Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow Введение в политическую теорию

ПОЛИТИКА В ПОЛЕ ПЕРЕСЕЧЕНИЯ ПРОФЕССИОНАЛИЗМА И МОРАЛИ

В сфере, где человек занимает центральное место, нельзя игнорировать то, что можно обозначить понятием "человеческое измерение". Политика представляет собой результат сознательных волевых усилий людей, ставящих перед собой определенные цели. При этом они руководствуются сложившимися у них мировоззренческими установками, нормами поведения, пониманием важнейших аспектов взаимоотношений со своей социальной средой. Там, где речь идет о понимании и толковании человека, человеческих целей, непременно присутствует ценностное начало.

О значимости морально-этического начала в политике

Легитимность современного государства основывается прежде всего на правовом фундаменте. Легитимно в собственном смысле слова лишь то государство, которое признает в качестве приоритетных целей обеспечение прав и свобод человека. Жизнеспособная и прочная политическая система – это власть плюс законность и эффективность, т.е. способность удовлетворять основные функции управления. Однако как законность, так и эффективность во многом определяются тем, насколько государственные институты и сама политическая система в целом соответствуют господствующим в обществе идеалам и ценностям, где морально-этическому началу принадлежит отнюдь не последнее место.

По своему определению политическая жизнь пронизана морально-этическим началом, поэтому изучение политики не может не иметь морально- нравственного или ценностного измерения. Без проникновения в сферу целей и идеалов нельзя говорить об адекватном изучении мира политического в целом. Однако довольно непросто определить этот морально-нравственный аспект, составляющий смысл политической этики. Его невозможно понять без представлений о добродетели, совести, долге, без правил, с которыми должны соотноситься человеческие действия.

В этом контексте этика представляет собой науку о законах и нормах поведения людей. Включая в себя основополагающий элемент идеального и трактуя эти представления в категориях высшего блага, добра, должного и т.д., этика принимает форму учения о конечных ценностях и целях.

Морально-нравственные начала, ценности и нормы, имеющие касательство к миру политического, его институтам, отношениям, политическому мировоззрению и поведению членов того или иного сообщества, в совокупности составляют политическую этику. Политическая этика – это, по сути, нормативная теория политической деятельности, затрагивающая основополагающие проблемы: справедливое социальное устройство, взаимные права и обязанности руководителей и граждан, фундаментальные права человека и гражданина, разумное соотношение свободы, равенства и справедливости и т.д. Она играет ключевую роль в легитимизации как политической власти вообще, так и различных форм правления.

Политика по самой своей природе предполагает ее одобрение или осуждение, выбор или отклонение. В глазах заинтересованных лиц политика в принципе нс может быть нейтральна, поскольку она сопряжена с выбором, принятием решений, приверженностью, оценкой и т.д. Политика тесно связана с такими ключевыми категориями человеческой жизни, как добро и зло, сущее и должное, достойное и недостойное, справедливость и несправедливость и т.д.

Поэтому без проникновения в сферу целей и идеалов не может быть речи об адекватном изучении мира политического в целом. Но определить этот морально-нравственный аспект, составляющий смысл политической этики, непросто. Его невозможно понять без представлений о добродетели, совести, сознании долга, правил, с которыми должны соотноситься человеческие действия.

Особенности всех этических проблем политики обусловливаются тем, что она, как было сказано в предыдущей главе, теснейшим образом связана с насилием. К тому же нередко политику отождествляют с корыстным интересом, а нравственность – с бескорыстием. "Кто ищет спасения своей души и других душ, – писал М. Вебер, – тот ищет его не на пути политики, которая имеет совершенно иные задачи – такие, которые можно разрешить только при помощи насилия. Гений или демон политики живет во внутреннем напряжении с богом любви, в том числе и христианским богом в его церковном проявлении, – напряжении, которое в любой момент может разразиться непримиримым конфликтом"[1].

Другими словами, политическое действие разворачивается в поле напряжения между моралью и властью, которая, в свою очередь, связана с насилием. Отсюда возникает отнюдь не праздный вопрос: можно ли вообще говорить о политической этике как таковой, правомерно ли применение к сфере политики категории этики и морально-этических ценностей? Если нет, то можно ли говорить о человеческом измерении в политике?

В истории политической мысли на подобные вопросы давались весьма неоднозначные ответы. Это вполне естественно, поскольку с точки зрения, например, Н. Макиавелли, допускающего любой произвол со стороны государя в интересах государства, политика – это одно, а с точки зрения Ж.-Ж. Руссо, озабоченного мыслью об обеспечении всеобщего блага, – совершенно иное.

В силу того что морально-нравственные категории и критерии служат важнейшим средством легитимизации существующего политического режима или конкретной политической стратегии, почти все крупные мыслители, занимавшиеся проблемами политики, государства и права, начиная с Конфуция, Платона, Аристотеля и кончая современными исследователями, так или иначе затрагивали эту проблему.

О значении, которое античные мыслители придавали морально-нравственному началу, свидетельствует принцип, который сформулировал Сократ: "Лучше терпеть несправедливость, нежели причинить ее".

Верность данному принципу Сократ продемонстрировал отказом от побега из Афин как способа избежать судебной расправы после вынесения ему смертного приговора. Тем самым он показал пример личной справедливости. Определяя в качестве главной цели политики обеспечение "высшего блага" граждан полиса и предписывая ей нравственно- воспитательную роль, Аристотель, в частности, утверждал: "Государственным благом является справедливость, то есть то, что служит общей пользе"[2].

Показательна с данной точки зрения позиция бл. Августина, который утверждал: "Что не было справедливым, не может быть и законом" ("Non videtur tsse lex quae juste non fuerit"). "При отсутствии справедливости что такое государства, как не большие разбойничьи шайки?" – так он ставил вопрос[3]. Продолжая эту мысль, Августин писал: "Разбойничьи шайки есть не что иное, как государства в миниатюре. И они также представляют собою общества людей, управляются властью начальника, связаны обоюдным соглашением и делят добычу но добровольно установленному закону".

Значительное место проблемам нравственности в сфере политики уделяли многие мыслители Средневековья и Нового времени, такие как Б. Спиноза, Дж. Локк, Т. Гоббс, Г. В. Лейбниц, Ж.-Ж. Руссо, И. Кант, Г. В. Ф. Гегель и др. К примеру, Гегель разделял нравственную жизнь на три сферы – семью, гражданское общество и государство, определив их как "моменты", или "элементы", этической системы, регулирующие жизнь каждого отдельно взятого индивида. Здесь у Гегеля этические нормы в действиях и отношениях людей актуализируются по-разному в зависимости от того, в какой сфере они действуют. Что касается государства, то его Гегель рассматривал как "действительность нравственной идеи – нравственный дух как очевидная, самой себе ясная, субстанциальная воля"[4].

Согласно традиции, идущей от Платона и Аристотеля, политика немыслима без морально-этического начала. Однако существовала и другая традиция, которая разводит понятия "этика" и "политика". К наиболее радикальным выводам в данном вопросе пришел Н. Макиавелли, который впервые в четко сформулированной и резко очерченной форме поставил проблему соотношения этики и политики. Он разработал особое политическое искусство создания твердой государственной власти любыми средствами, не считаясь с какими бы то ни было моральными принципами.

  • [1] Вебер М. Политика как призвание и профессия // Вебер М. Избранные произведения. М.: Прогресс, 1990. С. 703.
  • [2] Аристотель. Сочинения. М.: Мысль, 1984. Т. 4. С. 467.
  • [3] Блаженный Августин. О граде Божием. Санкт-Петербург; Киев: Алетея, 1998. С. 150.
  • [4] Гегель Г. В. Ф. Философия права. М.: Наука, 1990. С. 279.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы