К. Маркс[1], Ф. ЭНГЕЛЬС[2]. Немецкая идеология[3]

Предпосылки, с которых мы начинаем, – не произвольны, они – не догмы; это – действительные предпосылки, от которых можно отвлечься только в воображении. Это – действительные индивиды, их деятельность и материальные условия их жизни, как те, которые они находят уже готовыми, так и те, которые созданы их собственной деятельностью. Таким образом, предпосылки эти можно установить чисто эмпирическим путем.

Первая предпосылка всякой человеческой истории – это, конечно, существование живых человеческих индивидов. Поэтому первый конкретный факт, который подлежит констатированию, – телесная организация этих индивидов и обусловленное ею отношение их к остальной природе. Мы здесь не можем, разумеется, углубляться ни в изучение физических свойств самих людей, ни в изучение природных условий – геологических, орогидрографических, климатических и иных отношений, которые они застают. Всякая историография должна исходить из этих природных основ и тех их видоизменений, которым они благодаря деятельности людей подвергаются в ходе истории.

Людей можно отличать от животных по сознанию, по религии – вообще по чему угодно. Сами они начинают отличать себя от животных, как только начинают производить необходимые им жизненные средства – шаг, который обусловлен их телесной организацией. Производя необходимые им жизненные средства, люди косвенным образом производят и саму свою материальную жизнь.

Способ, каким люди производят необходимые им жизненные средства, зависит прежде всего от свойств самих жизненных средств, находимых ими в готовом виде и подлежащих воспроизведению.

Этот способ производства надо рассматривать не только с той стороны, что он является воспроизводством физического существования индивидов. В еще большей степени это – определенный способ деятельности данных индивидов, определенный вид их жизнедеятельности, их определенный образ жизни. Какова жизнедеятельность индивидов, таковы и они сами. То, что они собой представляют, совпадает, следовательно, с их производством – совпадает как с тем, что они производят, так и с тем, как они производят. Что представляют собой индивиды – это зависит, следовательно, от материальных условий их производства.

Это производство начинается впервые с ростом населения. Само оно опять-таки предполагает общение [Verkeh] индивидов между собой. Форма этого общения, в свою очередь, обусловливается производством.

Г. В. Плеханов. Основные вопросы марксизма[4]

ПЛЕХАНОВ Георгий Валентинович (1856–1918) – русский мыслитель марксистского направления и политический деятель.

Родился в небогатой помещичьей семье. Будучи студентом Горного института примкнул к революционным народникам, став одним из организаторов "Земли и воли". Вел революционную пропаганду среди рабочих. После своей знаменитой речи на демонстрации у Казанского собора в Петербурге (1876) был вынужден скрываться от властей. В 1880 г. эмигрировал за границу, где начат изучать марксизм и приобщился к социал-демократическому движению. Порвав с народничеством, в 1883 г. Плеханов стал одним из основателей первой русской социал-демократической организации – "Освобождение труда". В 1889 г. участвовал в создании II Интернационала.

Особую роль Г. В. Плеханов сыграл в распространении марксистских взглядов в России: он активно переводит на русский язык классические марксистские произведения, а также пишет самостоятельные работы, популяризирующие марксизм. Высокий авторитет Г. В. Плеханова как теоретика марксизма обеспечил ему одну из главных ролей в деятельности Российской социал-демократической рабочей партии (будущей коммунистической), созданной в 1898 г. Однако в полемике с В. И. Лениным по поводу характера первой русской революции (1905) и дальнейших задач пролетариата Г. В. Плеханов со своими сторонниками оказался в меньшинстве (в связи с чем партия раскололась на "меньшевиков" и "большевиков"), что существенно снизило его возможную роль в будущей практической реализации марксистских идей в России. Кроме работ с ярко выраженной политической составляющей, Г. В. Плехановым создано немало трудов по проблемам философии истории, эстетики, теории познания, истории общественной мысли России.

Основные труды: "Основные вопросы марксизма"; "К вопросу о развитии монистического взгляда на историю"; "О материалистическом понимании истории"; "К вопросу о роли личности в истории"; "Искусство и общественная жизнь".

VI

Приступая к материалистическому объяснению истории, мы прежде всего наталкиваемся, как мы видели, на вопрос о том, где лежат действительные причины развития общественных отношений. И мы уже знаем, что "анатомия гражданского общества" определяется его экономией. Но чем же определяется эта последняя?

На это Маркс отвечает так: "В общественном производстве своей жизни люди наталкиваются на известные, необходимые, от их воли не зависящие, отношения – отношения производства, которые соответствуют определенной ступени развития их материальных производительных сил. Совокупность этих отношений производства составляет экономическую структуру общества, реальную основу, на которой возвышается юридическая и политическая надстройка" [...].

Этим ответом Маркса весь вопрос о развитии экономии сводится, стало быть, к тому, какими причинами обусловливается развитие производительных сил, находящихся в распоряжении общества. А в этой своей последней форме он решается прежде всего указанием на свойства географической среды.

Уже Гегель в своей философии истории отмечает важную роль "географической подкладки всемирной истории". Но так как причиной всякого развития у него является в последнем счете идея, так как он только мимоходом и только во второстепенных случаях прибегал, как бы против воли, к материалистическому объяснению явлений, то высказанный им глубоко верный взгляд на великое историческое значение географической среды не мог привести его ко всем тем плодотворным выводам, которые из него вытекают. Эти выводы были сделаны в их полноте только материалистом Марксом [...].

Свойства географической среды определяют собою характер как тех предметов природы, которые служат человеку для удовлетворения его потребностей, так и тех, которые производятся им самим с той же целью. Там, где не было металлов, туземные племена не могли собственными силами выйти за пределы того, что мы называем каменным веком. Точно так же и для перехода первобытных рыболовов и охотников к скотоводству и земледелию нужны были соответствующие свойства географической среды, т.е. в данном случае – соответствующие фауна и флора. Л. Г. Морган замечает, что отсутствие способных к приручению животных в западном полушарии и специфические различия во флоре обоих полушарий причинили большие различия в ходе общественного развития их обитателей [...].

Уже на самых низших ступенях развития человеческие племена вступают во взаимные сношения, обмениваясь друг с другом некоторыми из своих произведений. Этим раздвигаются пределы географической среды, влияющей на развитие производительных сил каждого из этих племен, и ускоряется ход этого развития. Но понятно, что большая или меньшая легкость возникновения и поддержания подобных сношений также зависит от свойств географической среды: еще Гегель говорил, что моря и реки сближают людей, между тем как горы их разделяют. Впрочем, моря сближают людей только на сравнительно более высоких стадиях развития производительных сил; на более же низких – море, по справедливому замечанию Ратцеля, очень сильно затрудняет сношение между разделенными им племенами [...]. Но как бы там ни было, а несомненно, что чем разнообразнее свойства географической среды, тем благоприятнее она для развития производительных сил. "Не абсолютное плодородие почвы, – говорит Маркс, – а ее дифференцирование, разнообразие ее естественных произведений составляет естественную основу общественного разделения труда и заставляет человека, в силу разнообразия окружающих его естественных условий, разнообразить свои собственные потребности, способности, средства и способы производства" [...]. Почти слово в слово то же повторяет за Марксом Ратцель: "Главное дело не в наибольшей легкости добывания пищи, а в возбуждении известных наклонностей, привычек и, наконец, потребностей в человеке" [...].

Итак, свойства географической среды обусловливают собою развитие производительных сил, развитие же производительных сил обусловливает собою развитие экономических, а вслед за ними и всех других общественных отношений. Маркс поясняет это следующими словами: "В зависимости от характера производительных сил изменяются и общественные отношения производителей друг к другу, изменяются условия их совместной деятельности и их участие во всем ходе производства. С изобретением нового военного орудия, огнестрельного оружия, необходимо должна была измениться вся внутренняя организация армии, равно как и все те взаимные отношения, в которых стоят входящие в состав армии лица и благодаря которым она представляет собой организованное целое; наконец, изменились также и взаимные отношения целых армий" [...].

VII

Мы знаем теперь, что развитие производительных сил, определяющее собою в последнем счете развитие всех общественных отношений, определяется свойствами географической среды. Но, раз возникнув, данные общественные отношения сами оказывают большое влияние на развитие производительных сил. Таким образом, то, что первоначально является следствием, в свою очередь, становится причиной; между развитием производительных сил и общественным строем возникает взаимодействие, в различные эпохи принимающее самые разнообразные виды. Надо помнить также, что если данным состоянием производительных сил обусловливаются существующие в данном обществе внутренние отношения, то от того же состояния зависят, в конце концов, и его внешние отношения. Каждой данной ступени развития производительных сил соответствует определенный характер вооружения, военного искусства и, наконец, международного, точнее междуобщественного, т.е. между прочим, и междуплеменного права. Охотничьи племена не могут создавать крупных политических организаций именно потому, что низкий уровень их производительных сил вынуждает их, по образному древнерусскому выражению, разбредаться розно, небольшими общественными группами в поисках средств существования. А чем больше "разбредаются розно" эти общественные группы, тем неизбежнее становится разрешение, путем более или менее кровавой борьбы, даже таких ссор, которые в цивилизованном обществе легко могли бы быть решены в камере мирового судьи. [...]

Географическая среда имеет большое влияние не только на первобытные племена, но также и на так называемые культурные народы. "Необходимость установить общественный контроль над известной силой природы для ее эксплуатации в больших размерах, для ее подчинения человеку посредством организованных человеческих усилий, – говорит Маркс, – играет самую решительную роль в истории промышленности. Таково было значение регулирования воды в Египте, в Ломбардии, в Голландии или в Персии и в Индии, где орошение посредством искусственных каналов приносит земле не только необходимую воду, но в то же время, вместе с илом, и минеральное удобрение с гор. Тайна промышленного процветания Испании и Сицилии при арабах заключается в канализации" [...].

Учение о влиянии географической среды на историческое развитие человечества часто сводилось к признанию непосредственного влияния "климата" на общественного человека: предполагалось, что одна "раса" становилась под влиянием "климата" свободолюбивой; другая – склонной терпеливо подчиняться власти более или менее деспотического монарха; третья – суеверной и потому зависимой от духовенства и т. п. Такой взгляд преобладает, например, еще у Бокля [...]. По Марксу, географическая среда влияет на человека через посредство производственных отношений, возникающих в данной местности на основе данных производительных сил, первым условием развития которых являются свойства этой среды. [...]

Влияние географической среды на общественного человека представляет собою переменную величину. Обусловливаемое свойствами этой среды развитие производительных сил увеличивает власть человека над природой и тем самым ставит его в новое отношение к окружающей его географической среде; нынешние англичане реагируют на эту среду совсем не так, как реагировали на нее племена, населявшие Англию во время Юлия Цезаря. Этим окончательно устраняется то возражение, что характер населения данной местности может существенно измениться, несмотря на то, что ее географические свойства остаются неизменными.

  • [1] С биографическими данными можно ознакомиться на с. 254.
  • [2] С биографическими данными можно ознакомиться на с. 260.
  • [3] Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология // Избранные произведения: в 3 т. Т. 1. М., 1979. С. 8–9. URL: lib.rus.ec/b/3343i5/read
  • [4] Плеханов Г. В. Избранные философские произведения. Т. 3. М.: Госполитиздат, 1957. С. 151-159.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >