Стилистическое использование в речи многозначных слов и омонимов

Стилистическая маркированность многозначных слов Полисемия (от греч. poly – 'много' и sema – 'знак') означает способность слова иметь одновременно несколько значений. Явление полисемии, или многозначности, относится к числу важнейших проблем семасиологии и постоянно находится в центре внимания лингвистов.

Определение понятия

Современная лексикология видит в многозначности слов их способность к семантическому варьированию, т.е. изменению значения в зависимости от контекста. Например, слово ваять имеет до 50 значений, но вне контекста мы их не воспринимаем. Вне связи с другими словами глагол взять воспринимается лишь с одним, основным значением – схватить. Употребление этого слова в речи раскрывает все богатство его значений. Например, у А. С. Пушкина слово взять встречается в таких значениях:

  • 1) 'захватить рукой, принять в руку': И каждый взял свой пистолет;
  • 2) 'получить что-нибудь в свое пользование': В награду любого возьмешь ты коня;
  • 3) 'отправляясь куда-нибудь, захватить с собой': С собой возьмите дочь мою;
  • 4) 'заимствовать, извлечь из чего-нибудь': надписи, взятые из Корана;
  • 5) 'овладеть чем-нибудь, захватить что-нибудь': "Все возьму",сказал булат,
  • 6) 'арестовать': Швабрин! Очень рад! Гусары! Возьмите его!;
  • 7) 'принимать на службу, на работу': Хоть умного себе возьми секретаря и т.д.

Изучение полисемии, с одной стороны, позволяет выделить в многозначных словах основные (первичные) значения, которые характеризуются наибольшей частотностью и минимальной зависимостью от контекста, и неосновные (вторичные), менее частотные и всегда обусловленные контекстом. С другой стороны, полисемия реализуется в появлении у многозначных слов, наряду с их основным, прямым значением, переносных, образных, значений. Переносные значения всегда вторичны, однако "далеко не всякое неосновное значение можно квалифицировать как переносное, ибо нс любое из них основывается на ассоциации сходства, создающей эффект образности"[1].

Разные значения образуют сложное семантическое единство, которое лингвисты называют семантической структурой слова. Развитие в слове переносных значений, как правило, связано с уподоблением одного явления другому; при этом названия переносятся на основе внешнего сходства объектов (их формы, цвета и т.д.), на основе производимого ими впечатления или по характеру их движения. В таких случаях источником полисемии могут быть метафоры, метонимии, синекдохи.

Закрепившиеся в языке переносные значения слов нередко утрачивают образность (усики винограда, бой часов, колено трубы, спинка стула). Однако они могут и сохранить метафорический характер, экспрессивную окраску (вихрь событий, буря страстей, искра чувства, тень улыбки, голос разума, лететь навстречу, светлый ум, железная воля).

Общеязыковые метафоры представляют собой разновидности значений слова, фиксируемые толковыми словарями. См., например, значение слова в "Толковом словаре русского языка" под редакцией Д. Н. Ушакова:

Вихрь м. 1. Прерывистое круговое движение ветра. Снежный вихрь. С быстротою вихря. 2.Перен. Стремительное движение, течение событий, круговорот жизни (книжн.).

От общеязыковых следует отличать индивидуально-авторские метафоры, значение которых рождается в художественном контексте и не становится достоянием языка. Ср.: серп луны, свод небес – общеязыковые метафоры; Небокак колокол, / Месяц – язык – самобытный художественный образ С. А. Есенина. Индивидуально-авторские переносы значений наиболее заметны и эмоционально выразительны; см., например, в стихотворениях Арсения Тарковского:

Если правду сказать,

я по крови –домашний сверчок,

Заповедную песню

пою над печною золой...

(Сверчок);

Я свеча, я сгорел на пиру.

Соберите мой воск поутру...

(Меркнет зрениесила моя...);

В дом вошел я, как в зеркало, жил наизнанку.

Будто сам городил колченогий забор...

(Дом)

Особым видом метафоры является символ. С одной стороны, метафора и символ – явления одного порядка, разновидность непрямой референции. С другой стороны, это разнофункциональные явления: в метафоре связь между первичным и вторичным значением достаточно очевидна, прозрачна, может быть четко эксплицирована, а в символе – скрыта, разорвана, имплицирована, иногда вообще утрачена и может быть восстановлена лишь посредством фоновых, экстралингвистических знаний.

Символ представляет собой двучлен – символизируемое и символизирующее, в идеале связанные между собой как в сознании говорящего (адресанта), так и в сознании воспринимающего (адресата). Процесс символизации осуществляется путем вторичной номинации посредством трансформации первичного значения слова.

Символ является закодированным носителем информации. Для воспринимающего субъекта (адресата) немаловажным становится его декодирование в макроконтексте, с одной стороны, и в тезаурусе личности – с другой. Поле формирования значения символа может быть минимальным, если и объект, и средство символизации эксплицированы в микроконтексте, и максимальным, если объект символизации имплицирован.

Прямые и опосредованные связи символа в авторском контексте, в контексте эпохи (эпох) предполагают, что символическое значение складывается посредством близких и дальних "смысловых бликов" образа, выражающих инвариант смысла.

Различают узуальные и окказиональные символы.

Узуальные (языковые, архетипические, зафиксированные в энциклопедических источниках) символы – это игла, огонь, змея, крест, меч, свет, око, сердце, вода, дым, хлеб и пр. См., например, в стихах Максимилиана Волошина:

Огонь есть жизнь.

И в каждой точке мира

Дыхание, биенье и горенье.

Не жизнь и смерть, но смерть и воскресенье –

Творящий ритм мятежного огня.

(Мятеж);

Не сеятель сберет колючий колос сева.

Принявший меч погибнет от меча.

Кто раз испил хмельной отравы гнева,

Тот станет палачом иль жертвой палача.

(Народу русскому...);

Змеиные, непрожитые сны.

Волнуют нас тоской глухой тревоги.

Словами змия: "Станете, как боги!"

Сердца людей извечно прожжены.

(Lunaria, сонет 8)

Окказиональные – это собственно авторские символы, приобретающие свою символическую ауру в контексте творчества поэта или писателя. Кроме того, узуальные символы в контексте произведений могут быть в той или иной степени трансформированы согласно содержательной и смысловой целеустановке, определенной автором. См., например, кузнечик как безмятежный певец свободы в поэзии Арсения Тарковского:

Не то он лугового бога

На языке зеленом просит:

– Дай мне пожить еще немного,

Пока травы коса не косит!

Изучение многозначности лексики исключительно важно для стилистики. Наличие различных значений у одного и того же слова объясняет особенности употребления его в речи, влияет на стилистическую окраску. Так, различные значения слова могут разойтись стилистически. Например, слово дать, стилистически нейтральное в сочетаниях дать книгу, дать работу, дать совет, дать концерт и т.п., приобретает разговорную окраску в восклицаниях, призывающих к осуществлению чего-нибудь или содержащих угрозу:

Мишка, открыв клавикорды, играл на них одним пальцем. <...> – Тетенька, я

полегоньку, – сказал мальчик. – Я те дам полегоньку. Постреленок! – крикнула

Мавра Кузьминична, замахиваясь на него рукой (Л. Толстой).

Со значением 'ударить' глагол дать используется в просторечии: Смотрю <...> этот самый Мишка [олень] стоит возле меня, голову нагнул, глаза кровью налились, и собирается дать мне (М. Пришвин), а также в выражениях, имеющих профессиональную окраску: Дав лошадям шпоры, полковник с есаулом понеслись галопом к площади (II. Островский).

Полисемичное слово может иметь разную лексическую сочетаемость. Например, слово низкий в своем основном значении – 'малый по высоте; находящийся на небольшой высоте от земли, от какого-нибудь уровня' - имеет широкие границы лексической сочетаемости (низкий человек, рост, гора, берег, дерево, лес, дом, забор, столб, стол, шкаф, каблук). Однако выступая в значениях 'плохой' или 'подлый, бесчеловечный', оно сочетается далеко не со всеми словами, к которым подходит по смыслу (например, нельзя сказать низкое здоровье, низкие знания, низкий ответ или низкий студент).

В составе многозначных слов выделяются и такие, у которых развиваются противоположные, взаимоисключающие значения. Например, глагол отходить может означать 'приходить в обычное состояние, чувствовать себя лучше', но это же слово может означать 'умирать' (отойти в вечность). Развитие противоположных значений у одного слова называется внутрисловной антонимией (антонимией значений), или энантиосемией.

Многозначные слова наиболее употребительны, имеют достаточно обобщенные значения. Однозначные слова отличаются либо предельной конкретностью семантики (как имена собственные), либо узкопредметным значением (бинокль, бинт). Со временем однозначное слово может проявить заложенную в нем способность к полисемии.

Научная дискуссия

Оценка полисемии вызывает у лингвистов противоречивые мнения. Некоторые ученые считают, что в "идеальном" языке слово должно иметь лишь одно значение, причем для каждого значения должно быть особое наименование[2]. Однако это может показаться удобным только на первый взгляд, ведь на самом деле такая "однозначность" слов уменьшила бы возможности языка, лишила бы его национального своеобразия. Большинство ученых справедливо видят в многозначности слов проявление силы, а не слабости языка. Как утверждают некоторые лингвисты, в русском языке около 80% всех слов имеют не одно, а несколько значений. Подсчитать их нет никакой возможности, и не потому, что у некоторых слов этих значений слишком много (иногда до 40), а потому, что язык постоянно пополняется новыми лексическими значениями, они даже не успевают фиксироваться словарями.

Многозначность свидетельствует о неограниченных возможностях языка, так как богатство его словарного состава заключается не только в количестве слов, но и в разнообразии их значений, в способности лексем получать все новые и новые семантические оттенки. Развитие у слов новых значений дает простор для творческого использования лексических запасов языка.

Омонимия (от греч. homos 'одинаковый' и опута – 'имя'), т.е. совпадение в звучании и написании слов, различных по значению, внешне напоминает многозначность. Однако употребление слова в разных значениях не дает основания говорить о появлении каждый раз новых слов, в то время как при омонимии сталкиваются совершенно различные слова, совпадающие в звучании и написании, но не имеющие ничего общего в семантике.

См., например, брак в значении 'супружество' и брак – 'испорченная продукция'. Первое слово образовано от глагола брати с помощью суффикса (ср.: брать замуж), омонимичное ему имя существительное брак заимствовано в конце XVII в. из немецкого языка (нем. Brack – 'недостаток' восходит к глаголу brechen – 'ломать').

У многозначных слов различные значения не изолированы одно от другого, а связаны, системны, тогда как омонимия находится за пределами системных связей слов в языке. Правда, бывают случаи, когда омонимия развивается из многозначности, но и тогда расхождение в значениях достигает такого предела, что возникшие в результате этого слова утрачивают какое бы то ни было смысловое сходство и выступают уже как самостоятельные лексические единицы. Ср., например, слово свет в значении 'восход солнца, рассвет' (Чуть свет уж па ногах и я у ваших ног (А. Грибоедов)) и в значении 'земля, мир, вселенная' (Хотел объехать целый свет, / И не объехал сотой доли (А. Грибоедов)).

Определение понятия

Разграничение омонимии и многозначности отражено в толковых словарях: различные значения многозначных слов приводятся в одной словарной статье, а омонимы – в разных. Для изучения явления омонимии можно воспользоваться специальным и словарями. Интересен "Словарь омонимов русского языка" О. С. Ахмановой (первое издание его вышло в 1974 г.), в нем русские омонимы переведены на английский, французский, немецкий языки и снабжены грамматическими и стилистическими пометами. Широкому кругу читателей адресован "Словарь омонимии в русского языка" Η. П. Колесникова (Тбилиси, 1978).

Вместе с омонимией обычно рассматриваются омофония и омография – смежные с ней явления, относящиеся к звуковой и графической сторонам речи. Слова, которые звучат одинаково, но пишутся но-разному (луг - лук), называются омофонами (от грсч. homos – 'одинаковый' и phone - 'голос, звук'). Слова, которые совпадают только на письме, но отличаются произношением, называются омографами (от греч. homos – 'одинаковый' и grapho – 'пишу'). Омографы обычно имеют ударение на разных слогах (кружкйкру́жки, попада́ют – попа́дают, со́роксоро́к и т.п.). В современном русском языке больше тысячи нар омографов, некоторые из них имеют различную стилистическую окраску (ср.: добы́ча (общеупотр.) – до́быча (проф.)).

К явлению омофонии близки случаи, когда при произнесении совпадают, с одной стороны, слова, а с другой – части слов или несколько слов (Не вы, но Сима страдала невыносимо, водой Невы носима).

В языке можно найти немало одинаково звучащих и совпадающих в написании речевых единиц. Однако реальными лексическими омонимами являются лишь слова одной и той же сферы употребления. Такие слова, как, например, лев животное и лев болгарская денежная единица, бар – ресторан и бар – единица атмосферного давления, встречаются рядом почти исключительно в словарях, поэтому как омонимы в значительной степени потенциальны.

  • [1] Кузнецова Э. В. Лексикология русского языка. М., 1982. С. 104, 110.
  • [2] Эта точка зрения получила отражение в коллективной монографии: Русский язык и советское общество (социолого-лингвистическое исследование). Кн. 1: Лексика современного русского литературного языка / под ред. М. В. Панова. М., 1968.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >