Вклад последователей

Детальную разработку на уровне теории развития психики и практики работы с маленькими клиентами произвели последователи Юнга, представители разных школ аналитической психологии, уже упоминавшиеся выше М. Фордхам и Э. Нойманн. Во многом их взгляды на ребенка принципиально отличаются, но оба подхода отражают важные аспекты развития.

Нойманн предложил рассматривать первый год жизни ребенка как экстраутробный период. К моменту его окончания ребенок в той или иной степени приобретает характеристики взрослого человека и относительную автономию от матери, связанную с большей свободой передвижения. В этот период он входит в человеческую общность как отдельное существо и постепенно открывает язык и ценности своей социальной группы через примитивные отношения с матерью. Вслед за Юнгом Нойманн характеризует отношения матери и ребенка как мистическое соучастие. Он подчеркивает ассиметричность этой пары. Ребенок существует в ней в основном па уровне Самости, мать же — на двух уровнях, Самости и Эго.

Нойманн утверждает, что в начале жизни Самость младенца имеет двойственную природу: она включает телесную самость и самость отношения. В начале жизни ребенок воплощает собой телесную самость: биопсихическую целостность тела и память о физически прожитом самим ребенком и человеческим видом в целом. В свою очередь, самость отношения позволяет формировать контакт с внешним миром. Оба аспекта Самости в начале жизни частично воплощает собой мать, что позволяет ей особенно чувствовать ребенка, быть сонастроенной с ним. Благодаря повторяющемуся контакту с телом матери, называнию чувств и ощущений ребенка, а также объяснению того, что происходит во внешнем мире, происходит укрепление детского Эго.

Еще в пренатальном периоде ребенок испытывает воздействие коллективного опыта, так как мать живет в культурном обществе, и это бессознательно, но эффективно влияет на детское развитие. Однако наряду с адаптацией к коллективному мы можем говорить об автоморфизме -изначально заложенной в человеке тенденции реализовать свою особенную природу, раскрыть свой потенциал индивидуальности внутри коллектива или, если это необходимо, в противостоянии с ним и даже без него. Составляющей частью аутоморфизма является центроверсия — функция целостности, отвечающая за создание "центров власти" в психике, в первую очередь центра сознания — Эго. "Эта функция контролирует и приводит в равновесие процессы, ведущие к появлению "Я" ребенка, его развитие в "Я" взрослого, побуждая его двигаться вперед". Здоровые отношения между "Я" и Самостью, рост сознания, его способность к синтезу и интеграции личности подчиняются центроверсии.

На формирование Эго-комплекса влияет также способность матери проживать и интегрировать негативные переживания, свои и младенца. Благодаря устойчивости Эго матери, ребенок получает возможность продуктивного обращения с неприятными эмоциями. Негативный опыт переживается без ущерба для себя. "Я" ребенка укрепляется и становится "партнером Самости". Для обозначения отношения между "Я" и Самостью Э. Нойманн ввел понятие "ось Эго — Самость".

В процессе жизни человек решает различные задачи, и это естественным образом отражается в колебаниях по вертикали оси Эго — Самость. Для укрепления этой связи, обеспечения роста и развития Самости и Эго необходимо использовать способы символического самовыражения — любые проявления спонтанного творчества.

В отличие от Э. Нойманна, М. Фордхам предлагает выделить Самость в нечто отдельное от архетипов и Эго. Ребенок с самого рождения обладает Первичной самостью, отдельной от его матери, и увеличивает степень этого отделения в процессе своего развития. Уже в утробе матери формирующийся младенец несет в себе генетический материал не только матери, но и отца, и каждое новообразование плода приближает его к окончательному телесному отделению от тела матери.

Фордхам критикует Нойманна за излишнюю мифологизацию отношений в диаде "мать — дитя", предлагая говорить о конкретном ребенке, и отвергает его идею о райском слиянии в период первого года жизни. Дети рождаются с очевидной способностью "играть материнскими аффектами и привязывать ее к себе". Опираясь на наблюдения, Фордхам утверждает, что отношения матери и ребенка индивидуальные и взаимные — мать также должна в значительной степени зависеть от младенца.

Фордхам разработал собственную модель, основанную на идее деинтеграции-реинтеграции Первичной самости. В начале жизни психосоматическое единство ребенка большую часть времени находится в состоянии покоя — ребенок спит. Но вследствие внутренних или внешних стимулов Первичная самость разделяется на части и встречается с элементами окружающего мира, т.е. происходит деинтеграция части самости для того, чтобы ребенок вступил в реальный контакт — например, с грудью матери. В случае, когда действия устойчиво повторяются, реинтегрируется уже новый опыт — способ взаимодействия, созданный матерью и ребенком. Он влияет на структуру Самости, меняет ее. Этот процесс приводит к развитию Эго — самого важного деинтеграта Самости.

Наряду с понятием первичной самости Фордхам ввел различие между защитами Самости и защитами Эго, что имеет большое значение для понимания феномена аналитического переноса. Защиты самости, являясь самыми глубокими, включаются в те моменты, когда анализ касается самых глубоких травм, или в ситуациях, когда Эго нарушено и раздроблено. Именно исключительная ситуация аналитического отношения способствует деинтеграции Самости, т.е. позволяет привнести в процесс работы прожитое, моменты личной истории клиента. Ребенок проживает с аналитиком новый опыт, который, реинтегрируясь, изменяет Самость, добавляя в ее структуру опыт здорового развития. Именно поэтому анализ детей эффективен и в отрыве от анализа родителей. Фордхам утверждает возможность анализа маленьких детей с 13 месяцев. К этому возрасту можно говорить о выделении "Я" и формировании оси Эго — Самость.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >