Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow Введение в политическую теорию

РОССИЙСКИЙ ЛИБЕРАЛИЗМ: СИСТЕМНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ И ИСТОРИЧЕСКИЕ СУДЬБЫ

При всех возможных оговорках, немаловажную роль в формировании национального самосознания и национальной идентичности России сыграли либеральные ценности, принципы и установки. Российский либерализм как самостоятельное идейно-политическое течение прошел сложный и весьма противоречивый путь формирования и эволюции. Важно учесть, что в России сами понятия "либерализм", "либерал", "либеральный" с самого начала воспринимались и продолжают восприниматься в наши дни неоднозначно. Если при оценке слова "свобода" мало кто прибавляет разного рода негативные эпитеты, то либерализм нередко характеризуют как "гнилой", "мягкотелый", "фальшивый" и т.п.

Формирование и эволюция либеральной мысли в России

Процесс формирования российского либерализма развертывался в борьбе со славянофильством и консервативными течениями общественно-политической мысли.

С точки зрения проблем, которые стояли перед формировавшимся комплексом либеральных ценностей и идей, необходимо учесть тот факт, что эпоха правления Николая I, начавшаяся с восстания декабристов, не случайно называется эпохой реакции, когда сами понятия "либерализм" и "революция" рассматривались как синонимы. Оценивая неограниченное самодержавие как наиболее соответствующую духу русского народа форму правления, Николай I с явным недоверием воспринимал идеи европейского Просвещения. Важнейшим стимулом, укрепившим в нем такое отношение, стали революции 1848–1849 гг. в Западной Европе. В результате в период правления Николая I либерализм отождествлялся с враждебной государству идеологией.

Показательно, что православная церковь не принимала либеральные ценности и идеи, рассматривая их как опасную для страны и веры иллюзию. В народном сознании утвердилось убеждение в том, что царь – наместник Бога, значит, его власть никем, кроме самого Бога, не может быть ограничена. Другими словами, церковь делала все возможное, чтобы не допустить развития либеральных идей.

Однако, несмотря на жесткие цензурные ограничения, среди интеллектуальной элиты России либеральная мысль продолжала развиваться в последующие после восстания декабристов десятилетия. Хотя к середине XIX в. еще не сложилось достаточно прочной основы для формирования и утверждения либеральной идеологии западного типа, отдельные ее установки и ценности начали получать все более растущую популярность.

Этому способствовал целый ряд факторов, среди которых немаловажную роль сыграли западноевропейские революции, изрядно напугавшие правящий класс России и заметно оживившие активность российских революционных демократов, открыто призывавших к насильственному ниспровержению существующей власти и революционному переустройству общества "снизу".

Однако если западный либерализм в своем развитии базировался на формировавшемся и все более растущем классе собственников, то в России еще сохранялось крепостное право. В этом контексте особенностью России стало возникновение нового общественного слоя в лице интеллигенции, которая начала брать на себя роль оппозиции существующему режиму, генератора и распространителя новых идей социальной, экономической и политической модернизации страны.

Представители этого слоя придерживались различных идейно-политических воззрений. К примеру, западничество, ставшее популярным в середине XIX в., включало в себя приверженцев различных радикальных и социалистических идей. Одни из них подобно историку Т. Н. Грановскому выступали за эволюционный путь развития России. Другие, такие как В. Г. Белинский, А. И. Герцен и их приверженцы, видели свой идеал в передовых европейских странах, свергнувших господствующие режимы путем революций.

"Всевеликое, благородное, человеческое, духовное, – писал неистовый Виссарион, – взошло, выросло, расцвело пышным цветом и принесло роскошные плоды на европейской почве. Разнообразие жизни, благородные отношения полов, утонченность нравов, искусство, наука, порабощение бессознательных сил природы, победа над материей, торжество духа, уважение к человеческой личности, святость человеческого права... все это есть результат развития европейской жизни. Все человеческое есть европейское, и все европейское – человеческое"[1].

Проблема России, как виделось Белинскому, состояла в том, что она с самого начала была отрезана от Запада.

Среди западников наибольшую активность проявляла группа, которая придерживалась социалистических идей, изложенных, к примеру, в утопическом романе II. Г. Чернышевского "Что делать?". Вскоре эти идеи были вытеснены так называемым научным социализмом, т.е. марксизмом, который в условиях отсталой России в последние десятилетия XIX в. стал достаточно влиятельной идеологией модернизации России.

Для западников как радикального (А. И. Герцен, В. Г. Белинский), так и либерального (К. Д. Кавелин, Б. Н. Чичерин) направления Российское государство шло теми же путями, что и остальные страны Европы, но отстало от них благодаря роковому стечению обстоятельств. Особенно подчеркивалось пагубное влияние догматического, склонного к аскезе и нетерпимости византийского христианства и последствий татаро-монгольского ига. Следовательно, задача состояла в том, чтобы по мере возможностей стремиться к преодолению воздействия этих негативных факторов, мешающих двигаться по пути прогресса.

Период выхода российского либерализма из "подполья" пришелся на царствование Александра II, который выдвинул и осуществил программу так называемых Великих реформ. К началу 1860-х гг. часть интеллектуальной элиты осознала необходимость глубоких социальных и политических преобразований, призванных преодолеть отставание страны от передовых западноевропейских государств.

В тот период в России многие оппозиционно настроенные представители интеллигенции, государственные и политические деятели обосновывали идеи трансформации царского самодержавия в конституционную монархию, необходимости широких правовых реформ, формирования правового государства, юридического закрепления прав личности и т.д.

С рассматриваемой точки зрения наибольшее влияние на политику властей оказал так называемый охранительный, или консервативный, либерализм (или либеральный консерватизм), яркими представителями которого можно считать Т. Н. Грановского, К. Д. Кавелина, Б. Н. Чичерина и др., активно обосновывавших необходимость политических и экономических реформ. Впрочем, все они вышли из среды западников. Именно благодаря представителям этого течения само понятие "либерализм" прочно закрепилось в общественно-политическом лексиконе.

Заимствовав базовые принципы классического либерализма на Западе, российские либералы достаточно быстро осознали необходимость учета специфики России при разработке теоретических основ реформ. В этом плане сущность консервативного либерализма состояла в синтезе основных идей либерализма традиционного (свобода и права личности, реформаторство) и консерватизма (порядок, сильная власть, стабильность, религиозно-нравственные традиции).

Исходя из таких установок, они обосновывали необходимость признания равной значимости как самоценности свободы индивида, так и ценностей общенациональных, общегосударственных – и прежде всего порядка и стабильности, обеспечиваемых властью.

Многие ключевые ценности, принципы и установки консервативного либерализма сыграли свою роль в теоретическом обосновании Великих реформ Александра II. Причины, результаты, трудности, перипетии, основные вехи реформ довольно подробно освещены в отечественной исторической и историко-правовой науке. Здесь достаточно отметить, что не только общественность, но и правящие круги страны, в том числе часть близкого окружения Александра II, пришли к пониманию необходимости и целесообразности "совершенствования внутреннего благоустройства страны".

Российские либералы с большим энтузиазмом участвовали в преобразованиях, осуществляемых правительством Александра II. Немаловажную роль в распространении и популяризации этих идей сыграл журнал "Вестник Европы", основанный профессорами Петербургского университета

К. Д. Кавелиным, Б. Н. Чичериным, Μ. М. Стасюлевичем, В. Д. Спасовичем, А. Н. Пыниным, А. И. Кошелевым. Одним из важнейших результатов комплекса реформ (крестьянской, судебной, военной, университетской и др.), проведенных в последние десятилетия XIX в., стала существенная трансформация системы государственного управления Российской империи.

При этом нельзя забывать, что за Великими реформами последовали так называемые контрреформы Александра III, в результате которых были урезаны некоторые достижения на пути либерализации самодержавного режима. Попытки царя "заморозить" реформаторские тенденции и настроения в России привели к трагическим последствиям для власти и общества. Часть либеральной интеллигенции все более сближалась с революционерами, тогда как влияние консерваторов в правительственном лагере возрастало.

В то же время главным средоточием либеральной оппозиции, боровшейся за введение конституции, стали земства. Ослабление террористического сопротивления также сопровождалось ростом региональных социалистических организаций (в дальнейшем ставших опорой для эсеров) и либерального народничества. Хотя народничество, строго говоря, не было частью либерального движения, оно развивалось под влиянием либеральных идей. Народники были убеждены в возможности трансформации России совместными действиями интеллигенции и крестьянства, минуя капитализм. В среде образованной молодежи стали приобретать популярность нигилизм и различные радикальные идеи.

На Западе в тот период либералы имели возможность опираться на довольно широкий слой "среднего", так называемого третьего сословия. В России они такой социальной базы не имели. Их надежды на дворянское сословие в целом не оправдались, правда, смогли найти поддержку у небольшого круга дальновидных представителей дворянской интеллигенции.

Настроенные на реформы монархи Александр I, Александр II и их сторонники во властных структурах находились в зависимости от консервативных политических сил дворянской аристократии. В этом смысле интерес представляет признание Николаем I своей зависимости от дворян-землевладельцев, служивших ему "недреманными цепными псами на страже государства". Поэтому цари-реформаторы, не говоря о царях с деспотическим уклоном, были вынуждены корректировать свои планы преобразования в зависимости от настроений бюрократическо-чиновничьего аппарата, постоянно лавируя между консервативным и либеральным лагерями.

В силу этих и комплекса связанных с ними факторов либеральные идеи преобразования государственного устройства в целом весьма трудно пробивались к широким слоям российского общества, нередко сталкивались с абсолютным непониманием с их стороны.

Тем не менее можно утверждать, что Великие реформы при всех возможных здесь оговорках, относящихся в основном к шагам высших властей в 70-х гг. XX в., перевели Россию па рельсы модернизации и капиталистического развития. В этом смысле можно согласиться с авторами, которые считали Великие реформы ключевым водоразделом российской истории. Их отличие от всех прежних попыток реформ состояло в том, что осуществленные на их основе новации охватили всю страну, все социальные слои, все сферы общественной жизни.

  • [1] Белинский В. Г. Россия до Петра Великого (1841) // Отечественная история: хрестоматия. Владивосток: Морской гос. ун-т им. адм. Г. И. Невельского, 2005. С. 39.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы