Публицистический стиль

Публицистический стиль называют еще газетно-публицистическим, потому что публицистические произведения печатаются в первую очередь в газетах и журналах, адресованных массовому читателю. Кроме того, этот стиль представлен в журналистских выступлениях по радио, телевидению, в речах общественно-политических деятелей на митингах, съездах, собраниях (в последнем случае – в устной форме). Публицистика получила название "летописи современности", поскольку она освещает самые важные проблемы общества: политические, социальные, бытовые, философские, экономические, морально-этические. Ее занимают вопросы воспитания, культуры, искусства и т.д. Словом, тематика публицистики, как и ее жанровое разнообразие, ничем не ограничены. Живая история нашего времени отражается в разных жанрах: информационных (заметка, репортаж, отчет, интервью, хроника, обозрение), аналитических (статья, корреспонденция, комментарий, рецензия, обзор), художественно-публицистических (очерк, фельетон, памфлет).

В публицистическом стиле соединены две важнейшие функции языка – информационная и воздействующая. Журналист – не равнодушный регистратор событий, а их активный участник, самоотверженно отстаивающий свои убеждения. Публицистика призвана активно вмешиваться в происходящее, создавать общественное мнение, убеждать, агитировать. Это определяет такие важные стилеобразующие черты публицистического стиля, как оценочность, страстность, эмоциональность. Вопросы, которые поднимают журналисты, волнуют миллионы людей (экономическая политика государства, этнические конфликты, права человека и др.). Писать о них книжным, сухим языком невозможно, так как "функция воздействия, важнейшая для публицистического стиля, обусловливает острую потребность публицистики в оценочных средствах выражения. И публицистика берет из литературного языка практически все средства, обладающие свойством оценочности"[1].

Информационная функция публицистического стиля обусловливает другие его стилеобразующие черты: точность, логичность, официальность, стандартизованности. В условиях срочной подготовки газетных публикаций по следам событий, интерес к которым особенно обострен, журналисты используют хорошо известные им публицистические приемы, частотные языковые средства, устойчивые речевые обороты (клише). Это определяет стандартизацию языка газеты, а как отмечают ученые, именно стандартизованное™ речи обеспечивает быстроту в подготовке информации[2]. Обращение к языковым стандартам не только экономит усилия репортера, помогая ему оперативно откликаться на события, но и облегчает читателям усвоение новой информации: пробегая глазами публикацию, можно легко уловить ее главный смысл, если он преподносится в простых, знакомых выражениях. Таким образом, сочетание экспрессии и стандарта – важнейшая черта публицистического стиля.

Поскольку произведения публицистического характера адресованы широкому кругу читателей, главным критерием отбора языковых средств является общедоступность. Публицисты не должны использовать непонятные читателям узкоспециальные термины, диалектные, жаргонные слова, иноязычную лексику; усложненные синтаксические конструкции; отвлеченную образность. В то же время публицистический стиль – это не замкнутая, а открытая система языковых средств, что позволяет журналистам обращаться к элементам других функциональных стилей и в зависимости от содержания публикации употреблять разнообразную лексику, включая внелитературные слова и выражения, необходимые для достоверного изображения событий и их героев.

Большое значение в публицистических произведениях имеет авторский стиль – свойственная тому или иному журналисту манера письма. В газетно-публицистическом стиле повествование всегда ведется от первого лица; для публицистики характерно совпадение автора и рассказчика, который непосредственно обращается к читателю со своими мыслями, чувствами, оценками. В этом сила воздействия публицистики.

В то же время в каждом конкретном произведении журналист создает образ автора, через который выражает свое отношение к действительности. Как композиционно-речевая категория образ автора может изменять свои черты применительно к жанру. Так, в обозрении журналист выступает от имени коллектива, организации, партии, конструируя коллективный образ рассказчика; в очерке образ автора обретает индивидуальные черты; в фельетоне, памфлете предстает как условный ироничный, непримиримый, критически настроенный повествователь. Но независимо от жанра авторская позиция совпадает со взглядами и оценками реального журналиста, представляющего читателям добытый им материал.

Лексика публицистического стиля отличается тематическим многообразием и стилистическим богатством. Широко представлена общеупотребительная, нейтральная книжная и разговорная лексика и фразеология. Выбор словесного материала определяется темой. Скажем, при обсуждении общественно-политических проблем находят применение слова конвенция, приватизация, маркетинг, менеджмент, биржа, бизнес, демократия, популизм, политиканство и пр. При решении вопросов повседневной жизни используются другие слова: пенсия, зарплата, инфляция, потребительская корзина, безработица, уровень жизни, рождаемость и т.п.

На общем нейтральном фоне обращают на себя внимание оценочные лексико-фразеологические средства. Здесь можно встретить не только разговорно-просторечные (прихватизация, тусовка, крутой, махануть, дойная корова, загребущие руки, Дядя Сэм), но и книжные слова и выражения (держава, Отчизна, восторжествовать, миссия, свершить, низводить, шоковая терапия, вавилонское столпотворение, соломоново решение и др.). Публицисты часто используют термины в образном значении (эпидемия болтовни, вирус экстремизма, раунд переговоров, политический фарс, предвыборный марафон, пародия на демократию, финишная прямая и т.п.), что, прочем, не исключает их употребления в точном значении в соответствующем контексте.

Публицистический стиль открыт для использования интернациональной политической лексики, расширение круга которой особенно характерно для последнего времени (парламент, электорат, инаугурация, спикер, импичмент, департамент, муниципалитет, легитимный, консенсус, рейтинг, эксклюзивный, коррупция, презентация и др.). Пополняется и словарь научной терминологии, быстро выходящей за рамки узкоспециального употребления (Интернет, принтер, виртуальный мир, стагнация, дефолт, холдинг, инвестиция, дилер, спонсор и др.). Публицистический стиль мгновенно усваивает новые понятия и соответствующие слова и словосочетания, отражающие социальные и политические процессы в стране и мире (финансовое оздоровление, альтернативные выборы, экономическое пространство, двойные стандарты, баланс интересов, многополярный мир, политика диалога, гражданское общество и т.д.). Закрепляются необычные сочетания, в которых оценочные имена прилагательные характеризуют социальные и политические процессы (бархатная, оранжевая революция, гибридная война, хрупкое перемирие, партия зеленых).

Для публицистического стиля характерно соединение контрастных по стилистической окраске слов: в нем используется лексика книжная и разговорная, высокая и сниженная. Обращение к разноплановой лексике и фразеологии зависит от жанра и должно быть подчинено принципу эстетической целесообразности. Если, например, в фельетоне возможно употребление просторечия, смешение стилей для достижения комического звучания, то в информационных жанрах такая пестрота языковых средств не оправдана.

Особого внимания заслуживает использование в публицистическом стиле речевых стандартов, клише. К ним, в частности, относятся выражения, получившие устойчивый характер: незащищенные слои населения, работники бюджетной сферы, международная гуманитарная помощь, коммерческие структуры, силовые ведомства, ветви власти, информированные источники; словосочетания типа служба быта (занятости, питания, здоровья, отдыха и т.д.). Эти речевые единицы широко употребляются журналистами.

От речевых стандартов, закрепившихся в публицистическом стиле, следует отличать речевые штампы – шаблонные обороты речи, имеющие канцелярскую окраску: на данном этапе, в данный отрезок времени, на сегодняшний день, подчеркнул со всей остротой и т.п. Как правило, они ничего не вносят в содержание высказывания, а лишь засоряют предложения. Например, в следующих газетных текстах исключение выделенных выражений ничего не изменит в смысле информации:

В данный отрезок времени трудное положение сложилось с ликвидацией задолженности предприятиями-поставщиками; В настоящее время взята под контроль выплата заработной платы горнякам; На данном этапе икромёт у карася проходит нормально...

Словообразование в публицистическом стиле отличается большей но сравнению с другими стилями активностью словопроизводства посредством суффиксов иноязычного происхождения. Например, для отражения новых социально значимых процессов действительности здесь используются имена существительные на -изация со значением 'наделение теми или иными свойствами того, что обозначает базовая основа': американизация, компьютеризация, автономизации, регионализация и др.[3] В начале XXI в. продуктивными в публицистическом стиле остаются номинации, образованные посредством иноязычных суффиксов -изм, -инг: попул-изм, инфантил-изм, экстрем-изм, шовин-изм, бриф-инг, лиз-инг, рейт-инг, сёрфинг, инжинир-инг и др.

Что касается употребления префиксальных (либо префиксоидных) производных, то в современной публицистике актуальными являются словообразовательные модели с приставками и префиксоидами анти-, квази-, контр-, лже-, меж-, недо-, псевдо-, например: антиконституционный, антирыночный, антисоциальный, квазиавторитет, квазиспециалист, контрмарш, контрконцепция, лжепредприниматель, лжеакадемизм, межнациональный, межфракционный, недоиспользование, недорынок, недовершенность, псевдодемократия, псевдопарламентаризм, псевдопатриотизм, псевдоцентрист.

В качестве производящих основ в публицистике часто используются имена лиц (например, политических деятелей, бизнесменов): ельцинизм, ельцинский, путинский, пропутинский, зюгановец, жириновец, жириновство, чубайсовскийантичубайсовский и др.

Морфологический строй публицистической речи также имеет свою специфику. Отдавая предпочтение книжным вариантам словоизменения, журналисты нередко используют и разговорные окончания, добиваясь непринужденного, доверительного звучания речи. Особенно это характерно для художественно-публицистических жанров, где разговорные окончания (в цеху, трактора) могут способствовать индивидуализации речи героев очерков.

В аналитических жанрах обращает на себя внимание частое употребление наиболее отвлеченных и обобщенных языковых единиц. Имена существительные в единственном числе здесь обычно получают собирательное значение (читатель, студент, пенсионер, избиратель). Редко используются личные местоимения я, мои; вместо них употребляются мы, наш в обобщенном значении. Для глагола показательно предпочтение форм настоящего времени (Боевики проходят обучение за границей', Похищают даже грудных детей). В художественно-публицистических жанрах, напротив, увеличивается употребление наиболее конкретных по значению языковых единиц, в том числе местоимений и глаголов в форме 1-го лица единственного числа (Я спросил; Мой собеседник отвечает сразу, Никогда не забуду эти глаза). Здесь глаголы реализуют все свое многообразие видовременных форм и значений.

Синтаксис публицистических произведений отличается правильностью и четкостью построения предложений, простотой и ясностью конструкций. Используются монологическая речь (преимущественно в аналитических жанрах), диалог (например, в интервью), прямая речь. Журналисты мастерски применяют различные синтаксические приемы экспрессии: необычный порядок слов (инверсия), риторические вопросы, обращения, побудительные и восклицательные предложения. В публицистическом стиле представлены все виды односоставных предложений: номинативные, определенно-личные, неопределенно-личные, обобщенно-личные, безличные (Весна; Провинция; Бездорожье; Спешу поздравить; Нам сообщают; Простишь, когда поймешь; В заметке говорится).

Важную стилеобразующую функцию выполняют необычные по синтаксическому оформлению заголовки и зачины текстов, получающие также и рекламную функцию: от них во многом зависит, прочтет ли читатель публикацию или не обратит на нее внимания. В заголовках и зачинах активизируется новизна выражения. В частности, в них используются те разновидности словосочетаний и синтаксических конструкций, которые не употребительны в других стилях, ср.: Изыскать резервы!; Студент; какой он!; За какую парту садится ученик!; Учить дисциплине! (заголовки); Кавказ! Кто, заслышав это слово, не пытался представить...?; Можно ли планировать прошлое!., (зачины).

Как видим, своеобразие публицистического стиля наиболее ярко и многогранно выражается именно в экспрессивных средствах всех уровней языковой системы.

  • [1] Солганик Г. Я. Русский язык: 10–11 классы. М., 1996. С. 218.
  • [2] Подробнее см.: Костомаров В. Г. Русский язык на газетной полосе. М., 1971.
  • [3] См.: Земская Е. А. Активные процессы современного словопроизводства // Русский язык конца XX столетия (1985–1995 гг.). М., 1996. С. 90–142.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >