Электоральное поведение в странах развитой демократии

Приведенные концепции электорального поведения неоднократно проверялись на значительных массивах эмпирических данных стран Западной Европы и США.

Социологические исследования, основанные на теории расколов, продемонстрировали значимость базовых социальных различий, оказывающих влияние на поведение избирателей.

Эмпирический анализ показал, что класс является одним из самых мощных оснований политического раскола в 1950–1960-х гг., определявших стабильность электорального поведения в Европе в этот период. Однако социальные перемены последующих десятилетий привели к появлению расколов, в основе которых лежат больше не классы и даже не социальные группы, а скорее ценности или идеологии. Переживаемый в 1970-х гг. странами развитой демократии кризис индустриального общества повлек за собой рост социальной и географической мобильности, усложнение социальной структуры общества, появление новых средних слоев.

Например, размер индекса классового голосования в Швеции, Великобритании и Австралии в последние десятилетия уменьшился почти наполовину, в Германии – более чем на две трети. Тенденция значительного снижения наблюдается в США на выборах в Конгресс.

Следовательно, начиная с середины 1980-х гг. трансляция социальных делений в политические оппозиции стала значительно слабее. Это дало основание Р. Ингельхарту утверждать, что структура расколов, лежащая в основе политических процессов в странах Запада, претерпела глубокие изменения за время после Второй мировой войны, так как произошел сдвиг ценностей индивидов от материальных к постматериальным. Исследование Р. Ингельхарта, посвященное ценностным ориентациям и смене ценностей западного общества, дает хорошую основу для объяснения того, почему растет влияние социотропной модели голосования и снижается влияние эгоцентрической. Постматериалисты преуспели в постановке нового набора проблем и создании политического измерения, которое пересекало традиционную ось "левые – правые". Как следствие, появились мощные новые политические организации (защитники окружающей среды, защитники мира, женские движения и т.д.), получающие поддержку на выборах в разных социальных группах. Для индивидов, принадлежащих среднему классу, которых привлекали политические программы, например защитников окружающей среды, классовая солидарность, естественно, становится менее значимой.

По этим причинам снижается и влияние партийной идентификации на электоральное поведение. Политические партии в Западной Европе ведут острую конкурентную борьбу с новыми социальными движениями за поддержку избирателей. Избиратель как потребитель имеет возможность выбрать на политическом рынке из множества предлагаемых товаров именно тот, который максимально удовлетворяет его индивидуальным потребностям. Поэтому традиционная партийная идентификация ослабевает. Эта тенденция особенно хорошо прослеживается в странах с бипартийной системой. Так, например, в США в 1960-х гг. количество твердых сторонников политических партий составляло 35–37%, а в 1980-х гг. снизилось до 23–25%. В Великобритании количество твердых сторонников в 1960-х гг. превышало уровень 40%, а к началу 1980-х гг. снизилось примерно наполовину.

На основе полученных данных большинство исследователей приходят к выводу о том, что в странах развитой демократии большинство избирателей придерживаются социотропной и ретроспективной модели экономического голосования.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >