Мультипарадигмальный характер современной политической социологии

Парадигма политического поля стала еще одним достижением в развитии политической социологии. Как писал А. де Токвиль в середине XIX в., "совершенно новому миру необходимы новые политические знания"[1]. Социальные изменения второй половины XX столетия потребовали от социологии создания новых подходов в их интерпретации. Нарастание рыночных тенденций в политике стало общемировым явлением. В западной теоретической социологии уже давно сложилась традиция анализа политики в логике спроса и предложения.

В свое время еще представители Франкфуртской школы в начале 1960-х гг. обратили внимание на феномен развития в западном обществе культурной индустрии в качестве результата демократизации культуры и коммуникации. В работах Ю. Хабермаса была представлена концепция, описывающая активность участников избирательного процесса как разно видности деятельности по продаже товаров и услуг[2]. Позже в работах французского социолога П. Бурдье была представлена оригинальная концепция поля политики, в основе которой положен маркетинговый принцип[3].

Теория поля П. Бурдье в определенном смысле продолжает традиции П. Сорокина, касающиеся, в частности, проведения различий между физическим и социальным пространством.

П. Бурдье представляет социальное пространство в качестве многомерного и открытого ансамбля относительно автономных полей (экономического, культурного, политического, социального) борьбы социальных агентов за доминирующие позиции. П. Бурдье считал существенным недостатком марксистской теории сведение социального мира к одному лишь экономическому полю и игнорирование позиций, которые занимают социальные агенты в различных полях. Вместе с тем он признавал, что в ансамбле полей есть своя иерархия и в ней экономическое поле занимает особую позицию – оно стремится навязать свою структуру другим полям.

Агенты и группы агентов определяются по их относительным позициям в социальном пространстве. Социальные позиции агентов зависят как от общей величины капитала, которым они обладают, так и от сочетания капиталов в различных полях. Капитал дает шанс агентам в данный момент времени установить власть над полем и заодно над механизмами воспроизводства благ и порядком их распределения.

Поле политики является одним из основных полей борьбы за власть, имеющим свои характерные особенности. Бурдье представляет его как рынок, в котором осуществляются производство, спрос и предложение особого товара – политических партий, программ, мнений, доминирующих и доминируемых позиций.

"Политическое поле, – писал Бурдье, – понимаемое одновременно как поле сил и поле борьбы, направленной па изменение соотношения этих сил, которое определяет структуру поля в каждый данный момент, не есть государство в государстве: влияние на поле внешней необходимости дает о себе знать посредством той связи, которую доверители, в силу своей дифференцированной отдаленности от средств политического производства, поддерживают со своими доверенными лицами, а также посредством связи, которую эти последние в силу их диспозиций поддерживают со своими организациями. По причине неравного распределения средств производства того или иного в явном виде сформулированного представления о социальном мире, политическая жизнь может быть описана в логике спроса и предложения: политическое поле – это место, где в конкурентной борьбе между агентами, которые оказываются в нее втянутыми, рождаются политическая продукция, проблемы, программы, анализы, комментарии, концепции, события, из которых и должны выбирать обычные граждане, низведенные до положения “потребителей” и тем более рискующие попасть впросак, чем более удалены они от места производства"[4].

Согласно П. Бурдье, исследование ноля политики обязательно должно включать рассмотрение условий доступа к политической практике и ее осуществлению. Поле политики оформляется различиями активных характеристик агентов, которые придают их обладателям власть в ноле (способность действовать эффективно) и являются собственно видами власти в этом поле. Каждая политическая позиция описывается специфическими сочетаниями этих характеристик, определена отношениями с другими позициями. Все в поле политики – позиции, агенты, институты, программные заявления, комментарии, манифестации и т.д. – может быть понято исключительно через соотнесение, сравнение и противопоставление, через анализ борьбы за переопределение правил внутреннего деления поля.

Завершая изложение темы, можно констатировать, что развитие политической социологии прошло несколько периодов, в каждом из которых доминировали те или иные парадигмы. Общей тенденцией развития политической социологии, как и общей социологии, является переход от методологического монизма к умеренному плюрализму.

На современном этапе политическая социология представляет собой достаточно дифференцированную область знаний, включающую в себя различные парадигмы анализа и восприятия политической действительности, что позволяет говорить о мультипарадигмальном периоде ее развития. Существование определенного множества научных парадигм отражает объективный процесс повышения уровня сложности происходящих политических процессов и явлений, научное объяснение которых сегодня, но всей видимости, очень сложно дать, исходя из какой-либо одной теории. Поэтому знание различных теорий и методов исследования политики остается необходимым условием получения профессионального образования, своеобразным тестом на принадлежность к профессиональному сообществу.

  • [1] Токвиль А. де. Демократия в Америке. М., 1992. С. 20.
  • [2] Habermas J. The Structural Transformation of the Public Sphere. Cambridge, 1989.
  • [3] Бурдье II. Социология политики. Μ., 1993.
  • [4] Там же. С. 181-182.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >