Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Психология arrow Детская и подростковая психотерапия

Введение в детскую и подростковую психотерапию

Основные понятия и принципы психотерапии с детьми и подростками

Основные понятия и принципы детской и подростковой психотерапии. Специфика психотерапии с детьми и подростками

В данной главе поставлена трудная, даже рискованная задача — попытаться выделить общие позиции и принципы различных подходов в детской и подростковой психотерапии. Трудная потому, что в настоящее время психотерапия в нашей стране представляет собой активно развивающуюся область знания и практики. Рискованная потому, что при наличии множества различных взглядов на психотерапию любая попытка обобщения, формулирования общих принципов, скорее всего, будет подвергнута критике, и критике справедливой.

Современная научная литература называет несколько сотен видов психотерапевтических воздействий, включая отдельные направления, опирающиеся на свои теоретические основания, а также отдельные техники и стратегии. Среди этого многообразия можно выделить основные, теоретически проработанные подходы, со своей методологией, методами и техниками. Эти подходы различаются способами определения проблем, стратегиями и техниками вмешательства[1].

Постоянно появляются новые интересные работы, в которых анализируются теоретические основания различных подходов, делаются шаги в развитии теории, подвергается рефлексии психотерапевтическая практика. Но все это, к сожалению, относится к психотерапии взрослых. Крайне редко публикуются работы, направленные на осмысление психотерапевтической работы с детьми, анализ этапов развития детской и подростковой психотерапии, сравнительное исследование различных психотерапевтических направлений в ракурсе работы с детьми и формулирование принципов детской психотерапии.

Это относится и к весьма немногочисленным вышедшим на русском языке зарубежным работам, и тем более к отечественным. Если такие отечественные работы и появляются, то они либо касаются отдельных направлений психотерапии, либо в них рассматриваются конкретные психические нарушения и проблемы. К сожалению, все это говорит о том, что детская и подростковая психотерапия в нашей стране еще не подошла к этапу рефлексии своих оснований и принципов. В то же время запрос психологического сообщества на такие работы очевиден. Практика консультативной и психотерапевтической работы с детьми развивается весьма интенсивно, постоянно расширяется сеть центров, осуществляющих психологическую помощь детям и семьям, развиваются психологические службы в системе образования и т.д. Именно дефицит работ, нацеленных на обобщение и систематизацию знаний в области психологической помощи детям и подросткам, в том числе методами психотерапии, обусловил написание этой главы.

Что такое детская и подростковая психотерапия?

Детская и подростковая психотерапия возникла в рамках психотерапии взрослых, т.е. исторически является более молодой наукой, и ее подходы совпадают с основными направлениями психотерапии взрослых — психодинамическим, гуманистическим и бихевиоральным.

Как известно, психотерапия зародилась в рамках классического психоанализа, истоком теории и практики детской психотерапии также является психоанализ. И именно поэтому, как отмечает X. Ремшмидт, концепции и подходы детской и подростковой психотерапии рассматривались и рассматриваются с точки зрения их отличий от психотерапии взрослых[2]. Вспомним, что еще па заре появления детского психоанализа работа А. Фрейд "Введение в технику детского психоанализа" (1927 г.) была посвящена выявлению отличий детского психоанализа от психоанализа взрослых.

Первой работой по детскому психоанализу принято считать работу З. Фрейда "Анализ фобии пятилетнего мальчика", опубликованную в 1909 г.[3] Эту работу справедливо можно считать предтечей и детской, и семейной психотерапии, и психологического консультирования (подробнее об этом см. в гл. 3). В "Анализе фобии пятилетнего мальчика" психоанализ впервые был успешно применен З. Фрейдом для лечения ребенка. Помимо того, что в этой работе нашла свое подтверждение идея Фрейда о том, что причины неврозов коренятся в детском опыте, в нарушениях раннего психосексуального развития, в ней был сделан шаг на пути к уважению детей и признанию их свободы, отношению к ребенку как к личности.

Идеи Фрейда в применении к работе с детьми начали интенсивно развиваться в 1920-х гг. Здесь следует назвать таких психоаналитиков, как Г. Хуг-Хельмут, Г. Цуллигер, А. Айнхорн. Но, конечно, самыми значительными фигурами в развитии детского психоанализа были и во многом остаются Анна Фрейд и Мелани Кляйн. Они, как известно, находились в определенной оппозиции по отношению друг к другу, каждая отстаивала свой взгляд на детский психоанализ, но противостояние это оказалось чрезвычайно плодотворным, и в их спорах развивались и уточнялись теоретические и практические вопросы как детского психоанализа, так и психоанализа взрослых.

В дальнейшем идеи детского психоанализа получили развитие, в первую очередь, в теории объектных отношений (линия, идущая от М. Кляйн), и в направлении, развивающем идеи А. Фрейд. В последние десятилетия значимый вклад в развитие детского психоанализа и детской психотерапии внес Д. Стерн. Подчеркнем, что именно детский психоанализ дал начало многочисленным направлениям и подходам в современной детской психотерапии, и шире — в детской практической психологии[4].

Оформление детской психотерапии в самостоятельное направление, ее институциализация произошли в Европе в конце 1940-х — начале 1950-х гг. В рамках психоаналитической психотерапии были созданы центры подготовки детских психотерапевтов, ассоциации, программы и стандарты подготовки. К сожалению, в нашей стране эта работа находится еще в самом начале, стандарты подготовки детских психотерапевтов пока не разработаны, хотя в последние годы заметны серьезные продвижения в этой области.

Несмотря на критику психоаналитического подхода и некоторое сокращение его влияния и популярности в работе с детьми в настоящее время, понятия, которые родились в русле психоанализа, вышли за рамки психоаналитической практики и вошли в обиход не только детских психотерапевтов разных направлений, но и детских практических психологов.

В 1930-х гг. возникли новые, игровые подходы в психотерапевтической работе с детьми — игровая терапия отреагирования Д. Леви, своими корнями уходящая в психоанализ, и игровая терапия отношений Дж. Тафт и Ф. Аллена. В игровой терапии отношений, истоки которой также находятся в психоанализе, а также в идеях О. Ранка с очевидностью проявилась феноменологическая ориентация.

Дальнейшее развитие детской психотерапии происходило в соответствии с развитием психотерапии взрослых, по мере появления новых направлений. Так, на основе клиент-центрированного подхода К. Роджерса в 1950-х гг. возникла недирективная игровая психотерапия, центрированная на клиенте. Основателем этого подхода стала В. Экслайн, а углубление этого подхода осуществляется в работах Г. Лэпдрета. В. Экслайн и Г. Лэндрет воплотили в детской психотерапии идею Роджерса о том, что первичной мотивацией человека является самоактуализация, потребность в росте и развитии. В русле гуманистического направления все большую популярность приобретает гештальт-подход, который в 1970-х гг. начал применяться в работе с детьми и подростками (в первую очередь благодаря работам В. Оклендер).

В 1960-х гг. поведенческая (бихевиоральная) терапия, основанная на различных принципах теории научения, стала успешно использоваться в работе с детьми. В целом, развитие поведенческой терапии с детьми шло в том же направлении, что и психотерапии взрослых — в сторону интеграции с когнитивной психотерапией. В течение последних десятилетий очевиден серьезный прогресс в области когнитивно-поведенческой психотерапии детей и подростков.

Среди эффективных психотерапевтических подходов при работе с детьми следует назвать семейную психотерапию, в которой предметом работы, "пациентом" становится семья, т.е. акцент переносится с проблем ребенка на патологию семьи.

В течение прошлого столетия психотерапия с детьми развивалась в основном в рамках четырех основных направлений — психодинамического, когнитивно-бихевиорального, гуманистического (игровая недирективная психотерапия, гештальт-терапия) и семейной психотерапии. В последние десятилетия расшатывается представление о том, что психотерапия должна проводиться в рамках определенной школы или подхода, прослеживается явная тенденция к созданию новых моделей психотерапии, выходящих за рамки традиционных направлений — интегративные и эклектические подходы[5]. Все шире используются гибкие подходы, которые позволяют, в зависимости от особенностей случая, использовать различные модели психотерапии.

Развиваются и демонстрируют свои возможности при работе с детьми постклассические методы терапии — ориентированная на решение краткосрочная терапия (ОРКТ) и нарративная психотерапия.

Особенно отчетливо тенденция к интеграции проявляется в подходах, направленных па работу с детско-родительскими и семейными отношениями. Здесь можно выделить дочернюю игровую терапию (Г. Гуэрни), терапию родительско-детского взаимодействия (Ш. Айберг) и модели игровой семейной психотерапии, соединившей семейную терапию и игру. Это, к примеру, семейная психотерапия объектных отношений с использованием игры (Д. Шарфф, Дж. Шарфф)[6], интегративная модель семейной игровой психотерапии, сочетающая элементы психодинамической, бихевиоральной и системной психотерапии, и др.

Если говорить о формальных характеристиках, то классифицировать психотерапию с детьми и подростками можно по следующим основаниям[7].

  • 1. По форме работы. При работе с детьми и подростками выделяют следующие формы психотерапии:
    • • индивидуальная психотерапия с ребенком, включающая все формы психотерапии, при которых психотерапевт проводит занятия только с одним клиентом, т.е. терапевтический процесс происходит в диаде "психотерапевт — клиент";
    • • групповая психотерапия с детьми, подразумевающая психотерапевта и группу детей. В отличие от групповой психотерапии со взрослыми и подростками, в групповой работе с детьми групповая динамика не используется в психотерапевтических целях;
    • • родительские сессии — консультирование или тренинги с одним или обоими родителями;
    • • семейные сессии, в которых принимают участие ребенок и оба родителя или как .минимум один родитель и ребенок.
  • 2. По интенсивности, т.е. по частоте сессий и их продолжительности. Обычно сессии проводятся один раз в неделю и продолжаются один час или 50 мин, при психоаналитической терапии и при необходимости интенсивной работы сессии проводятся несколько раз в неделю.
  • 3. По длительности. Различают краткосрочную (до 20—30 сессий) и долговременную психотерапию (более полугода, не менее 40 сессий). Длительность и интенсивность психотерапии зависят от характера проблем, сложности симптоматики, личностных особенностей ребенка и направления, в котором работает психотерапевт.
  • 4. По направлениям психотерапии:
    • • гуманистическая психотерапия, к которой относят клиент-центрированную терапию, недирективную игровую терапию, гештальт-терапию и психодраму;
    • • психодинамическая психотерапия — психоанализ и психоаналитическая терапия, аналитическая психология;
    • • когнитивно-поведенческая терапия;
    • • семейная терапия и другие направления.

Анализ различных определений психотерапии показывает, что независимо от того, рассматривается ли психотерапия как лечение (X. Ремшмидт[7], М. Раттер[9]), как "широкий диапазон воздействий" (М. Каллиас[10]) или как психологическая помощь, все специалисты согласны с тем, что в своей работе психотерапевт должен опираться на соответствующие научные знания и представления, иметь сознательную стратегию влияния на клиента и владеть конкретными техниками возденет пня. Он должен быть способен предъявить (эксплицировать), описать и объяснить психологические механизмы собственной психотерапевтической деятельности[11]. Вес это в полной мере относится к детскому психотерапевту.

Соглашаясь с мнением о том, что попытка дать определение психотерапии до изложения отдельных психотерапевтических систем обречена на неудачу[12] и что любое определение в этом случае, безусловно, является упрощением, на основе анализа и обобщения многих определений позволим себе предложить следующее определение детской и подростковой психотерапии.

Психотерапия с детьми — это процесс оказания психологической помощи ребенку, который осуществляется психотерапевтическими методами в рамках профессионально Организованного общения ребенка и терапевта. Главным терапевтическим средством в этом процессе является взаимодействие терапевта с ребенком, их взаимоотношения.

С нашей точки зрения, очень лаконичное и точное, хотя и несколько парадоксальное определение детской психотерапии дает М. Четик, психодинамически ориентированный детский терапевт. Оно звучит так: "Детская психотерапия — это та область психотерапии, объектом которой является ребенок как особый тип пациента"6. Интересно, что ни в одной из работ по детской и подростковой психотерапии, кроме упомянутой работы М. Четика, мы не нашли определения именно детской и подростковой психотерапии.

Почему ребенок — особый тип пациента? М. Четик дает ясный ответ на этот вопрос. К числу причин относятся неустойчивый, становящийся характер детского "Я", зависимость ребенка от родителей, его потребность в игре, а также состояние непрерывного развития, в котором находится ребенок. Кроме того, к особенностям пациента-ребенка следует относить и встречные реакции психотерапевта на пациента-ребенка, внутренние реакции терапевта. Взгляд М. Четика на ребенка во многом совпадает со взглядом Г. Лэндрета и других детских психотерапевтов.

В каждом психотерапевтическом подходе, естественно, существуют свои специальные цели. И тем не менее попытаемся выделить те из них, которые являются общими для всех подходов в детской психотерапии. Для этого обратимся к руководству по психотерапии К. Бремс, которая формулирует следующие категории целей в детской психотерапии.

  • 1. Цели, связанные с разрешением предъявляемой проблемы ребенка (хотя бы частичное разрешение проблемы, облегчение страданий ребенка).
  • 2. Цели, связанные с повышением потенциала ребенка, — развитие его самостоятельности и уверенности в своих силах, способности осознавать свои потребности и проблемы, самостоятельно искать и находить пути их решения; формирование адекватной и устойчивой самооценки; расширение опыта ребенка; актуализация резервов личностного роста.
  • 3. Цели, направленные на то, чтобы помочь ребенку вернуться к нормальной траектории развития.

Как мы видим, выделенные категории целей охватывают не только цели собственно психотерапевтические, но и коррекционные, и развивающие. Практически те же цели выделяет и М. Раттер, добавляя к ним еще две — генерализацию терапевтических изменений и их сохранение.

Но, как пишет Н. Ф. Калина, главная цель психотерапии (как детской, так и психотерапии со взрослыми) — помогать человеку обрести самостоятельность, автономность и независимость, непротиворечивость и цельность, уверенность в себе, веру в людей и доверие к миру. Психологическая помощь адресована всей личности, а не отдельным проблемам.

Несмотря на общность "идеальных" (предельных) целей и конкретных методов различных психотерапевтических подходов в работе с детьми (игра, рисунок, сочинение историй), теоретические основания, на которые ориентируется тот или иной подход, имеют серьезное значение. Различия эти состоят в способах определения проблем, во взглядах на причину расстройства, в мишенях, стратегиях и техниках работы, в характере взаимодействия психотерапевта с ребенком, в формате и длительности психотерапии и т.д. Так, например, для психодинамического и клиент-центрированного подхода центральным является взаимодействие в паре "психотерапевт — ребенок", терапевтический союз, для поведенческого подхода важнее всего методы и техники. Тем не менее постараемся выделить те общие положения, которые важны для всех или почти всех подходов к детской и подростковой психотерапии.

Детская и подростковая психотерапия, по справедливому замечанию X. Ремшмидта, сталкивается с более серьезными проблемами, чем психотерапия взрослых. Эти проблемы связаны с влиянием на ребенка его близкого окружения, с процессами развития, со стратегиями преодоления трудных жизненных ситуаций, которые различны на разных возрастных этапах, и др. Поэтому терапевтические методы, используемые в психотерапии со взрослыми, нельзя просто переносить на лечение детей и подростков, необходимо учитывать эти различия. Это же подчеркивают и другие детские психотерапевты (А. Фрейд, М. Четик, К. Бремс, Г. Лэндрст, Ф. Кендалл и др.).

Безусловно, психотерапевтическая работа с детьми и подростками требует и более серьезной подготовки специалиста. Это, конечно, собственно психотерапевтическая подготовка (теоретическая и практическая), обязательный опыт собственной психотерапии и работы под руководством опытного супервизора и определенный жизненный опыт. Помимо этого, в работе с детьми и подростками необходимы знания по возрастной психологии и психологии развития, по клинической психологии, знание основ детской и подростковой психиатрии.

Поскольку, как было отмечено выше, исторически подходы и концепции детской психотерапии принято рассматривать в аспекте их отличия от психотерапии взрослых, рассмотрим различия между детской и подростковой психотерапией и психотерапией взрослых.

  • 1. Прежде всего, специфика детской психотерапии определяется тем, что обращение к психотерапевту всегда инициирует не ребенок, а родители или опекуны. Связано это может быть с тем, что дети, как правило, либо не осознают, либо недооценивают, либо скрывают симптомы и имеющиеся у них расстройства. Кроме того, согласие на психотерапию дают родители или их законные представители по причине юридической некомпетентности детей. Таким образом, даже в том случае, если запрос исходит от ребенка, к психотерапевту по поводу проблем ребенка обращаются родители. Из этого следует, что между психотерапевтом и ребенком всегда стоит посредник, в структуру психотерапевтической ситуации при индивидуальной работе с ребенком всегда потенциально включено три позиции: "ребенок — терапевт — родитель" (подробнее об этом говорится в параграфе 1.5).
  • 2. Поскольку детям, как правило, не свойственна воля к выздоровлению и не они являются инициаторами обращения к психотерапевту, важно создавать у них необходимую мотивацию к психотерапии.
  • 3. Первым условием для создания мотивации является установление доверительных отношений психотерапевта и ребенка, формирование эмоциональной связи, контакта между ними. Стиль отношений ребенка и психотерапевта, который во многом определяет эффективность психотерапии, — это безоценочное принятие, эмпатия, поддержка, аутентичность и искренность психотерапевта. Психотерапевт дает понять ребенку, что понимает его и хочет ему помочь. Это справедливо для любых подходов — и для структурированной психотерапии, где психотерапевт выстраивает и направляет психотерапевтический процесс, и для недирективной психотерапии, где терапевт следует за ребенком.
  • 4. В связи с тем, что между ребенком и психотерапевтом находятся родители (родитель) или замещающий их другой взрослый человек, необходимо установление рабочего союза с родителями, привлечение их на сторону психотерапевта. И у психотерапевта, и у родителей должна существовать установка на то, что родители являются участниками психотерапевтического процесса. Прежде всего, психотерапевт должен поддержать родителей в их решении обратиться за помощью, нельзя даже косвенно обвинять родителей в проблемах ребенка, нужно исходить из того, что ребенок любит своих родителей и родители любят ребенка, т.е. из презумпции любви.
  • 5. Личность ребенка еще незрелая, он в огромной степени находится под влиянием родителей и зависим от них. Из этого вытекает необходимость учитывать семейное окружение (в большей степени, чем в психотерапии взрослых). Более того, ребенка невозможно рассматривать вне семейного контекста, вне семейной системы.
  • 6. В психотерапии с детьми и со взрослыми используются разные методы и техники. При работе с детьми необходимы взаимообусловленность контекста развития и выбора вмешательства, соотнесение метода с возрастом.
  • 7. В психотерапии с детьми необходимо учитывать процесс развития, опираться на психологию развития (см. параграф 1.2).
  • 8. Модель психотерапии с детьми, по сравнению с психотерапией взрослых, является расширенной. Психотерапия с детьми включает еще, как правило, развивающий, коррекционный и воспитательный аспекты. О воспитательном аспекте психотерапии говорили еще З. Фрейд и А. Фрейд, которая подчеркивала, что аналитик объединяет в своем лице две трудные и противоречащие друг другу задачи: "...он должен анализировать и воспитывать..." Л. Фрейд занимала в этом вопросе довольно радикальную позицию: по ее словам, аналитик должен встать в психотерапии на место "Я-Идеала"[13]. Здесь важно пояснить, что под воспитанием не имеется в виду школьное или родительское воспитание, дидактика и нравоучения. Речь идет именно о психотерапевтическом аспекте воспитания. Поскольку моральные инстанции ребенка еще только формируются, а в процессе психотерапии происходит регрессия к ранним стадиям и высвобождаются аффекты, психотерапевт должен поддерживать "Я" ребенка, границы между личностными структурами, между "Я" и "не-Я". Для этого он использует психотерапевтические приемы, и в первую очередь введение ограничений. Тем самым психотерапевт выражает свое отношение к нежелательным поведенческим проявлениям при полном принятии и поддержке самого ребенка, направляет аффекты в символическое русло.

Что касается коррекционного аспекта психотерапии, заметим, что существуют различные точки зрения на соотношение понятий "психотерапия" и "психокоррекция", часто диаметрально противоположные — от признания относительности различий или даже отождествления этих понятий (Ю. Е. Алешина, Б. Д. Карвасарский) до отстаивания их принципиальных различий. В качестве примера радикальной полиции по отношению к разведению понятий "психокоррекция" и "психотерапия" можно привести позицию В. II. Панкина, который говорит не просто о различении этих понятий, но о "парадигматической разделительной линии, рассекающей поле мировой психотерапии на две разные сферы совершенно иных по отношению друг к другу практик и теорий (психокоррекции и психотерапии), которые решают принципиально разные задачи, устремлены к разным предельным целям, достигаются различными средствами, исходят из принципиально разных методологий и обращены к совершенно разным адресам". По мнению В. Н. Панкина, психокоррекция адресуется не к проблемному субъекту, а к его проблемному (дефектному) поведению или дефектным психическим функциям. В отличие от психокоррекции, психотерапия ориентирована на феноменологический подход. Это всегда диалог между двумя суверенными личностями, это всегда путь от расщепленности к целостности.

Мы полностью разделяем позицию В. Н. Цапкина и считаем, что психокоррекция, в отличие от психотерапии, адресуется не к личности, а к дефектным функциям субъекта, что психокоррекция — это исправление или развитие отдельных функций, но все-таки хотим подчеркнуть, что в психотерапевтической работе с детьми эти процессы очень трудно отделить друг от друга.

В психотерапевтическом процессе с ребенком невозможно отделить психотерапию от психокоррекции и развития. Психотерапия всегда в какой-то мере выполняет коррекционпую функцию, поскольку любая проблема, даже личностная, задерживает или отклоняет развитие в той или иной сфере. Любое разрешение проблемы, освобождение от неэффективных защит и т.п. открывает путь к развитию. В то же время психокоррекция, исправление каких-то функций или дефектов ведут к повышению самооценки, самопринятию, т.е. имеют психотерапевтический эффект. Подтверждение этой точки зрения мы находим у Ю. С. Шевченко: "...в практической работе с детьми и подростками лечебные, психотерапевтические мероприятия настолько тесно переплетаются с психокоррекционными, воспитательными и социализирующими воздействиями, что разделить их можно лишь весьма условно"[14].

9. Детская психотерапия всегда в той или иной мере интегративна, в ней больше пересечений и заимствований методов и техник, чем в психотерапии взрослых.

Говоря об общих позициях в различных подходах к детской психотерапии, уместно, на наш взгляд, обратиться к позиции современного психоаналитика Д. Стерна. Признавая различия в психотерапевтических подходах (по историческим, теоретическим и практическим причинам), он выделяет общие, фундаментальные аспекты (общности) психотерапии.

  • • Природа системы "родитель — ребенок", на которую воздействует психотерапевт.
  • • Конкретная природа трансфера (переноса) в этой области нарушений. "Даже те подходы, которые далеки от психоанализа, учитывают это явление в качестве союзника, что означает позитивный трансфер, который способствует работе терапевта"[15]. По мнению Д. Стерна, все терапевтические подходы создают трансфер, независимо от намерений в этом направлении. И хотя роль трансфера в различных подходах различна, во всех подходах используется его позитивная сторона.
  • • Вертикальная разработка проблем в контексте развития. По мысли Д. Стерна, при работе со взрослыми главная проблема пациента "разрабатывается" почти одновременно в разных областях, во всех сферах его жизни, т.е. проблемы рассматриваются горизонтально во времени. Если же речь идет о проблемах ребенка или о проблемах отношений родителей и ребенка, то их нельзя разрабатывать горизонтально во времени, так как области, в которых разворачиваются способности ребенка, т.е. области преломления проблемы, возникают последовательно во времени, по мере возрастного развития ребенка.
  • • Относительный акцент на здоровые и позитивные аспекты опыта ребенка и родителей и их взаимодействия, акцент на направление изменений в ходе терапевтического процесса.

Рассмотрение модели отношений "родитель — ребенок — терапевт" как некоторой системы, в которой элементы находятся в динамической взаимосвязи, позволяет говорить о том, что любая психотерапевтическая процедура, направленная на изменение одного элемента, будет модифицировать всю систему. Поэтому, с точки зрения Д. Стерна, разные теории отличаются друг от друга, но в то же время основываются на одной функциональной системе и, следовательно, "разные терапевтические подходы представляют собой лишь разные точки ввода в одну и ту же систему"[16].

Перечисленные выше позиции, отражающие специфику детской и подростковой психотерапии по отношению к психотерапии взрослых, являются основными принципами детской и подростковой психотерапии. К этому следует добавить еще несколько общих принципов индивидуальной детской психотерапии, которые формулирует М. Раттер[17].

  • • Прежде всего, необходимость тщательной оценки психологических проблем ребенка.
  • • В психотерапии с детьми и подростками важно учитывать не только семейное окружение, но и более широкий социальный контекст, в первую очередь — характер взаимодействия со сверстниками. В последние годы именно взаимодействие со сверстниками оказывается наиболее уязвимой зоной, обуславливающей возникновение проблем у детей.
  • • Реализация индивидуального подхода, учет индивидуальности ребенка, в частности, его способности выражать и проговаривать эмоции, является важным принципом психотерапии. Как отмечает А. С Спиваковская, "все данные о закономерных чертах, симптомах или свойствах должны быть переплавлены в представления об индивидуальном проявлении всех этих общих закономерностей в реальном поведении или психологическом облике человека, с которым проводится психотерапевтическая работа"[18].
  • • Речь терапевта должна быть адекватна развитию ребенка. Целесообразно использовать метафоры ребенка, чтобы быть уверенным в том, что он понял психотерапевта. Это важно, поскольку дети прибегают к метафорам, как правило, в тех ситуациях, когда приближаются к очень сильным негативным чувствам и переживаниям, которые им трудно переносить и о которых они не могут говорить прямо.
  • • Язык психотерапии — это не только вербальный язык, но и невербальная коммуникация.
  • • Лучше останавливаться на чувствах ребенка, а не на конкретных обстоятельствах, концентрироваться на позитивных моментах и конструктивных способах решения проблем, а не на неудачах.
  • • Отношение к ребенку как к личности со своим уникальным опытом жизни, обладающей определенной автономией, способной к управлению своей деятельностью, к подлинным чувствам и переживаниям.

Остановимся коротко на соотношении понятий "психологическое консультирование" и "психотерапия". Вопрос этот остается открытым, здесь также существуют противоположные взгляды. К области психотерапии, по мнению М. А. Гулиной, чаще относят процессы личностных изменений, а к консультированию — различные поддерживающие методы. Консультирование и психотерапию можно также представить как два полюса континуума внутри терапевтической психологии. Заметим, что в контексте психотерапии с детьми на этот вопрос можно взглянуть иначе — в ракурсе разведения позиций ребенка и родителя в этих процессах.

С нашей точки зрения, границы весьма условны и начинают расплываться, как только делается попытка выделить строгие критерии, в еще большей мере они расплываются на практике. В частности, личностные изменения могут происходить в процессе консультирования и т.д. В данной главе понятия "психотерапия" и "консультирование", "пациент" и "клиент" будут использоваться как равнозначные. Рассмотрение различий между ними можно найти в работах Ю. Е. Алешиной, А. Ф. Бондаренко, Ф. Е. Василюка, М. А. Гулиной, Б. Д. Карвасарского.

Заметим, что вопрос о соотнесении психотерапии и консультирования снимается в подходе Д. Оудсхоорна, который выделяет три категории психотерапии, отличающиеся по длительности и качественно, в первую очередь, отношениями "психотерапевт — клиент".

  • • Сверхкороткая психотерапия, длящаяся от одной до трех сессий (традиционно такой формат психотерапии относят к консультированию). В этом случае в центре психотерапевтической ситуации находится проблема, терапевт выступает в роли эксперта или советника; терапевт и пациент рассматривают проблему как определенный объект.
  • • Краткосрочная психотерапия (4—16 сессий). Она отличается от сверхкороткой не только количеством сессий, но и их качеством. Здесь начинают играть свою роль отношения между терапевтом и пациентом (процессы внутри диады "психотерапевт — клиент"), но ориентирована психотерапия все-таки па проблему.
  • • Долговременная терапия. Она продолжается более полугода, важнейшим фактором здесь являются взаимоотношения терапевта и пациента, когда сам психотерапевт становится частью психотерапевтической системы, но он не должен быть целиком поглощен системой пациента.

Па основе анализа современных работ по детской и подростковой психотерапии можно выделить следующие тенденции в сфере психологической помощи детям и подросткам.

  • 1. Широкий выход во "внеклиническую" среду, предпочтение амбулаторной работы. Это принципиально меняет и отношение к психотерапии, и принципы ее организации и, следовательно, имеет отдаленное влияние на сами методики.
  • 2. Развитие мультидисциплинарного подхода. Междисциплинарное сотрудничество психологов, социологов, лингвистов, психоневрологов, демографов и культурологов.
  • 3. Прогноз относительного снижения роли медицинских воздействий.
  • 4. Работа с более широким контекстом — учет психологии развития, семейного, социального и этнокультурного окружения.
  • 5. Тенденция к сокращению длительности психотерапии.
  • 6. Некоторое изменение направления психотерапии — тенденция к направленности на решение конкретных проблем, на изменения.
  • 7. Осознание необходимости альянса с родителями в психотерапии, уважительное и бережное отношение к родителям.
  • 8. Тенденция к работе "здесь-и-сейчас", акцент на события настоящего, на наблюдаемое поведение; меньше внимания уделяется исследованию причин.
  • 9. Сближение различных психотерапевтических подходов.

Многие исследования показывают, что результаты психотерапии с детьми часто в большей степени зависят не от примененного психотерапевтического подхода, а от личности психотерапевта. Так, согласно М. Раттеру, "психотерапевты, работающие с увлечением и энтузиазмом", обычно достигают большего успеха, чем равнодушные и настроенные пессимистично. Например, исследования клиент-центрированных психотерапевтов показали, что наиболее эффективными являются те из них, которые больше сопереживают чувствам и эмоциям своих клиентов.

Пытаясь выделить личностные качества, необходимые детскому психотерапевту, мы обратились к работам трех известных детских психотерапевтов, представляющих различные психотерапевтические подходы — Г. Лэндрета, М. Четика и X. Джинотта. В результате обобщения их представлений о том, каким должен быть детский психотерапевт, о его личностных и профессиональных качествах, получился следующий "портрет". Итак, детский психотерапевт:

  • • способен к эмпатии, способен откликаться искренне и точно на внутренний мир ребенка;
  • • должен обладать верой и оптимизмом, быть заинтересованным;
  • • должен быть достаточно гибким, чтобы принять любые неожиданности и адаптироваться к ним, должен быть открытым ко всему новому;
  • • должен быть сильным, чтобы ребенок мог чувствовать себя в безопасности рядом с ним. Настолько в безопасности, говоря словами Г. Лэндрета, что ребенок "рискнет быть самим собой";
  • • должен быть терпеливым, уравновешенным и выдержанным. Ему необходимо личное мужество в ситуациях, когда ребенок проверяет границы отношений, чтобы признавать свои ошибки, позволить себе быть уязвимым, быть чувствительным к эмоциональным переживаниям ребенка;
  • • должен понимать, когда следует отступить, должен понимать границы своих возможностей, границы психотерапевтической помощи;
  • • должен обладать важным для детского психотерапевта качеством — чувством юмора, умением увидеть смешное в том, что кажется смешным ребенку;
  • • должен уважать родителей, не должен идентифицироваться только с ребенком;
  • • должен любить детей, но не должен за счет ребенка удовлетворять свои потребности в любви. Дети не могут получить помощь от терапевта, который нуждается в них для поддержки собственного Эго;
  • • не должен принимать роль любящего родителя. Излишнее "приближение" может увеличить тревогу у ребенка, особенно у привыкшего к отвержению. Излишняя вовлеченность терапевта в терапевтический процесс может подавить инициативу ребенка;
  • • должен активно прорабатывать собственную личность, чтобы свести к минимуму возможные проекции на ребенка своих эмоциональных реакций и потребностей. Психотерапевт должен сам обладать душевным здоровьем.

Закончить этот параграф хочется словами детского психотерапевта X. Джинотта, который, как нам кажется, очень точно и тонко определил позицию детского психотерапевта по отношению к терапии с ребенком:

"Даже самый опытный терапевт должен приступать к каждому новому случаю с осторожностью, увлеченностью и неуверенностью исследователя, проверяющего новую гипотезу".

  • [1] Детская и подростковая психотерапия / пол ред. Д. Лемма и Э. Миллера. СПб.: Питер, 2001. С. 16.
  • [2] См.: Психотерапия детей и подростков / под ред. X. Ремшмидта. М.: Мир, 2000.
  • [3] Фрейд З. Анализ фобии пятилетнего мальчика // Психология бессознательного. М. ; СПб.: Питер, 2004. С. 38-112.
  • [4] См.: Бурлакова Н. С, Олешкевич В. И. Детский психоанализ. Школа Анны Фрейд. М.: Академия, 2005.
  • [5] См.: Психотерапия детей и подростков / под ред. X. Ремшмидта. См. также: Цапкин В. Н. К повой картографии психотерапевтического поля. С. 36—39: Тулина М. А. Основы индивидуального психологического консультирования. СПб.: Издательство Санкт-Петербургского университета, 2000.
  • [6] См.: Шарфф Д. С, Шарфф Д. Э. Основы теории объектных отношении. М. : Когито-Центр, 2009.
  • [7] См.: Психотерапия детей и подростков / под ред. X. Ремшмидта.
  • [8] См.: Психотерапия детей и подростков / под ред. X. Ремшмидта.
  • [9] См.: Раттер М. Помощь трудным детям. М.: Апрель Пресс, 1999.
  • [10] См.: Детская и подростковая психотерапия / под ред. Д. Лэйна и Э. Миллера.
  • [11] Калина Н. Ф. Основы психотерапии. М.: Рефл-бук, 1997. С. 21.
  • [12] См.: Соколова Е. Т. Психотерапия: теория и практика. М.: Академия, 2006.
  • [13] Фрейд А. Введение в технику детского психоанализа // Теория и практика детского психоанализа. М.: Эксмо-Пресс, 1999. С. 111.
  • [14] Бихевиорально-когнитивная психотерапия детей и подростков / под ред. Ю. С. Шевченко. СПб.: Речь, 2003. С. 3-4.
  • [15] Стерн Д. Фундаментальные аспекты лечения родителей и детей: общность разных подходов// Мать, дитя, клиницист. М.: РПА, 1994. С. 17—18.
  • [16] Стерн Д. Фундаментальные аспекты лечения родителей и детей: общность разных подходов. С. 17.
  • [17] См.: Раттер М. Помощь трудным детям.
  • [18] Спиваковская А. С. Психотерапия: игра, детство, семья. М.: Эксмо-Пресс. 1999. Т. 2. С. 281.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы