма) были четко сформулированы великим французским математиком и физиком П. Лапласом. Эта позиция имеет несколько аспектов. Во-первых, всеобщий детерминизм, отрицающий свободную волю: "Всякое имеющее место явление связано с предшествующим... мы должны рассматривать настоящее состояние Вселенной как следствие ее предшествующего состояния и как причину последующего", "Воля, самая свободная, не может породить эти действия без побуждающей причины" (по сути, здесь все живое сводится к сложной машине, предполагающей в качестве источника активности некую внешнюю силу). Во-вторых, – отрицание случайности – случайность есть "лишь проявление неведения, истинная причина которого – мы сами" [11, с. 8-9].

Но самая главная для нас черта механицизма – редукционизм, сведение всего к механике (в XIX в. – классической). Суть этого редукционизма и одновременно отношение к этому физиков очень ярко выразил видный физик и философ конца XIX в. Э. Мах: "Как бы вдохновенным тостом, посвященным научной работе XVIII столетия, – говорит он, – звучат часто цитируемые слова великого Лапласа: “Интеллект, которому были бы даны на мгновение все силы природы и взаимное положение всех масс и который был бы достаточно силен для того, чтобы подвергнуть эти данные анализу, мог бы в одной формуле представить движения величайших масс и мельчайших атомов; ничего не было бы для него неизвестного, его взорам было бы открыто и прошедшее, и будущее”. Лаплас разумел при этом, как это можно доказать, и атомы мозга... В целом идеал Лапласа едва ли чужд огромному большинству современных естествоиспытателей..." [ 15, с. 153]. Действительно, лапласовскую редукционистскую логику, основанную па тезисе "все состоит из атомов, атомы подчиняются физическим законам, следовательно, все должно подчиняться физическим законам" (для Лапласа – законам динамики и тяготения Ньютона), в XX в. на основе законов квантовой механики почти слово в слово воспроизводят Э. Шрёдингер и многие другие великие физики XX в. (см. параграф 15.4).

Подобный физикалистский взгляд, как правило, предполагает элементаристскую парадигму, согласно которой свойства целого (или системы) определяются свойствами его элементов (атомов) и их взаимодействий. Холистский (от англ. whole – целый) подход, с его центральным тезисом о том, что свойства целого могут не сводиться к свойствам его элементов (или даже определяться им), указывает на наличие качественных границ между физикой, биологией, антропологией.

В основании органицизма лежит центральное для биологии понятие организма (см. гл. 18). По оно развито несравненно слабее, чем понятие механизма, и тем более – понятия физической механики или физики. В качестве важного отличия живого организма от механизма является то, что организм есть целое, которое предполагает источник активности внутри себя.

В мировоззрении ученых-естественников XVII–XX вв. преобладают эмпиризм и механицизм, хотя в начале и в конце XX в. имеет место возрастание интереса к рационализму и органицизму.

Главное отличие рационализма от эмпиризма состоит в следующем. Рационалисты (Р. Декарт, Г. Лейбниц, Б. Спиноза) полагают, что исходным пунктом для построения научного знания являются идеи разума, а основным методом – дедукция. Эмпири(ци)сты (Ф. Бэкон, Дж. Локк, Дж. Беркли, французские материалисты, Д. Юм) считают, что исходным пунктом для построения научного знания является опыт, а основным методом – эмпирическая индукция (Ф. Бэкон) или преобразования простых идей в сложные (Дж. Локк).

Теория познания и сама наука рождались в XVII в. в "напряженном поле между догматизмом схоластики (а также новых реформационных религиозных доктрин) и скептицизмом “пирроников”" [8, с. 181]. В результате в опытных науках место абсолютной достоверности, соответствующий аристотелевско-схоластическому идеалу cpisteme, scientia занимает "моральная" достоверность, понятие которой "пришло в натуральную философию XVII в. из теологии", где оно "означало высшее состояние личной убежденности человека в истинности данного положения (ср. с лютеровским "На том стою и не могу иначе")" [8, с. 176].

Теперь рассмотрим вкратце позиции тех и других.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >