Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Журналистика arrow Психология журналистики

Заключение

Глобализационные процессы все более вторгаются в пространство массмедиа. С одной стороны, как мы уже отмечали, это способствует устранению физических границ для распространения информации. Что, конечно же, почти всегда является благом для любого открытого общества. Но, с другой стороны, все больше тревожных голосов звучит по поводу стремительного сокращения в этом случае культурного разнообразия, что создает угрозу сохранению миноритарных языков и ускоряет процесс их вымирания. По прогнозам экспертов, к концу XXI в. может исчезнуть до половины из 7 тыс. существующих сегодня языков (некоторые исследователи говорят даже об исчезновении 90% языков)[1]. Эти процессы, безусловно, затрагивают и нашу страну, поскольку все труднее бывает отстоять "языковую независимость" различным этническим группам в условиях интернет-экспансии волны информации на моноязыках.

К тому же тенденция размывания культуры чтения как непременной характеристики личности, свойственной еще недавно большинству россиян, также ведет к формированию принципиально новых установок по отношению к способам поиска и характеру восприятия необходимой человеку информации. К тому же некоторые исследователи убеждены, что следствием технологического развития современного общества станет его "атомизация", когда каждый человек, самостоятельно формируя свою информационную повестку дня, будет все менее включен в социальное управление – в качестве как субъекта, так и объекта данных процессов.

В этих условиях, убеждены мы, все большую роль носителя знаний и необходимых для социального развития установок должны играть массмедиа. Другое дело, что концепт всеобщей коммерциализации причудливым образом отразился не только на деятельности традиционных СМИ (что в условиях рыночных отношений в общем-то объяснимо), но и на формировании и развитии разнообразных интернет-источников информации. Кто и каким образом может сегодня хоть как-то структурировать благоприятную для сохранения языков среду? Опять же выскажем предположение, что Глобальная сеть может стать таковой с точки зрения сохранения языков и культурной идентичности лишь в том случае, если традиционные СМИ, имеющие соответствующие кадры, а также опыт и традиции формирования публичного контента, активно включатся в данный процесс.

Информационный хаос очень быстро приедается аудитории массмедиа. И можно сказать, что проблема достоверности информации, транслируемой но различным каналам, уже сегодня решается многими пользователями весьма кардинально – отказом от тех или иных источников ее получения. Во время стажировки в Италии в ноябре 2014 г. автор настоящего учебника имел возможность общения с профессором Валерио Темперини из университета Politecnica delle Marche и ведущим журналистом издания Fideas Джулиани Бартоломеем, которые, как и я, убеждены, что инертность системы журналистского образования и устойчивость прежних моделей профессиональной культуры журналистов в этой ситуации усугубляют возникновение реальной угрозы для будущего профессии не в меньшей степени, чем консерватизм тех или иных руководителей и владельцев СМИ.

Большое заблуждение считать, что Глобальная сеть анонимна, а трансляция при ее посредстве контента – бессистемна. Как говорится, "свято место пусто не бывает". Различного рода приложения, социальные сети и форумы претендуют на то, чтобы завладеть вниманием аудитории, и делается это благодаря феномену их интерактивности. Ведь данные сервисы позволяют пользователям взаимодействовать нс только друг с другом, но и с контентом, транслируемым различными субъектами информационной деятельности. Однако у журналистов-профессионалов есть главное на сегодняшний день преимущество – искусство (мастерство, талант) создавать уникальный, т.е. яркий по форме и эксклюзивный по содержанию контент. По мнению экспертов, более 90% информации, представленной в Интернете, имеет статус вторичной. Следовательно, если журналистские тексты будут не монологичными, а сопровожденными интерактивными сервисами, позволяющими также в режиме реального времени создавать контент и делиться им с партнерами в социальных сетях, то подобные ресурсы станут внеконкурентыми. А это важно прежде всего для реализации журналистикой ее функций как социального института.

Контент потеряет статус главной доминанты цифрового маркетинга, а его место займут приложения и социальные ресурсы лишь в том случае, если система журналистского образования по-прежнему будет лишь социально (и в гораздо меньшей степени психологически) ориентированной. Поясним этот момент. Во-первых, исследователи, даже из среды преподавателей журфаков, пророчащие закат эры традиционных СМИ, забывают о том, что перенос их контента на интернет-площадки отнюдь не меняет статус коллективов, формирующих данный контент. Во-вторых, "штучное" потребление предельно разнообразных форм информационных продуктов предполагает более полное и более системное, чем раньше, изучение психологических компонентов личности, воспринимающей, но далеко не всегда эффективно интериоризирующей (усваивающей) информацию. В-третьих, до сих пор приходится вступать в дискуссии по поводу того, является ли журналистская деятельность творческой. Творчество как порождение нового, никогда ранее не бывавшего, и есть вершина информационной культуры современного общества, которое ведь гак и именуется – "информационное". Разве это не очевидно? Хотя если посмотреть, сколько часов лекций и практических занятий отведено даже в новейших стандартах на освоение собственно психологических дисциплин, становится понятно, что сугубо социальная/группоориентированная направленность журналистского образования по-прежнему превалирует.

В условиях перманентного развития информационных технологий креативная среда, творческие составляющие личности, индивидуальные технологии, умения и навыки владения новыми техническими устройствами и программным обеспечением являются важнейшими характеристиками любого журналиста-профессионала новой формации. Ведь все это, как свидетельствуют новейшие исследования массово-коммуникационной сферы, "способствует как успешной его социализации, так и эффективной массово-коммуникационной деятельности субъекта, поскольку профессиональная культура журналиста предполагает анализ и такой ее непременной составляющей, как результативность. В связи с чем систематизация новейших медийных практик, поиск путей расширения горизонтов “большой” Культуры при посредстве частных ее составляющих, преодоление возникающих противоречий являются для исследователей, руководителей массмедиа, журналистов-практиков нс просто делом актуальным, но и перспективным с точки зрения развития информационного общества в целом"[2].

Следовательно, все возрастающая включенность человека в разнообразные информационные потоки, его перманентно развивающийся "электронный статус" формируют как новые возможности, так и риски: в онтологическом, ценностном и этическом аспектах. А также приводят, с одной стороны, к формированию нового типа свобод, расширению информационных и иных потребностей, а с другой – чреваты разнообразными зависимостями. Изучение всего этого комплекса проблематики и формирует новые направления психологии журналистики как актуальнейшей научно- практической дисциплины XXI в.

  • [1] Подробнее см.: Net.lang: на пути к многоязычному киберпространству: пер. с англ. / ред. пер. Е. И. Кузьмин, А. В. Паршакова. М.: Межрегион, центр библ. сотрудничества, 2014.
  • [2] Профессиональная культура журналиста: проблемы межкультурной коммуникации. Екатеринбург: Изд-во Урал, ун-та, 2015. С. 8.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ
 

Популярные страницы