Западная философия второй половины XIX – начала XXI в.

Иррационализм и философия жизни

А.Шопенгауэр. Мир как воля и представление

ШОПЕНГАУЭР Артур (1788–1860) – немецкий философ, стоявший у истоков иррационалистического учения, которое получило название "философия жизни". В главной работе Шопенгауэра "Мир как воля и представление" (1818) обосновывается мысль, что миром и человеком управляет неразумная слепая воля, эгоистичная в своей основе. Именно эгоизм, по Шопенгауэру, – источник всех дел и поступков. Философ, возможно, и хотел бы изменить мир к лучшему и видеть человека не таким, каков он есть, но не знал, как достичь цели.

...Ничто не вторгается в наше сознание с такой неодолимой силой, как мысль, что возникновение и уничтожение не затрагивает действительной сущности вещей, что последняя для них недоступна, т.е. нетленна, и что поэтому все, волящее жизни, действительно и продолжает жить без конца. И вот почему в каждый данный момент сполна находятся налицо все породы животных, от мухи и до слона.

...Воля к жизни являет себя в бесконечном настоящем, ибо последнее – форма жизни рода, который поэтому никогда не стареет, а пребывает в вечной юности. Смерть для него – то же, что сон для индивидуума или что для глаз мигание, по отсутствию которого узнают индусских богов, когда они появляются в человеческом облике. Как с наступлением ночи мир исчезает, но при этом ни на одно мгновение не перестает существовать, так смерть на вид уносит людей и животных, – но при этом столь же незыблемо остается их действительное существо...

Это – бессмертие во времени. Благодаря ему, вопреки тысячелетиям смерти и тления еще ничего не погибло, ни один атом материи и, еще того меньше, ни одна доля той внутренней сущности, которая является нам в качестве природы. Поэтому в каждое мгновение нам можно радостно воскликнуть: "на зло времени, смерти и тлению мы все еще вместе живем!"[1]

...Судьба, точно желая к горечи нашего бытия присоединить еще насмешку, сделала так, что наша жизнь должна заключать в себе все ужасы трагедии, но мы при этом лишены даже возможности хранить достоинство трагических персонажей, а обречены проходить все детали жизни в неизбежной пошлости характеров комедии... 1

...Легко понять, как блаженна должна быть жизнь того, чья тюля укрощена не на миг, как при эстетическом наслаждении, а навсегда и даже совсем погасла вплоть до той последней тлеющей искры, которая поддерживает тело и потухнет вместе с ним...[2]

Ф. Ницше. Так говорил Заратустра. Афоризмы и интермедии

НИЦШЕ Фридрих (1844–1900) – самый влиятельный выразитель "философии жизни". Идеал Ницше – сверхчеловек, но он сможет появиться, только если человечество откажется от господствующих, лживых, по мнению философа, норм и искусственных, придуманных самими людьми ограничений, реализует свою волю к жизни и волю к власти.

Основные труды: "Так говорил Заратустра" (1884), "По ту сторону добра и зла" (1886), "Воля к власти" (1889).

Так говорил Заратустра[3]

...И Заратустра говорил так к народу:

Я учу вас о сверхчеловеке. Человек есть нечто, что должно превзойти.

Что сделал и вы, чтобы превзойти его?

Все существа до сих пор создавали что-нибудь выше себя; а вы хотите быть отливом этой великой волны и скорей вернуться к состоянию зверя, чем превзойти человека?

Что такое обезьяна в отношении человека? Посмешище или мучительный позор. И тем же самым должен быть человек для сверхчеловека: посмешищем или мучительным позором.

Вы совершили путь от червя к человеку, но многое в вас еще осталось от червя. Некогда были вы обезьяной, и даже теперь еще человек больше обезьяна, чем иная из обезьян.

...Смотрите, я учу вас о сверхчеловеке! Сверхчеловек – смысл земли. Пусть же ваша воля говорит: да будет сверхчеловек смыслом земли!

...Некогда смотрела душа на тело с презрением: и тогда не было ничего выше, чем это презрение, – она хотела видеть тело тощим, отвратительным и голодным. Так думала она бежать от тела и от земли.

...Поистине, человек – это грязный поток. Надо быть морем, чтобы принять в себя грязный поток и не сделаться нечистым.

Смотрите, я учу вас о сверхчеловеке: он – это море, где может потонуть ваше великое презрение.

...Человек – это канат, натянутый между животным и сверхчеловеком, – канат над пропастью.

Опасно прохождение, опасно быть в пути, опасен взор, обращенный назад, опасны страх и остановка.

В человеке важно то, что он мост, а не цель: в человеке можно любить только то, что он переход и гибель.

Афоризмы и интермедии[4]

67

"Любовь к одному есть варварство: ибо она осуществляется в ущерб всем остальным. Также и любовь к Богу".

68

"Я это сделал", – говорит моя память. "Я не мог этого сделать", – говорит моя гордость и остается непреклонной. В конце концов память уступает.

95

Стыдится своей безнравственности – это одна из ступеней той лестницы, на вершине которой стыдятся также своей нравственности.

156

Безумие единиц – исключение, а безумие целых групп, партий, народов, времен – правило.

166

Люди свободно лгут ртом, но рожа, которую они при этом корчат, все- таки говорит правду.

173

Мы не ненавидим еще человека, коль скоро считаем его ниже себя, мы ненавидим лишь тогда, когда считаем его равным себе или выше себя.

184

"Бывает заносчивость доброты, имеющая вид злобы".

185

"Это не нравится мне". – Почему? – "Я не дорос до этого". – Ответил ли так когда-нибудь хоть один человек?

"“Чтобы жить в одиночестве, надо быть животным или богом”, – говорит Аристотель. Не хватает третьего случая: надо быть и тем, и другим – философом.

Это были ступени для меня, я поднялся выше их, – для этого я должен был пройти по ним. Они же думали, что я хотел сесть на них для отдыха..."[5]

"Что хорошо? – Все то, что повышает в человеке чувство власти, волю к власти, самую власть.

Что дурно? – Все, что происходит из слабости.

Что есть счастье? – Чувство растущей власти, чувство преодолеваемого противодействия...

Слабые и неудачные должны погибнуть: первое положение нашей любви к человеку. И им должно еще помочь в этом...

Моя проблема не в том, как завершает человечество последовательный ряд сменяющихся существ (человек это конец), но какой тип человека следует взрастить, какой тип желателен, как более ценный, более достойный жизни, будущности"[6].

  • [1] В кн.: Шопенгауэр А. Избранные произведения. М.: Просвещение, 1993. С. 98–99.
  • [2] Шопенгауэр Д. Мир как воля и представление // Антология мировой философии: в 4 кн. Кн. 3. М., 1971. С. 698-700.
  • [3] Ницше Ф. Так говорил Заратустра // Соч.: в 2 т. М., 1990. Т. 2. С. 8–11, 18–19, 62–64, 69-70.
  • [4] В кн.: Ницше Ф. По ту сторону добра и зла. // Соч.: в 2 т. М., 1990. Т. 2. С. 291, 293, 295, 302, 303, 304, 305.
  • [5] В кн.: Ницше Ф. Сумерки идолов // Соч.: в 2 т. М., 1990. Т. 2. С. 558, 562.
  • [6] В кн.: Ницше Ф. Антихрист // Соч.: в 2 т. Т. 2. М., 1990. С. 633–634.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >