Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Литература arrow Стилистика русского языка и культура речи

Функциональные стили русского литературного языка. Стилеобразующие факторы. Классификация стилей

Слово стиль восходит к греческому stylos – так называлась палочка, которой писали на доске, покрытой воском. Со временем стилем стали называть почерк, манеру письма, совокупность приемов использования языковых средств. Функциональные стили языка получили такое название потому, что они выполняют важнейшие функции, являясь средством общения, сообщения информации и воздействия на слушателя или читателя.

Под функциональными стилями понимаются исторически сложившиеся и социально осознанные системы речевых средств, используемых в той или иной сфере общения и соотносимых с той или иной сферой профессиональной деятельности. В современном русском литературном языке выделяют книжные функциональные стили научный, публицистический, церковно-религиозный и официально-деловой, которые выступают преимущественно в письменной форме, и разговорный стиль, для которого характерна главным образом устная форма речи.

Научная дискуссия

Некоторые ученые выделяют в качестве функционального стиля художественный (художественно-беллетристический), т.е. язык художественной литературы. Однако эта точка зрения вызывает справедливые возражения. Ведь писатели в своих произведениях используют все многообразие языковых средств, так что художественная речь не представляет собой системы однородных языковых явлений. Напротив, она лишена какой бы то ни было стилистической замкнутости, ее специфика зависит от особенностей индивидуально-авторских стилей.

Каждый функциональный стиль представляет собой сложную систему, охватывающую все языковые уровни: произношение слов, лексико-фразеологический состав речи, морфологические средства и синтаксические конструкции. Функционально-стилевое закрепление языковых средств можно изобразить схематически (рис. 1.1).

Функциональные стили современного русского литературного языка

Рис. 1.1. Функциональные стили современного русского литературного языка

Чтобы показать, насколько наша речь зависит от обстановки и собеседника, приведем такой пример. Представим, что муж за обедом спрашивает жену, чем она сегодня занималась. В ответ слышит:

В первой половине дня я ускоренными темпами обеспечила восстановление надлежащего порядка на жилой площади, а также в предназначенном для приготовления пищи подсобном помещении общего пользования. В последующий период мною было организовано посещение торговой точки с целью приобретения необходимых продовольственных товаров.

Ненормальность такого ответа, если только за ним не скрывается нарочитая шутка, очевидна, хотя он правилен как по существу, так и с точки зрения норм литературного языка. Однако эти слова уместны в официальном отчете, в постановлении или в деловом письме, но не в беседе между мужем и женой. Здесь ситуация требует простого, обыденного ответа: Утром я быстро убрала комнату и кухню, а потом сходила в магазин за продуктами.

Как видим, обращение к языковым средствам, имеющим определенную стилевую прикрепленность, должно быть обоснованным. Использование их не всегда бывает оправдано в конкретной ситуации.

Охарактеризуем функциональные стили современного русского языка.

Разговорный стиль

Разговорный стиль выполняет основную функцию языка – функцию общения; его назначение – непосредственная передача информации преимущественно в устной форме (исключение составляют частные письма, записки, дневниковые записи). Языковые черты разговорного стиля определяют особые условия его функционирования: неофициальность, непринужденность и экспрессивность речевого общения, отсутствие предварительного отбора языковых средств, автоматизм речи, обыденность содержания и диалогическая форма.

Большое влияние на разговорный стиль оказывает ситуация - реальная, предметная обстановка речи. Это позволяет предельно сокращать высказывание, в котором могут отсутствовать отдельные компоненты, что, однако, не мешает правильно воспринимать разговорные фразы. Например, в булочной нам не кажется странной фраза: Пожалуйста, с отрубями, один; на вокзале у билетной кассы: Два до Одинцова, детский и взрослый; у компьютера: Сброшу в сетку и т.д. В повседневном общении реализуются конкретный, ассоциативный способ мышления и непосредственный, экспрессивный характер выражения. Отсюда неупорядоченность, фрагментарность речевых форм и эмоциональность разговорного стиля.

Для непринужденной беседы необходимым условием являются отсутствие официальности, доверительные, свободные отношения между участниками диалога или полилога. Установка на естественное, неподготовленное общение определяет отношение говорящих к языковым средствам.

В разговорном стиле, для которого устная форма является исконной, важнейшую роль играет звуковая сторона речи, и прежде всего интонация: именно она (во взаимодействии со своеобразным синтаксисом) создает впечатление разговорности.

Меньшая напряженность органов речи приводит к изменениям качества звуков и даже порой к их полному исчезновению (здрасьте, а не здравствуйте; не говорит, а грит; не теперь, а терь; вместо будем слышится буше, вместо что – чои т.д.). Особенно заметно такое упрощение орфоэпических норм в нелитературных формах разговорного стиля, в просторечии.

В радио- и тележурналистике свои особые правила произношения и интонации. Так, в импровизированных, неподготовленных текстах

(беседа, интервью) закономерно и естественно следование произносительным нормам разговорного стиля, однако не просторечным его вариантам, а нейтральным. В то же время высокая культура речи говорящего требует точности произнесения слов, постановки ударений, выразительности интонационного рисунка.

Лексика разговорного стиля делится на две больше группы:

  • 1) общеупотребительные слова (день, год, работать, спать, рано, можно, хороший, старый);
  • 2) разговорные слова (живчик, картошка, ломака, осовелый, передвижка, подвох, читалка, заправский, бурчать, проболтаться, проворонить, примоститься).

В разговорном стиле не исключено также употребление просторечных слов, профессионализмов, диалектизмов и жаргонизмов, т.е. разнообразных внелитературных элементов, снижающих стиль. Вся эта лексика преимущественно бытового содержания, конкретная. В разговорном стиле весьма узок круг книжных слов, отвлеченной лексики, терминов и малоизвестных заимствований; вместе с тем для него показательна активность экспрессивно-эмоциональной лексики (фамильярной, ласкательной, неодобрительной, иронической). Оценочная лексика обычно имеет здесь сниженную окраску. Характерно использование окказиональных слов (неологизмов, которые мы придумываем на случай): открывалка, щелкунчики (вместо ореходавы), увнучить (по образцу усыновить).

В разговорном стиле действует закон экономии речевых средств, поэтому вместо названий, состоящих из двух и более слов, употребляется одно слово, например: вечерняя газетавечёрка; зарубежная литература – зарубежка; сгущённое молокосгущёнка; пятиэтажный домпятиэтажка. Разговорный стиль отличается богатством фразеологии: большинство русских фразеологизмов носит именно разговорный характер (рукой подать; рвет и мечет; нежданно-негаданно; как с гуся вода; кожа да кости; набить карман и др.). Еще более экспрессивны просторечные выражения (дуракам закон не писан; у чёрта на куличках, пустить слезу и т.п.). И те и другие придают речи яркую образность; от книжных и нейтральных фразеологизмов они отличаются не значением, а особой выразительностью и сниженностыо. Ср., например: уйти из жизни – сыграть в ящик; вводить в заблуждение – вешать лапшу на уши (втирать очки; высосать из пальца; брать с потолка).

Словообразование разговорной речи характеризуют черты, обусловленные ее экспрессивностью и оценочностью. В ней употребительны суффиксы субъективной оценки со значениями ласкательности, неодобрения, увеличительности и др. (мамочка, лапушка, пупсик, солнышко, дитятко; кривляка, пошлятина, домище, холодина и т.д.), а также суффиксы с функциональной окраской разговорности, например у имен существительных – суффиксы -к- (раздевалка, ночёвка, свечка, печка); -ик (ножик, дождик); -ун (говорун); -ш- (вахтерша, докторша, кондукторша, билетёрша). Используются бессуффиксальные образования (храп, пляс), словосложения (лежебока, пустозвон).

Можно указать наиболее активные случаи словообразования имен прилагательных оценочного значения: глаз-астый, очк-астый, зуб-астый; кусачий, драч-ливый; худ-ющий, здоров-енный и др., а также глаголов – префиксально-суффиксальных: пошал-ивать, при-говар-ивать, на-игры-вать; суффиксальных: дерг-ануть, спекуль-нуть, чик-нуть; здоров-еть; префиксальных: ис-худать, при-ку-пить и др.

Для усиления экспрессии используется удвоение имен прилагательных, иногда с дополнительной префиксацией, выступающих в функции превосходной степени (он такой огромный-огромный; вода черная-черная; она глазастая-глазастая; вредная-превредная, но умная-преумная).

В области морфологии разговорный стиль выделяется особой частотой глаголов, которые здесь употребляются даже чаще, чем имена существительные. Однако в постоянном употреблении находится ограниченный круг глаголов, наиболее универсальный для констатации или описания событий, передачи эмоции, специфики тех или иных событийных, речевых, интеллектуальных, умственных действий либо чувственного восприятия: быть, говорить, знать, мочь, сказать, идти, хотеть, пойти, понимать, думать, помнить, приходить и др.[1]

Глагол быть – наиболее употребительный и полифункциональный в разговорной речи. Особенное употребление имеют и глаголы движения: обычно они не реализуют свои валентностные свойства согласно нормативной общеупотребительной модели, а используются "сокращенно", без распространителей. См., например: Обидно; сорвалась, прокатиласьвсе напрасно!

Исследователи отмечают, что говорящий, находясь в условиях непринужденного неподготовленного общения, стремится упростить и облегчить свое "речевое поведение", поэтому "легко и часто прибегает к готовым языковым формулам, в том числе всякого рода клише, шаблонам и стереотипам"[2]. Вместе с тем в разговорном стиле достаточно продуктивно употребление глаголов в переносном значении, несвойственном литературному языку, например: ломиться – "идти куда-нибудь насильно, напролом"; приворожить "очаровав, привлечь к себе внимание, обворожить"; провалить "погубить какое-нибудь дело"; пролететь – "быстро проехать, пройти, миновать"; протянуться – "лечь, вытянув ноги"[3].

Характерно частое использование личных и указательных местоимений: я, ты, он, она, они, это, такой, всё. Личные местоимения 3-го лица могут употребляться в особой, ошибочной или целенаправленно "ошибочной" функции, исключающей называние по имени присутствующего лица. Ср.: Ольга Ивановна она принципиальная. Ее линияпрофессионализм (в присутствии субъекта высказывания имеет место ошибочное грамматико-стилистическое употребление); Она что, претендует на часть имущества? (целенаправленно "ошибочное" употребление, исключающее субъекта из ситуации общения). Кроме того, только разговорный стиль допускает употребление местоимения в сопровождении жеста без предварительного упоминания конкретного слова (Я это не возьму, Такой мне не подходит). Очевидно, что в разговорном стиле продуктивен узкий круг названных местоимений. По-видимому, это обусловлено экономией языковых усилий, с одной стороны, и определяет разнообразие дополнительных значений таких языковых средств – с другой.

В разговорном стиле предпочтение отдается вариантным формам имен существительных (в цеху, в отпуску, на дому, стакан чаю, мёду, цеха, слесаря), имен числительных (пятидесятью, пятистами), глаголов (прочту, а не прочитаю; подымать, а не поднимать; не видать, не слыхать). Используются разговорные формы степеней сравнения имен прилагательных (получше, покороче, труднее всех), наречий (поскорей, поудобней, вероятней всего) и варианты окончаний местоимений (саму хозяйку, в ихнем доме).

Под действием закона экономии речевых средств разговорный стиль допускает употребление вещественных существительных в сочетании с именами числительными (два молока, две ряженки – в значении 'две порции'). Обычными являются своеобразные формы обращений – усеченные имена существительные: Мам!; /Тага!; Кать!; Вань!и т.п.

Не менее самобытна разговорная речь и в распределении падежных форм: здесь господствует именительный падеж, который в устных репликах заменяет книжные управляемые формы. См., например: Он построил дачустанция рядом; Купила шубу – серый каракуль; Каша – посмотри! (разговор на кухне); Дом обувигде выходить? – На следующей (остановке). Там поверните налево, переход и магазин обуви (диалог в автобусе). Особенно последовательно именительный падеж заменяет все остальные при употреблении в речи имен числительных: Сумма не превышает триста рублей (вместо трехсот); с тысяча пятьсот тремя рублями (с тысячью пятьюстами тремя); имел три собаки (трех собак).

После глаголов и местоимений, доминирующих в разговорном стиле, продуктивной лексико-грамматической группой являются имена существительные, причем по качественному разнообразию в разговорной речи они "превосходят" глаголы. Собственно разговорными необходимо признать следующие номинации: во-первых, слова типа выскочка, шпаргалка, которые в кодифицированном литературном языке не имеют однословных номинаций; во-вторых, слова типа ухмылка, поклёп, коленка, ворюга – многообразные синонимы соответствующих нейтральных слов кодифицированного литературного языка; в-третьих, деминутивы[4].

Имена прилагательные в разговорной речи употребляются значительно реже, чем такие части речи, как местоимение, имя существительное, наречие и глагол. Кроме того, исследователи, занимающиеся изучением имен прилагательных в разговорной речи, "единодушно отмечают факт преобладания в ней относительных прилагательных"[5]. Частотность относительных имен прилагательных определяется тематикой разговора и ситуацией общения. Самые частотные качественные прилагательные, употребляемые в разговорной речи: хороший, плохой, большой, маленький, старый, новый, интересный. Широко распространено использование притяжательных имен прилагательных (мамина работа, дедово ружье); краткие формы используются редко. Совсем не встречаются причастия и деепричастия.

Среди служебных частей речи в разговорном стиле особым функциональным предназначением обладают частицы: Что уж говорить!; Вот так штукаУ, Будь доволен!; Неужели собрался?!; Прям дипломат!; Чуть не проворонил!; Едва успел! и т.п. Частицы в разговорной речи являются актуализаторами рематической части высказывания, фиксируют коммуникативно важную информацию.

Синтаксис разговорной речи весьма своеобразен, что обусловлено ее устной формой и яркой экспрессией. Здесь господствуют простые предложения, чаще неполные, предельно короткие, самой разнообразной структуры. Ситуация восполняет пропуски в речи, которая вполне понятна говорящим: Покажите, пожалуйста, в линейку (при покупке тетрадей); Таганку я не хочу (при выборе билетов в театр); Вам от сердца? (в аптеке) и т.д. Необычен и порядок слов в живой речи. Здесь на первое место, как правило, ставится самое важное в сообщении слово: Компьютер мне купи-, Валютой расплатился; Всего ужаснее то, что ничего уже нельзя сделать-, Температура зашкаливает. Для разговорных сложных предложений характерно ослабление функции придаточного, слияние его с главным, структурная редукция: Ты могла бы поговорить о чем захотела; Будешь работать с кем прикажут; Зови кого хочешь; Живу как придется.

Следует отметить и такие черты разговорного синтаксиса, как:

  • 1) употребление местоимения, дублирующего подлежащее: Вера, она поздно приходит; Участковый, он это заметил;
  • 2) вынесение в начало предложения важного по смыслу слова из придаточной части: Хлеб я люблю, чтоб всегда свежий;
  • 3) употребление слов-предложений: Ладно; Ясно; Можно; Да; Нет; Отчего же?; Конечно!; Еще бы!; Ну да!; Да нет!; Ужас!; Возможно и др.;
  • 4) использование вставных конструкций, вносящих добавочные, дополнительные сведения, поясняющие главное сообщение: Я думал (тогда я был еще молод), шутит он; А мы, как известно, всегда рады гостю; Коляон вообще человек добрый – хотел помочь;
  • 5) активность вводных слов: может быть, кажется, к счастью, как говорится, так сказать, скажем, так, знаете.

Таким образом, разговорный стиль в большей степени, чем другие, обладает ярким своеобразием языковых черт, выходящих за рамки нормированного литературного языка. Он может служить убедительным доказательством того, что стилистическая норма принципиально отличается от литературной. Каждый из функциональных стилей выработал свои собственные нормы, с которыми следует считаться. Это не значит, что разговорная речь всегда вступает в противоречие с литературными языковыми правилами. Отступления от нормы могут колебаться в зависимости от внутристилевого расслоения. Например, в разговорном стиле есть разновидности сниженной, грубой речи; просторечие, впитавшее влияние местных говоров, и т.д. Однако разговорная речь интеллигентных, образованных людей вполне литературна и в то же время резко отличается от книжной, связанной строгими нормами.

Вслед за С. И. Ожеговым, чьи слова, написанные в 1930-е гг., не утратили своей актуальности и в настоящее время, подчеркнем, что современный русский литературный язык по-прежнему динамичен и диалектичен в своем развитии, поскольку "идет к установлению двух норм внутри себя: письменной и разговорной. Последняя подвижна и неустойчива. В основе создания новой разговорной литературной нормы лежат лингвистические свойства просторечия. И различие этих типов городского языка осмысляется нс как различия социальной дифференциации, а как ступени культурного развития"[6].

  • [1] См.: Кормилицына М. А., Кочеткова Т. В. Глагол // Разговорная речь в системе функциональных стилей современного русского литературного языка. Лексика / под ред. О. Б. Сиротининой. М., 2003. С. 63–94.
  • [2] Земская Е. А., Китайгородская М. В., Ширяев E. Н. Русская разговорная речь. Общие вопросы. Словообразование. Синтаксис. М., 1981. С. 193.
  • [3] Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. С. 332, 588, 605, 614, 626. В данном лексикографическом источнике лексическое значение приведенных слов имеет помету разг.
  • [4] См.: Столярова Э. А. Существительные // Разговорная речь в системе функциональных стилей современного русского литературного языка. С. 21–48.
  • [5] Кузнецова Н. И. Прилагательные // Там же. С. 48–62.
  • [6] Ожегов С. И. О просторечии (к вопросу о языке города) // Вопросы языкознания. 2000. № 5. С. 96.
 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы