Абстрактность и безличность власти и государства

Государство призвано обеспечить предсказуемость поведения как своих граждан, так и общественных и политических институтов, освобождение людей от страха за свою жизнь, создание благоприятных условий для безопасности и взаимодействия людей как граждан единого государства и т.д. С данной точки зрения основополагающими характеристиками современного государства являются его абстрактность и безличность.

Значительную часть истории человечества государство в большинстве случаев носило персонифицированный характер, т.е. отождествлялось с личностью определенного властителя или династией, которой принадлежала власть в данном государстве. В Древнем Вавилоне это, например, государство Саргонидов, в Персии – империя Ахеменидов и Сасанидов, в Средневековой Европе – королевства каролингов, меровингов, в России – империя и т.д.

Нередко империи или царства, созданные той или иной выдающейся личностью, прекращали существование со смертью своего основателя или исчезновением созданной им династии. Такая участь постигла, например, империи Александра Македонского и Наполеона Бонапарта.

Подобное положение вещей радикально изменилось с возникновением национального правового государства. В нем абстрактность и безличность достигли завершенной формы и проявляются, в частности, в суверенитете, правовом характере и монополии на законное насилие. Все они в совокупности обеспечивают единый, обязательный для всех правовой порядок, ликвидацию неравенства и разнообразия прав.

Религия и идеология, которые при всех различиях в методологическом плане представляют собой явления одного порядка, отделены от государства. Парламентская демократия с ее этнокультурной, социальной, социокультурной и иными формами плюрализма не приемлет ни государственной религии, ни государственной идеологии. Такое положение вещей и создает основу "единства в многообразии", консенсуса по основополагающим вопросам государственно-политического устройства.

Как правило, содержанием такой цели считается прежде всего осуществление общей воли, обеспечение всеобщего блага или интереса всей совокупности граждан данного государства. В этом плане важный принцип государства – универсализм, или всеобщность. В формальном смысле его не интересуют специфически национальные стереотипы поведения, культурное своеобразие поведения этнических, религиозных или иных групп – до тех нор, пока они не наносят ущерб интересам и правам отдельного гражданина независимо от его социальной, национальной, религиозной и т.д. принадлежности. Можно сказать, что государство имеет дело не с конкретными Ивановым, Сидоровым, Карапетяном, Мухаметшиным, Магомедовым и т.д., как представителями конкретных народов или конфессий, а с абстрактным гражданином, оно озабочено обеспечением условий реализации его интересов, прав и свобод.

Эти характеристики особенно отчетливо проявляются в феномене бюрократии, или бюрократизма, став основой совершенно нового образования – анонимной власти – в лице современного бюрократического государства. При всех негативных коннотациях, ассоциируемых с бюрократией, она превратилась в неотъемлемый элемент современных организаций, а также всех политических систем.

М. Вебер рассматривал бюрократию как систему административного управления, характеризующуюся следующими признаками:

  • – иерархия соподчиненности и ответственности;
  • – безличность, т.е. выполнение функций в соответствии с четко фиксированными правилами;
  • – постоянство, в соответствии с которым работа выполняется в течение полного рабочего дня на постоянной основе при гарантии доминантного места и продвижения по службе;
  • – профессионализм.

Не все могут согласиться с такой оценкой, но эти и подобные им признаки отражают сущность бюрократии. Именно с помощью бюрократического аппарата, как считал Вебер, были преодолены негативные последствия сословного порядка и передачи феодальной власти по наследству.

Один из атрибутов бюрократического аппарата – класс чиновников, оплачиваемый из государственной казны. Их роль и значимость определяются тем, что они обеспечивают функционирование аппарата государственно-административного управления, который невозможно представить без четких, рационально разработанных формальных норм и правил, без строгой профессионализации политики. Эти характеристики тесно ассоциируются с бюрократией.

В отличие от высших органов государственной власти, которые находятся в прямой зависимости от результатов избирательной борьбы и расстановки сил в парламентах, государственный аппарат не зависит от этих колебаний и перестановок на вершине государственной машины. Будучи инструментом осуществления непосредственных властных функций, армия чиновников и служащих государственного аппарата продолжает делать свое дело независимо от правительственных кризисов, роспуска парламента, досрочных выборов и т.д.

В отличие от глав правительств, министров и администраторов высшего звена, которые, как правило, приходят и уходят, основная масса чиновничества представляет собой стабильный контингент лиц, составляющих костяк системы государственного административного управления. Поэтому неудивительно, что чиновничество стало могучей и влиятельной силой, подчас независимой от подлежащих периодической смене правительства и выборных органов власти.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >