Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Социология arrow Политическая социология

Общественные движения как тип коллективного действия

Одним из основных современных подходов западных исследователей к теоретическому анализу общественных движений является теория социального действия. Научные предпосылки теории были заложены еще в 1950-х гг. историческими социологами. В процессе изучения истории политического протеста в Европе они пришли к выводу, что бунты и восстания есть не только иррациональная форма стихийного протеста, но и рациональная форма действия социальных групп в условиях неэффективности функционирования устаревших политических институтов, которая нередко заканчивалась заключением сделки с правительством и созданием новых институтов. Движения в современном демократическом обществе нс есть некая аномалия, проявление иррационального, спонтанного, нетипичного, а представляют собой неотъемлемую часть общественно-политической жизни, еще одного актора социальных изменений, точно такого же, как и, например, политические партии, только отличающегося от них формой существования, организационной структурой, способами и методами действий.

В рамках данного подхода общественные движения рассматриваются уже не как форма коллективного поведения, а как тип коллективного действия. В отличие от спонтанности, стихийности коллективного поведения действие планируется, а следовательно – имеет рациональный характер. Рациональный характер общественных движений и преемственность между институциональными и внеинституциональными формами коллективного действия – вот основные принципиально новые подходы, которые открыли в социологии новые исследовательские горизонты.

Генезис общественных движений связан не столько с ростом социальной напряженности, абсолютной или относительной депривацией, сколько с существованием в обществе организационных и политических возможностей для проведения коллективных действий.

Эти возможности создаются в процессе становления и развития современного общества, изменения его социально-экономических и политических условий, организационных возможностей. Модернизация и урбанизация современного общества, формирование новых социальных классов и групп являются одними из важнейших внешних условий возникновения социальных движений.

Участие в общественных движениях сегодня принимают отнюдь не только деклассированные элементы или маргинальные группы, как это считалось в начале XX столетия, но и вполне социально благополучные группы. Следует отметить, что рост и развитие общественных движений происходит не только в бедных, но и в богатых странах. Уровень материального благосостояния и экономического развития является одним из важнейших условий формирования общественных движений. В богатых обществах, по мнению Дж. Маккарти и М. Залда, сектор общественных движений даже больше, чем в бедных. Правда, в них движения в основном носят реформаторский характер, а в бедных – революционный, радикальный.

Рост и развитие общественных движений тесным образом связаны с политическими изменениями, происходящими в обществе. Модернизация и демократизация политической системы создали благоприятные условия для возникновения и развития разнообразных движений. Сокращение числа закрытых политических систем и рост открытых и полуоткрытых являются важными условиями развития современных общественных движений. Благоприятная политическая среда, открытость современного государства к требованиям со стороны различных социальных групп оказывают стимулирующую роль на развитие социальных движений, черпающих в среде дополнительные ресурсы[1].

В качестве ресурсов, которые используют современные социальные движения, С. Тэрроу называет несколько характеристик политической системы.

  • 1. Степень открытости политической системы, проявляющаяся:
    • – в числе политических партий, фракций и групп, способных артикулировать и агрегировать социальные интересы и переводить их на политический язык и язык парламентской политики. Чем больше таких акторов, тем менее вероятно формирование общественных движений;
    • – уровне и масштабах разделения исполнительной и законодательной власти, практике реализации принципов парламентаризма. Подчинение исполнительной власти законодательной, как более чувствительной и зависимой от требований избирателей, благоприятствует формированию движений;
    • – характере и модели взаимодействия исполнительной власти и групп интересов. Чем больше каналов взаимодействий, чем доступнее они и центры принятия политических решений, тем меньше вероятность возникновения радикальных движений;
    • – наличии механизмов объединения и согласования требований, выдвигаемых различными политическими акторами и социальными субъектами. Открытость системы уменьшается, если в ней не сложились или не действуют механизмы формирования компромиссов и консенсуса.
  • 2. Степень стабильности расстановки политических сил, выражающаяся:
    • – в наличии или отсутствии в обществе социальных и политических расколов. Наличие расколов стимулирует развитие социальных движений;
    • – в согласии или разногласии во властных элитах. Конфликт внутри правящей элиты нередко толкает ее к поиску поддержки или союзников за пределами элитных групп – в массах. Располагая финансовыми и организационными ресурсами, отдельные фракции элиты вкладывают их в формирование социальных движений, нередко искусственно провоцируя недовольство;
    • – обострении или затухании социальных и, в частности, межнациональных конфликтов. Социальные или межнациональные конфликты усиливают мобилизацию граждан для участия в движениях, создают благоприятные условия для их роста;
    • – степени электоральной стабильности как одного из характерных индикаторов политической стабильности. В демократических режимах степень электоральной стабильности является чуть ли нс решающей для судеб движений. Нестабильность в политических предпочтениях избирателей заставляет политические партии, особенно в преддверии выборов, искать союзников вне политической системы – на улицах, среди участников движений. Опасаясь утраты легитимности, часть политической элиты склонна признать близкие им по духу общественные движения и выдвигаемые ими требования. В периоды политических кризисов и во время предвыборных кампаний власти более терпимы к коллективным действиям.
  • 3. Наличие союзников движения в рамках политической системы, определяющееся:
    • – степенью стабильности политической системы;
    • – заинтересованностью политических партий в союзе с социальным движением; сильные партии, как правило, не заинтересованы в поддержке социальных движений, в то время как слабые партии сами, скорее всего, не представляют интереса для движения;
    • – действующими правовыми нормами, регулирующими взаимодействие между движением, партиями, группами интересов и государственной властью. Действующие правовые нормы, например нормы избирательного права, могут содержать запрет на создание избирательных блоков с участием общественных движений[2].

Формирование и развитие общественных движений зависит также от организационных ресурсов, от степени развитости институтов гражданского общества. Наличие разнообразных структур гражданского общества, существующих независимо от государства, само по себе уже является ресурсом для движений. Организационная инфраструктура гражданского общества включает в себя институт церкви, институт общественного мнения, систему политических партий, профсоюзы, систему организации корпоративных интересов. Использование ресурсов, принадлежащих другим организациям, нередко является важным фактором существования движения. Организационная насыщенность и традиции создания и функционирования добровольных организаций, независимых от государства, создает благоприятную среду для формирования движений.

Относительно внутренней логики развития общественных движений среди социологов нет единства мнений. Одни склонны отождествлять движение и организацию и на этом основании описывать жизненный цикл движения по следующей схеме: "зарождение – развитие – расцвет – упадок". Другие считают эту схему искусственно выдуманной и утверждают, что движение никогда не бывает моносубъектным, а состоит из нескольких групп, имеющих разные ценности и преследующих разные цели. Но в интересах движения его лидеры поддерживают мнение о его сплоченности и единстве. Однако моносубъектный образ движения, по мнению американского социолога, политолога и историка Ч. Тилли, неприемлем для исследователя, который должен отдавать себе отчет в сложности этого типа коллективных действий.

Как считает Тилли, общественное движение развивается по трем независимым векторам: развиваются ценности – цели движения; изменяются группы – организационные структуры движения; меняются сами протестные действия, предпринимаемые движением. Логика развития движения как целого не тождественна развитию одной из его составляющих. Эта логика изоморфна политическому процессу. Так, в США тип электоральной системы во многом определяет ход развития любого движения. Движения рассматриваются политическими партиями как ресурс поддержки в избирательной борьбе. По мнению Тилли, американская политическая система создает предпосылки для трех основных сценариев развития общественных движений национального масштаба: распад движения; включение активистов движения в одну из политических партий (кооптация); создание групп давления, которые пытаются оказывать влияние на правительство и основные партии.

В странах с другим типом политической системы, где партии организованы по классовому принципу, как в Западной Европе, третий вариант маловероятен, но зато возможен другой путь – создание на базе движения новой политической партии (например, партия зеленых в ФРГ).

Исторический экскурс

Общественные движения в Европе всегда играли заметную роль в политической жизни региона. Одним из последних примеров может служить деятельность польского профсоюза "Солидарность", который стал ядром массового демократического антикоммунистического движения, приведшего в конечном счете к полной смене политической системы.

Когда 14 августа 1980 г. разразилась забастовка на Гданьской судоверфи, никто не предполагал, что вся Польша, а скоро вместе с ней и вся подавленная коммунистической диктатурой Европа выйдут на путь к свободе. Власть в странах "социалистического лагеря" была все еще очень сильной, а Советский Союз был одной из могущественнейших держав мира.

В ноябре 1980 г. Независимый самоуправленческий профсоюз "Солидарность" был окончательно легализирован судом.

Требования рабочих были достаточно умеренными. Направлены они были не на свержение сложившейся системы, а на ее реформирование. Ведь легализация свободных профсоюзов и создание органов рабочего самоуправления сами по себе не имели ничего общего с реставрацией капитализма. Однако причиной успеха была не умеренность требований.

Времена менялись. Движение продемонстрировало небывалую доселе массовость и организованность. "Солидарность" полюбили все. Антикоммунисты – за то, что она выступила против коммунистического режима. Левые – за то, что она являлась рабочей организацией, отстаивающей самоуправление трудящихся. Верующие – за католический дух. Светские либералы – за то, что католицизм не стал ее официальной идеологией.

4 июня 1989 г., когда представители "Солидарности" одержали историческую победу в первых свободных парламентских выборах, история Польши, Европы и всего мира быстро потекла в новом направлении.

В памятные дни "Осени народов" 1989 г. на улицах чешской Праги появились плакаты: "Польша – 10 лет, Венгрия – 10 месяцев, ГДР – 10 недель, Чехословакия – 10 дней". Автор этого плаката был прав. В Польше борьба за демократию и свободу, которую начала "Солидарность", продолжалось 10 лет, а в других странах стремление к демократии было реализовано быстрее.

После 1989 г. массовое движение "Солидарность", вышедшее на поверхность общественной жизни, уже не было стихийной рабочей организацией. Теперь им стали управлять профессиональные политики и функционеры. Последующая история "Солидарности", как часто бывает, представляла собой постепенное разрушение мифа 1980 г. Поддержанные "Солидарностью" правительства стали проводить неолиберальные реформы, от которых пострадало большинство населения, некогда с энтузиазмом поддержавшее создание свободного профсоюза. Разочарованные граждане обратились за поддержкой к бывшим коммунистам и "старым" профсоюзам – лишь для того, чтобы обнаружить, что они продолжают начатые реформы, только иными методами.

Польские события 1980 г. продемонстрировали возможности массового организованного движения в современном обществе, особенно в условиях неразвитости политических партий и формирующейся партийной системы.

  • [1] Патнэм Р. Чтобы демократия работала. Гражданские традиции в современной Италии. М., 1996.
  • [2] Патнэм Р. Чтобы демократия работала. С. 75–77.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы