Песочная терапия с детьми и подростками

В настоящее время в психологической работе с детьми используются различные методы и техники, большинство из которых связаны с творческим самовыражением (рисование, лепка, игра, инсценировка, сочинение сказок и многое другое). Проблемы и трудности детей (впрочем, как и взрослых) находят свое символическое выражение в продуктах творчества. Порождаемые образы и метафоры одновременно являются и симптомами внутреннего состояния человека, и средствами его гармонизации.

Одним из методов, активизирующих фантазию и позволяющих бессознательному стать видимым, является метод песочной терапии. Дж. Атертон рассматривает композиции на песке как спонтанные трехмерные сознательные ответы на вопросы внутреннего бессознательного голоса. Она пишет, что созданные в песочнице образы являются терапевтичными, поскольку они не нуждаются в интерпретации или переводе в сознание. Они также не нуждаются в истолковании, чтобы изменить порядок и равновесие в душе. Образы целительны независимо от того, понимаем мы это или нет. Они несут в себе свои собственные значения, связанные с нашей реальной жизнью.

Для ребенка игра с песком является естественным способом самовыражении. Детский кип панский психотерапевт Дж. Линии сравнивал притягательность песка для детей с магнитом: "Прежде чем они успевают осознать, что они делают, их руки сами начинают просеивать песок, строить тоннели, горы и русла рек".

Суть процесса песочной терапии состоит в том, что в песочнице (подносе определенного размера и цвета) с влажным или сухим песком клиент создает ландшафт и располагает миниатюрные предметы. В процессе создания песочной композиции, проигрывания истории, по мнению К. Г. Юнга, происходит высвобождение заблокированной энергии и активизация возможности самоисцеления, заложенной в человеческой психике.

В настоящее время существует несколько направлений песочной терапии. Получив изначально методологическое обоснование в русле юнгианского анализа, песочная терапия в процессе своего развития обрела различные модификации в других направлениях (гештальт-терапии, символдраме, психосинтезе, сказкотерапии и т.д.). В связи с возникшими методическими различиями в проведении песочной терапии, на международной конференции в Сан-Франциско в 1995 г. была принята следующая классификация: Sandplay (с большой буквы) означает классическую форму юнгианской песочной терапии, a sandplay (с маленькой буквы) — это различные модификации метода.

История метода и теоретические положения юнгианской песочной терапии

Игру с песком как психотерапевтический метод работы с детьми впервые описала М. Ловенфельд в 1929 г. Наблюдая за детьми, она обратила внимание на то, что их часто привлекала игра с песком и водой.

В специально установленном на полу цинковом подносе с песком дети при помощи воды (или без нее) создавали определенный ландшафт. Затем они помещали туда миниатюрные предметы и игрушки, хранившиеся в отдельной коробке. Так появилась техника "Мир" {World Technique), главной задачей которой, по определению М. Ловенфельд, являлась помощь детям в выражении "невыразимого".

В 1950-х гг. Юнг предложил своей ученице Д. Калф изучить технику работы с песком у М. Ловенфельд. Пройдя обучение, Калф сформулировала теоретические принципы юнгианского анализа для работы с песком. Она также изменила некоторые условия работы с песком (размер песочницы, перенесла песочницу с пола па стол, добавила кувшин с водой) и назвала эту технику Sandplay (песочная терапия).

По мнению Калф, погружение ребенка в игру с песком предоставляет ему возможность избавиться от психологического напряжения через экстериоризацию фантазии и формирование ощущения связи и контроля над своими внутренними побуждениями. Выражение в символической форме бессознательных побуждений в значительной степени облегчают здоровое функционирование психики. Одной из главных задач психотерапевта в процессе песочной терапии является создание свободного и защищенного пространства, в котором клиент чувствует, что его принимают. Психотерапевт становится для ребенка "доверенным лицом", старается понять его и донести до него свое желание помочь ему. Терапевт не вмешивается в процесс создания песочной композиции, не руководит им, его задача — следовать за процессом[1].

Работая с детьми, Д. Калф обращала внимание па процесс развития Эго ребенка и придавала этому развитию огромное значение. Опираясь на работы Э. Нойманна, Калф считала, что Эго начинает развиваться с самого рождения через единство матери и ребенка и достигает пика на втором-третьем году жизни[2].

Сначала мать удовлетворяет потребности ребенка, телесно отзываясь на его потребности, чувства голода, холода и т.д. Ребенок, находясь в условиях материнской любви, испытывает абсолютную безопасность. Мать переживает и интегрирует негативные события как для себя, так для ребенка. Благодаря этому "Я" превращается в "Я интегрированное", способное переживать негативный опыт без вреда для себя[3].

После первого года жизни чувство безопасности перерастает в отношения доверия. В результате успешного прохождения ранних этапов развития у ребенка в конце второго года жизни должно появиться чувство целостности. Нарушение отношений с матерью приводит к травматизации ребенка и препятствует нормальному функционированию Эго ребенка[4]. Опыт проведения песочной терапии с детьми и взрослыми позволил Д. Калф утверждать, что в процессе построения песочных композиций отражаются стадии психического развития человека, выделенные в психоанализе.

В процессе песочной терапии перед психотерапевтом стоит задача создать специальные условия, способствующие появлению ощущения единства у обоих участников, похожего по своей природе на гармоничные взаимоотношения матери и ребенка. В таком случае клиент получает возможность прожить заново эмоциональные отношения в переносе и достичь психической интеграции.

Одним из важных качеств терапевта, влияющих па эффективность оказания помощи, является глубокое знание языка символов, находящих свое отражение в сказках, мифах, религиях и искусстве. Для успешной работы методом песочной терапии необходимо знать принципы толкования символов, разработанные Юнгом. Благодаря работам Д. Калф песочная терапия стала возможной составной частью аналитического процесса, конкретной формы метода "активного воображения" Юнга[5].

Юнгианская песочная терапия предполагает использование двух подносов-песочниц, выкрашенных изнутри в голубой или синий цвет. Размер подносов составляет 42,5 см в ширину и 72,5 см в длину, глубина подносов — 8 см (считается, что такие размеры соответствуют полю восприятия). Один поднос наполовину заполнен сухим песком, второй — влажным. Песочницы располагаются на столах.

Рядом на стеллажах и (или) в коробках размещается большой набор миниатюрных предметов и персонажей, размер которых не должен превышать 10 см. Набор миниатюр должен включать в себя множество фигурок, в том числе символические, религиозные и этнические объекты, характерные для разных культур, — это обеспечивает возможность передачи содержания коллективного бессознательного. Помимо миниатюр, используются различные природные материалы: камни, раковины, шишки, перья, ткани, бумага, глина и т.д.

В ходе сеанса клиенту сначала предлагается выбрать фигурки, привлекающие его внимание, и построить с их помощью композицию на песке. После этого его просят дать название своей композиции и рассказать об этом историю. При работе с песочницей в юнгианском подходе терапевт редко применяет интерпретацию. Это связано с тем, что психологические проблемы разрешаются и осмысливаются на бессознательно-символическом уровне.

В юнгианской песочной терапии, так же как и в работе со сновидениями, важна серия работ. Первые композиции чаще показывают ситуации, отражающие происходящее во внешней реальности. Но вскоре возникают символы, указывающие на внутренние проблемы создателя композиций. Создавая картины, клиент все глубже погружается в свой внутренний мир, делая бессознательную проблему зримой.

Д. Калф писала, что песочная композиция может быть понята как трехмерное изображение какого-либо аспекта душевного состояния; неосознанная проблема разыгрывается в песочнице подобно драме, конфликт переносится из внутреннего мира во внешний и делается видимым[6].

  • [1] См.: KalffD. М. Introduction to Sandplay Therapy // Journal of Sandplay Therapy. 1991. № 1. Vol. 1.
  • [2] См.: Аллой Дж. Ландшафт детской души. Юнгианское консультирование в школах и клиниках.
  • [3] См.: Лиар Д. Детский юнгианский анализ.
  • [4] См.: KalffD. М. Introduction to Sandplay Therapy.
  • [5] См.: Штейнхард Л. Юнгианская песочная психотерапия.
  • [6] Cm.: Kallf D. Sandplay. A Psychotherapeutic Approach to the Psyche. Santa Monica : Sigo Press, 1980.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >