СТИЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЯЗЫКОВЫХ СРЕДСТВ

В результате изучения материала данной главы студент должен:

знать

  • • специфику стилистического маркирования лексических единиц в современном русском языке;
  • • функциональные особенности стилистически маркированных языковых единиц;
  • • основы стилистического оценивания целесообразности употребления стилистически маркированных языковых единиц;
  • • критерии нормативного и ненормативного стилистического использования лексических единиц;
  • • условия, определяющие богатство устной и письменной речи;
  • • этический компонент культуры стилистически окрашенных и стилистически нейтральных языковых единиц;

уметь

  • • оценивать динамические явления функционирования системы современного русского языка;
  • • выделять и анализировать стилистически нейтральные и стилистически маркированные единицы различных уровней языковой системы;
  • • устанавливать целесообразность использования стилистически маркированных языковых единиц;
  • • определять функции языка и связанных с ним явлений;

владеть

  • • методами и способами подготовки и редактирования текста;
  • • навыками анализа языковых явлений современного русского языка;
  • • принципами стилистического анализа и основами стилистического редактирования микро- и макротекста;
  • • навыками функционального описания языкового материала.

Стилистическая окраска слов

Стилистическая окраска слова зависит от того, как оно воспринимается нами: как закрепленное за тем или иным стилем или как уместное в любой речевой ситуации, т.е. общеупотребительное. Мы чувствуем связь слов-терминов с языком науки (например: квантовая теория, эксперимент, монокультура)] выделяем публицистическую лексику (всемирный конгресс, ознаменовать, провозгласить, избирательная кампания); узнаем по канцелярской окраске слова официально-делового стиля (правопорядок, потерпевший, проживание, воспрещается, предписать).

Книжные слова неуместны в непринужденной беседе: На зеленых насаждениях появились первые листочки; Мы гуляли в лесном массиве и загорали у водоема. Столкнувшись с таким смешением стилей, мы спешим заменить чужеродные слова их общеупотребительными синонимами (не зеленые насаждения, а деревья и кусты, не лесной массив, а лес; не водоем, а озеро).

В то же время разговорные слова, а тем более просторечные, т.е. находящиеся за пределами литературной нормы, нельзя употребить в беседе с человеком, с которым мы связаны официальными отношениями, или в официальной обстановке.

Обращение к стилистически окрашенным словам должно быть мотивировано. В зависимости от содержания речи, ее стиля, от той обстановки, в которой рождается слово, и даже от того, как относятся друг к другу говорящие (с симпатией или с неприязнью), они употребляют различные слова.

Высокая лексика необходима в том случае, когда говорят о чем-то важном, значительном. Эта лексика находит применение в выступлениях ораторов, в поэтической речи, где оправдан торжественный, патетический тон. Однако когда, например, человек захочет пить, ему не придет в голову по такому пустячному поводу обратиться к своему товарищу с тирадой: О, мой незабвенный соратник и друг! Утоли мою жажду животворящей влагой] – если слова, имеющие ту или иную стилистическую окраску, используются неумело, они придают речи комическое звучание.

Еще в античных пособиях по красноречию, например в "Риторике" Аристотеля, большое внимание уделялось стилю. По мнению Аристотеля, он "должен подходить к предмету речи"; о важных вещах следует говорить серьезно, подбирая выражения, которые придадут речи возвышенное звучание. О пустяках не говорится торжественно, в этом случае используются слова шутливые, презрительные, т.е. сниженная лексика. На противопоставление "высоких" и "низких" слов указывал и М. В. Ломоносов в теории "трех штилей". Современные толковые словари дают стилистические пометы к словам, отмечая их торжественное, возвышенное звучание, а также выделяя слова сниженные, презрительные, уничижительные, пренебрежительные, вульгарные, бранные.

Конечно, разговаривая, мы не можем каждый раз заглядывать в толковый словарь, уточняя стилистическую помету к тому или иному слову, но, будучи носителями языка, мы чувствуем, какое именно слово нужно употребить в определенной ситуации. Выбор стилистически окрашенной лексики зависит от нашего отношения к тому, о чем мы говорим. Приведем простой пример.

Двое спорили:

  • – Я не могу относиться серьезно к тому, что говорит этот белобрысый юнец, – сказал один.
  • – И напрасно, – возразил другой, – доводы этого белокурого юноши весьма убедительны.

В этих противоречивых репликах выражено разное отношение говорящих к молодому блондину: один из спорщиков подобрал для него обидные слова, подчеркнув свое пренебрежение; другой, наоборот, постарался найти такие слова, которые выразили симпатию. Синонимические богатства русского языка предоставляют широкие возможности для стилистического выбора оценочной лексики: одни слова заключают в себе положительную оценку, другие – отрицательную.

В составе оценочной лексики выделяются слова эмоционально и экспрессивно окрашенные.

Слова, которые передают отношение говорящего к их значению, принадлежат к эмоциональной лексике (эмоциональный (от лат. emoveo - 'потрясаю, волную') значит 'основанный на чувстве, вызываемый эмоциями'). Эмоциональная лексика выражает различные чувства. В русском языке есть немало слов, имеющих яркую эмоциональную окраску. В этом легко убедиться, сравнивая близкие по значению слова: белокурый, белобрысый, белесый, беленький, белехонький, лилейный; симпатичный, обаятельный, чарующий, восхитительный, смазливый; красноречивый, болтливый; провозгласить, сболтнуть, ляпнуть и т.д. Сопоставляя их, мы стараемся выбирать наиболее выразительные, которые сильнее, убедительнее смогут передать нашу мысль. Например, можно сказать не люблю, но можно найти и более сильные слова: ненавижу, презираю, питаю отвращение.

В подобных случаях лексическое значение слова осложняется особой экспрессией (лат. expressio – 'выражение'), т.е. выразительностью. К экспрессивной лексике относятся слова, усиливающие выразительность речи. Часто одно нейтральное слово имеет несколько экспрессивных синонимов, различающихся по степени эмоционального напряжения, например: несчастье, горе, бедствие, катастрофа; буйный, безудержный, неукротимый, неистовый, яростный. Нередко к одному и тому же нейтральному слову тяготеют синонимы с прямо противоположной окраской: просить – молить, клянчить; плакатьрыдать, реветь.

Экспрессивно окрашенные слова могут приобретать различные стилистические оттенки, на что указывают пометы в словарях: торж. (торжественное): незабвенный, свершения; высок. (высокое): предтеча; ритор. (риторическое): священный, чаяния; поэт. (поэтическое): лазурный, незримый. От всех этих слов резко отличаются сниженные, которые выделены пометами: шутл. (шутливое): благоверный, новоиспеченный; ирон. (ироническое): соблаговолить, хваленый; фам. (фамильярное): недурственный, шушукаться; неодобр. (неодобрительное): мусор (= "милиционер"), педант; пренебр. (пренебрежительное): кобыла (о нескладной женщине), малевать; презр. (презрительное): подхалим, тварь; уничиж. (уничижительное): хлюпик; вульг. (вульгарное): хапуга; бран. (бранное): дурак, ублюдок.

Оценочная лексика требует к себе внимательного отношения. Неуместное использование эмоционально и экспрессивно окрашенных слов может придать речи комическое звучание, что нередко имеет место, например, в ученических сочинениях: Ноздрев был заядлый забияка; Все гоголевские помещики дураки, тунеядцы, бездельники и дистрофики.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >