Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow Введение в политическую теорию

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ И ИНФОРМАЦИОННОТЕЛЕКОММУНИКАЦИОННОЙ РЕВОЛЮЦИИ

МЕТАМОРФОЗЫ ВЛАСТИ И ГОСУДАРСТВА В ВЕК ИНФОРМАЦИОННОЙ РЕВОЛЮЦИИ: КОНЦЕПТУАЛЬНЫЙ АСПЕКТ

Собственность и власть, политика и экономика теснейшим образом связаны между собой и дополняют друг друга. Мы также знаем, что власть представляет собой весьма сложный, многоплановый и противоречивый феномен. Но не следует думать, будто власть, раз установившись, становится постоянной, неизменной величиной. В действительности ее границы весьма подвижны и подвержены изменениям, поскольку постоянно изменяются статус, ресурсный потенциал, состояние самих субъектов общественных и властных отношений.

Как и сумма денежных средств в сфере экономики, объем власти может уменьшаться или расти. Об этом свидетельствует множество примеров восхождения, величия, упадка и краха великих империй и мировых держав, режимов, властителей на протяжении всей писаной истории человечества. Те трансформации, которые на протяжении последних двух столетий охватили важнейшие сферы общественной жизни индустриально развитых стран, привели к существенным сдвигам как в институтах собственности и власти, так и в характере их взаимосвязей. Особую значимость и далеко идущие последствия эти изменения приобрели с развертыванием информационно-телекоммуникационной революции и процессов глобализации.

Сдвиги в отношениях собственности и управления

Нет сомнений в том, что богатство, обладание материальными, финансовыми, людскими и иными ресурсами обеспечивают доступ к рычагам власти, а последние – к престижу и известности. Другими словами, собственность дает власть, которая, в свою очередь, обеспечивает возможности для увеличения собственности.

На протяжении всего XX столетия наблюдалась тенденция к институционализации собственности, отмеченная двуединым процессом: с одной стороны, ее диффузией, или рассредоточением среди все более широких слоев населения, а с другой – концентрацией в крупных институтах. В результате права собственности и экономическая власть рассредоточены среди множества собственников и субъектов экономической деятельности, хотя здесь о реальном равенстве их прав и властных возможностей говорить не приходится. Австрийский экономист и социолог И. Шумпетер назвал этот феномен "размыванием субстанции собственности"[1].

В то же время одним из важных результатов, оказавших существенное влияние на взаимоотношения собственности и власти, стало отделение полномочий и функций собственности и капитала, собственника и предпринимателя, владения и управления. Это привело к положению, при котором часть реальной экономической власти переходит к высшим управляющим корпораций. Они контролируют деятельность предприятия и профессионально управляют им, не будучи его прямыми собственниками. На малом предприятии собственник выступает одновременно как управляющий и активно участвует в принятии управленческих решений. Можно сказать, что он сохраняет полный контроль над своей собственностью и ее использованием.

Иначе складывается положение дел в корпорациях, более или менее крупных фирмах в целом, где функции управления отделяются от функций капитала-собственности. Здесь капиталист-собственник, сохраняя общий контроль над корпорацией, передает права пользования и распоряжения своей собственностью высшим управляющим. Собственник, получающий дивиденды на свой капитал, большей частью оказывается пассивной фигурой. Соответственно, к управляющим переходит часть экономической власти.

Зачастую доводы типа управляющий "выполняет волю акционеров", "несет ответственность перед акционерами" и т.д. служат лишь прикрытием реальной власти менеджеров. Другими словами, "человек организации", менеджер, получающий вознаграждение за свою работу, занял центральное место в корпорации.

В итоге, как отмечал американский экономист Дж. К. Гэлбрейт, "мыслительным центром, определяющим действия фирмы, становится не отдельная личность, а совокупность ученых, инженеров и техников, специалистов по реализации, рекламе и торговым операциям, экспертов в области отношений с общественностью, лоббистов, адвокатов и людей, хорошо знакомых с особенностями вашингтонского бюрократического аппарата и его деятельности, а также посредников, управляющих, администраторов. Это и есть техноструктура"[2].

Иначе говоря, раньше руководство в хозяйственной организации олицетворял предприниматель – как лицо, объединявшее в себе собственность на капитал или контроль над капиталом со способностью организовывать другие факторы производства. С выдвижением на передний план современной корпорации он уже не может выступать в таком качестве. Можно сказать, что собственник капитала, власть которого представляется номинальной, фактически отодвинут на статус пассивного получателя дохода, а реальная власть по управлению собственностью перешла в руки высшей администрации, причем ее власть и полномочия растут вместе с ростом масштабов и эффективности корпорации.

Естественно, собственник или политик сохраняет за собой право выбора и принятия того или иного решения. Тем не менее в современных условиях определяющее значение имеет не столько собственность, взятая сама но себе, сколько способность эффективно управлять ею и принимать решения, дающие возможность получить максимальную прибыль и прирастить капитал и богатство. А такая способность не всегда и не обязательно связана с владением собственностью.

Эти процессы получили дополнительный стимул в результате глобализации важнейших сфер общественной жизни. Возможно, прав 3. Бауман, который считает, что "глобализация приводит к перераспределению привилегий и дискриминации, богатства и бедности, силы и бессилия, свободы и зависимости. Это процесс рестратификации мира на основе отличных от традиционных принципов, процесс создания новой иерархии мирового масштаба. Для одних она предоставляет свободу выбора, а для других выглядит неизбежным ударом судьбы"[3].

К тому же производительность, эффективность и результативность каждой отдельно взятой национальной экономики во все возрастающей степени оказываются в зависимости от происходящих в мирохозяйственной среде процессов, объективных тенденций в геоэкономике и геополитике, экологической ситуации, степени стабильности или напряженности в международных отношениях, разного рода рисков и т.д.

  • [1] Шумпетер И. Капитализм, социализм и демократия. М.: Экономика, 1995. С. 197.
  • [2] Гэлбрейт Дж. К. Новое индустриальное общество. М.: Прогресс, 1969. С. 144.
  • [3] Bauman Z. Glokalizacja, czyli konui globalizacja, a komu lokalizaeja // Studia socjol. Warszawa, 1997. № 3. P. 62
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы